Маргарита Ленская

%d0%bc-%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8fМаргарита Ленская Живу в любимом городе Алматы. Танцую, творю, воспитываю двоих детей. С 2007 г. публикуюсь в журналах, сборниках, альманахах и газетах Казахстана, России, Украины, Болгарии, Великобритании, США, Северного Кипра. В рамках проекта «Тёмные аллеи» озвучены три моих рассказа. Была сценаристом художественного фильма. В разные годы становилась призёром и финалистом литературных конкурсов, участвовала в литературных конференциях и фестивалях. В 2015 г. мой сборник «Тайна хранителей» вышел в финал Open Central Asia Book Forum & Literature Festival, рассказы из него вошли в альманах «Творческое содружество-2». На этот конкурс мной представлен сборник фантастических рассказов «Источник вдохновения». I live in your favorite city of Almaty. I dance, I create, mother of two children. Since 2007, published in magazines, anthologies and newspapers Kazakhstan, Russia, Ukraine, Bulgaria, Great Britain, United States, North Cyprus. In project "Dark Avenues" sounded three of my story. It was screenwriter of the film. Over the years, I became a finalist and winner of literary competitions, participated in literary conferences and festivals. In 2015, my book "The Mystery Guardians" has reached the final Open Central Asia Book Forum & Literature Festival, the stories of it included in the almanac "The creative community-2." In this competition I presented a collection of the fantastic stories "source of inspiration".

Фэнтези "Источник вдохновения"

Отрывок

   Казалось, я никогда не избавлюсь от проклятия, гармония слов преследует   днём и ночью. Тусклый лепесток свечи, узкий поцарапанный стол, чистый лист. Как же я устал держать на кончике  пера множество жизней, готовых сорваться с каплями чернил, чтобы либо обрести новое звучание, либо навсегда растаять в вечности. Но истории должны рождаться, кресло не может пустовать, увы, я навсегда скован духом города. Теперь мне остаётся лишь ждать…   Лана поднялась по крутым деревянным ступеням, с трудом втащила чемодан в холл и устало огляделась. Столик, два мягких кресла, вальяжно развалившиеся в углу, парочка аляповатых картинок на стене, у окна стойка администратора. Вполне сойдёт для спокойного отдыха и восстановления изрядно потрёпанных нервов. После смерти отца, дом в Астане стал кошмаром, повсюду мерещилась  мрачная тень, призрачный голос шептал, упрекая. "Упустили, не уберегли, забыли". Сестры сбежали первыми, Лана оставшись  в пустых комнатах особняка, понемногу сходила с ума!  Даже любимый Шекспир был заброшен, а образы из книг только пугали. Однажды, будто повинуясь команде, Лана побросала в чемодан вещи, забронировала отель и вылетела в Лондон. Конечно, можно было вместе с подругой оправиться в романтичную Венецию, заглянуть в Верону, погулять по улицам, где жили и страдали знаменитые влюблённые, но Лана предпочла Англию. Подругу в Венеции ждал бойфренд, а девушке не хотелось неприкаянно бродить по узким старинным переулкам, распугивая угрюмым видом, парочки, приехавшие насладиться романтикой. Другое дело живой, бурлящий энергией Лондон. Темза, Тауэрский мост, площади, улочки, театры, дыхание истории и скрип пера великих писателей. Здесь её обязательно посетит вдохновение. А то полгода ни одной строчки, лишь болезненная пустота в голове, тяжёлое испытание гнетущее душу. Из-за стойки поднялся высокий кудрявый администратор, длинный как восклицательный знак, белозубо просияв навстречу постоялице, сказал. - Добро пожаловать. Проходите, вы прибыли вовремя, кабинет истосковался без хозяина. Администратор внимательно посмотрел на неё, будто лазером просканировал, затем быстро опустил глаза, вынул тёмно-синюю книжку и стал записывать, бормоча. - Угу, мать заграницей, отец, о, нехорошо получилось, мда. Интересный сюжет, хотя, пожалуй, несколько старый. - Простите?- нахмурилась Лана. - Ничего, ничего. Вот ваши ключи, двадцать третий номер на втором этаже. Лана покатила чемодан к лестнице, но её остановил голос администратора. - Да, совсем забыл. Вечером в двух кварталах отсюда на площади состоится карнавал посвящённый Шекспиру и его пьесам. Сходите, там всегда происходит нечто интересное, туристы обожают этот праздник. - Спасибо, может и зайду. – Лана втиснулась в старенький лифт и нажала нужную кнопку. Таскать чемодан по крутым лестницам не хотелось, да и не было сил. Коридор встретил тишиной и безлюдьем как в каком-нибудь загородном пансионе, в мёртвый сезон, хотя на сайте бронирования отзывы обещали современный молодёжный отель. Лана криво улыбнулась, скучновато, а с другой стороны, удобно, никто не помешает писать шедевры.   Вечером, разложив вещи и отдохнув после перелёта, она последовала совету и отправилась на карнавал. Веселье было в самом разгаре, танцы, музыка, отрывки из шекспировских пьес на небольших сценах. В этом пёстром многоцветье Лане запомнились монументальная фигура Отелло, сверкавшего лысиной и золотой цепью на поясе, а так же суетливый пьяненький Генрих V, периодически с громким звоном ронявший корону. В конце концов, один из прохожих сбросил её в фонтан. Развенчанный монарх и студент растяпа попытались выловить украшение, а потом махнули рукой, обнялись и, распевая, скрылись в ближайшем пабе, куда уже набилось большое количество участников и зрителей. Лана рассмеялась, тут же к ней подошли сгорбленный неопрятный старик и шут. - Вам весело? - Очень, давно так не отдыхала, часто у вас такие карнавалы? - Раз в год, - ответил старик, - многие стремятся попасть сюда, но судьба капризна, кому-то радость и новая жизнь, для кого-то грусть и забвение. - А я мечтаю написать роман, - вдруг призналась Лана. - Вот такой, грандиозный, чтобы на века. А отец не понимал, сердился, даже общаться перестал, всем жаловался, что мы его бросили. А ведь это неправда, ну то есть… Вспомнив, как плохо они расстались, девушка помрачнела. - Хорошее желание. Говорят, Шекспир на самом деле был женщиной. - Шут весело подмигнул ей, выдернул из шляпы старика потрёпанное  перо, протянул Лане. - Спасибо, но зачем? - Как зачем? Пиши. Расхохотавшись, странная парочка заработала локтями, пробиваясь к сцене. Артисты, догадалась Лана, как же она сразу не поняла. Король Лир и шут, ловко  разыграли, а она то на секунду даже прониклась, душу открыла, балбеска. Поверила волшебной, завораживающей атмосфере праздника. Настроение испортилось, Лана вернулась в номер и, выбросив дурацкое перо в корзину, легла спать.   «Не забывай меня, дочь моя. Хотя бы ты не забывай, прости, я был неправ, пусть хоть частичка меня останется в этом мире». Промучившись всю ночь от странных нелепых видений, Лана не позавтракав, взяла ноутбук и побрела к ближайшему скверу, поближе к людям, живым, реальным, из плоти и крови. После ночного дождя в воздухе курилась лёгкая дымка, Лана присела на влажную скамейку, вдохнула полной грудью, головная боль отступила, ночные грёзы рассеялись. Девушка полезла в карман за телефоном, вмести с ним на асфальт выпало перо. Лана нахмурилась, наклонилась поближе, чтобы рассмотреть его. Такое же как вчера, рыжее с зелёным, потрёпанное, выдранное, похоже, из хвоста облезлого петуха. Внезапно тело затрясло как в лихорадке, руки задрожали, словно во сне открыли компьютер, пальцы лихорадочно застучали по клавишам, рождался образ. Дождь, туман, улицы Лондона, капельки воды на седых волосах, театральная маска, два силуэта, входившие в подъезд старого особняка, ехидный смех шута. Наваждение растаяло, лишь когда на улице стемнело, и зажглись фонари. Очнувшись, Лана не сразу вспомнила в какой стороне находится отель. Бестолково металась, расспрашивала прохожих, пугая их безумным видом. А когда, наконец, выскочила к гостинице, обомлела, вместо низенького старинного особнячка перед ней высилось современное ярко освещённое здание, прежней оставалась узкая дверь и крыльцо, казалось, старый отель медленно исчезал, меняясь на новый, шумный, весёлый, кипящий жизнью. Девушка вбежала в холл, администратор поднял на неё заинтересованный взгляд. - Успели? Хорошо. Поднимайтесь, ваши апартаменты готовы. - Я уже была здесь вчера, забыли? - Для вас заказан новый номер, вещи уже перенесли. Добро пожаловать, госпожа. "Дурдом, прочь отсюда, найду другой отель пусть подороже, но без сюрпризов". Лана поднялась в номер, рывком распахнула дверь. Большая тёмная комната, узкая кровать, наполовину сгоревшие свечи в серебряном канделябре, постаревшее усталое смутно знакомое лицо, тусклый взгляд. - Я ждал тебя. Вот перо, садись, впереди у нас целая вечность. Дверь за спиной Ланы захлопнулась. Часы на стене гулко пробили полночь. Источник вдохновения Строчки аккуратной чёрной вязью ложились на бумагу. Солнце давно скрылось за горизонтом, лишь редкие розовые всполохи окрашивали небо. Свет лампы, словно магический круг, отгораживал от тьмы фигуру писателя за столом. С улицы пахло парным молоком, в кухне хозяйка гремела посудой. Николай поднял голову, размял уставшие пальцы и сказал: - Вот же духота! Спасу нет, а. В дальнем углу возле камина зашебуршало, кто-то шумно вздохнул. - Цыц ты, Бастик, хозяйка услышит. - Прикрикнул писатель. - Да она привыкла уже. Подумает, опять мыши возятся. - Возразил домовой. - И мышеловок наставит, я же тебя знаю, гулёну. Как ночь, по кладовкам шаришь, хозяйское добро подворовываешь. - А я виноват, что люди перестали верить в домовых. Раньше хоть блюдечко с едой выставляли. - Я же тебя кормлю! - возмутился Николай. - А сливки, а сметанка? К тому же, как домовой я, улучшаю хозяйство, процветание в дом зову. - Ну-ну, - усмехнулся писатель. - Эх, сейчас бы хоть капельку молока. - Жалобно попросил Бастик. - Попозже, вот закончу работу, попрошу у Марфы Никитичны. Николай снова склонился над бумагой, но слова упорно не желали складываться в предложения. Творческий кризис, как всегда, подкрался не вовремя. Нужно снова читать заговор. Только так можно было вызвать вдохновение, когда в голове пустота, а все сроки сдачи книги пропущены. Способ верный, но и цена немалая. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 4,00 из 5)
Загрузка...