Маргарита Соседова

DSC_0452Мне 44 года. Замужем. Есть дочь, внук. Работаю шеф-редактором сайта газеты «Город и горожане» – ГиГ. Пишу прозу, в июне 2015 года вышел в свет сборник моих рассказов «Ди и Во». Вот, что о моем творчестве пишут коллеги: “Проза Соседовой далека от привычных женских романов, где прекрасные и невинные создания влюбляют в себя все живое. В творчестве журналиста «ГиГ» все иначе. Истории, которые она рассказывает, – истории реальных людей. И многим они кажутся страшными, ведь делиться тем, что ребенок становится наркоманом или спивается подруга, а муж несколько лет избивает и ходит налево, не принято. Но не стоит думать, что творчество Соседовой – сплошная трагедия. Это не так. Помимо философского подтекста, в ее рассказах много юмора и иронии.”


Роман “Цветочек”

Отрывок

– Привет, – поздоровалась с высыпавшей в коридор малышней Алька.

– А вы кто? – с недоверием поинтересовалась Полина.

– Я от бабы Веры, – ответила гостья.

– А-а, – успокоилась девочка. – Мама скоро придет.

Алька прошла на кухню, освободила сумку от продуктов, которые принесла с собой. Ребятня сразу похватала гостинцы со стола: кто яблоко, кто печенье.

– С нами тетя Сима была, – объяснила старшая девочка. – Но она ушла. Максим плачет все время, у нее голова заболела.

Алька прошла в комнату, где действительно плакал мальчик. Колготки его были мокрыми, а лоб горячим. Цветочек нашла в своей сумочке таблетку цитрамона, растолкла ее в ложке и дала Максиму. Взяла с гладильной доски какую-то тряпку и вытерла мальцу сопли.

– А где тетя Сима живет? – спросила Аленький у Полины.

– Зеленая дверь, – ответил ребенок.

Цветочек вышла в подъезд и постучала в зеленую дверь. Открыла полная женщина, на вид добрая и гостеприимная.

– Вы Сима? – спросила Цветочек.

– Серафима Андреевна, – поправила соседка. – А вы кто?

– Я насчет детей из 15-й, – уклончиво объяснила Алька.

– Так вы из опеки, – обрадовалась тетя Сима. – Давно пора. Зойка – хреновая мать, все время малышей оставляет на Полинку. А та сама еще дитя!

– А вы часто с ними сидите? – поинтересовалась Альфия.

– Если честно, надоели они мне до чертиков! – призналась Серафима Андреевна. – Своих вырастила, а теперь что же  – с чужими сидеть? Кто-то рожает пачками, а потом все вокруг помогайте. У этих детей и бабушка есть, и дедушка. Только не больно они им нужны.

– Разберемся, – пообещала Аленький. – У вас есть телефон?

– У меня нет, – ответила Сима. – У Петровича есть, в 18-й.

Алька постучала к Петровичу и попросилась позвонить. Пожилой мужчина разрешил, видимо, привык оказывать эту услугу. Алька вызвала милицию и вернулась к Зойкиным детям. Участковый приехал быстро. Молодой, симпатичный страж порядка прошелся по квартире, оценил обстановку. Потом сходил к соседке, записал показания. Зойка вернулась под утро лохматая и хмельная.

Алька, скрестив руки на груди, оперлась о дверной косяк и молча наблюдала, как пьяная сестра пытается снять сапоги.

– Ты че здесь делаешь? – наконец заметила ее Зойка.

– Тебя жду, – спокойно ответила Альфушка.

– Пошла вон! – заорала сестра.

– Тише, детей разбудишь, дура, – зло рявкнула Алька, взяла свой плащ и ушла. На следующий день Аленький сходила в опеку. Там она рассказала инспектору все в красках и написала заявление, в котором просила принять меры. Накануне такое же заявление забрал от нее и участковый.

Алька еще несколько раз наведывалась в дом сестры. В основном по вечерам или в выходные, то есть тогда, когда Зойки точно не было дома. По дороге Аленький покупала несколько бутылок водки, содержимое выливала на улице, а опустевшую тару распределяла по Зойкиной квартире.

После чего снова вызывала милицию. Участковый и инспекторы по делам несовершеннолетних находили «улики» то в мусорке, то в шкафу, а то и в коробке с детскими игрушками. Перед приходом милиции Альфия снимала с малышей трусики и колготки, а если в холодильнике была какая-то еда, прятала ее в своей сумке.

Через несколько дней Зойка прибежала к родителям. Женщина задыхалась, была белая, как простыня, глаза вываливались из орбит, руки и губы тряслись. У нее собирались отобрать детей.

– Это ты сделала! – шипела и нападала Зойка на мать. – Ты никогда меня не любила. Катьку забрала, но и этого тебе мало?!

Мать пятилась, закрыв рот рукой. Егор Константинович пытался успокоить разъяренную дочь.

Алька услышала крики и вышла из комнаты.

– Это сделала я, – совершенно спокойно и даже с удовольствием сказала она.

– Ты? – не поверила сестре Зойка. – За что?

– А ты подумай, сестренка, – предложила Алька. – И сразу все поймешь.

В этот момент Зойка, Вера Федоровна и даже Егор Константинович уставились на Альфушку, как в немой сцене «Ревизора».

Оказывается, Цветочек не сошла с ума и ничего не забыла. Алька поступила так не из-за горячей любви к племянникам, которых до своих визитов и не видела-то никогда. Она сделала это из мести. Из страшной и убийственной, заменившей ей душу.

Отстоять детей в суде Зойка не сумела. Отсутствие постоянного дохода, тунеядство и пьянство, особенно в присутствии малышей, внесли свою лепту. Женщину лишили родительских прав.

Котэ осталась жить у бабушки и дедушки, они оформили над ней опеку.

А Зойка из города уехала и пропала. Да ее и не искали. Никто не тосковал по красногубой Зойке Коноваловой, разве что только подкаблучник-отец и несчастные малыши, безжалостно распиханные по детским домам.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (37 голосов, средний бал: 4,38 из 5)

Загрузка...