Л.Ивень

 Манылов Л.А.Я закончил Ленинградский государственный университет по специальности математик программист, проработал четыре года по специальности, потом поступил во ВГИК, на специальность сценарист игрового кино. Написал несколько романов, три повести, сценарии, две пьесы, рассказы, стихотворения. Был победителем конкурса “Вслед за путеводной звездой” с рассказами для детей. В интернет журнале № 2 “Слон” был опубликован мой рассказ “Красное поле”. Интересуюсь социальной психологией, написал работу “Теория общественной эволюции”.


 Сатирический роман “Англичанин в России”

Отрывок

                                                                                     ГЛАВА I.

        Мраморный зал посольства СССР, предназначенный для званых обедов, опустел. Дипломаты, приглашённые на годовщину революции, разошлись. В зале остались только несколько официантов да первый и второй секретари посольства, которые наблюдали за уборкой праздничного стола.

–      Кто-то из гостей оставил коробочку, – обратился официант ко второму секретарю, Фломинову. Официант протянул секретарю небольшой пластмассовый футляр. Фломинов поднял крышку футляра и, поглядев на усыпанный бриллиантами золотой крест, лежавший внутри, закрыл футляр и отдал его Нестерову, первому секретарю:

–      Очень странная находка, Павел Лаврентьевич.

Брови Нестерова удивлённо вскинулись, когда он увидел золотой крест. Впрочем, было ли это золото  и бриллианты? Тем не менее находка была слишком необычна, чтобы не вызвать различные догадки и предположения.

  • Где она лежала? – спросил Нестеров официанта. Тот направился вдоль стола и скоро остановился.
  • Вот здесь.
  • Очень странно, – «Кажется, здесь сидел японский атташе и его секретарша, дальше – третий секретарь английского посольства, потом английский учёный и его ассистент, потом…слишком далеко от находки», – подумал Нестеров. – Надо будет всё уточнить у Сергея Леонидовича, – Нестеров сунул футляр в карман. “Дипломаты, как правило, не страдают рассеянностью, иначе их бы отставили за профнепригодность, – размышлял Нестеров, направляясь в апартаменты посла, – если бы тот, кто забыл футляр, уходил не последним, на футляр, несомненно, обратили бы внимание, хозяина в таком случае обязательно окликнули бы… хотя в состоянии лёгкого опьянения все становятся немного рассеянными. По-видимому, хозяин футляра покинул приём последним. Придётся опрашивать официантов и всех сотрудников,“ – Нестеров не заметил, как очутился в вестибюле, прямо у выхода. Мысленно обругал себя: “Меня самого надо гнать за рассеянность, “- повернулся и подошёл к телефону.
  • Сергей Леонидович… это Нестеров… извините за беспокойство… вы не могли бы принять меня сейчас… Очень странное обстоятельство… надо обсудить это конфиденциально… хорошо, – Нестеров положил трубку и направился в апартаменты посла.

Буянов уже был в кабинете, когда первый секретарь посольства вошёл туда.

Грузный пятидесятилетний мужчина с усталым немного одутловатым лицом в сером костюме кивнул первому секретарю и пригласил его сесть:

  • В чём дело, Павел Лаврентьевич?
  • Кто-то из гостей, видимо, забыл во время обеда, – торопливо подавая послу футляр с драгоценностью, объяснил Нестеров.

Случаи, когда гости, побывав в посольстве, оставляли здесь свои вещи, уже были. Отчего на лице посла выразилось недоумение: стоило из-за этого беспокоить его в такой поздний час. Между тем Буянов открыл футляр и стал разглядывать крест.

  • На приёмы обычно не приносят драгоценность в кармане, – заметил Нестеров.
  • Да? – несколько озадаченно произнёс посол и взглянул на секретаря, догадываясь, что у того есть объяснение этому обстоятельству.
  • Хотя вполне возможно, что он или она хотели продать или подарить драгоценность.

Буянов досадливо поморщился: не время и не место для подобных рассуждений. Но Нестеров, погружённый в собственные мысли, не обратил внимания на состояние посла.

  • Вино, интересный разговор, да ещё и с дамой… всё возможно. Надо бы, конечно, найти владельца креста и постараться выяснить обстоятельства… – продолжал вслух размышлять Нестеров.

Посол выдвинул ящик стола и достал лупу-наглазник. У него была слабость к дорогим камешкам, но слишком маленькая зарплата посла, всего около четырёхсот долларов, не позволяла делать дорогие покупки.

  • Тысяч восемь-десять, дорогая вещица.
  • А если он не забыл, а нарочно оставил? – предположил Нестеров.

Посол оторвался от рассматривания драгоценности, на лице его мелькнуло беспокойство.

  • Нарочно? Зачем?
  • Если моё предположение верно, тогда неуместными будут наши поиски хозяина креста.
  • Нет, нет, хозяина креста надо в любом случае найти и сделать это надо тонко, не привлекая ничьё внимание, – твёрдо сказал посол. – Завтра мы это обсудим, – Буянов поднялся.

На следующий день посол первым вызвал к себе третьего секретаря, Талызина, молодого человека, спортивного вида. “Мать – учительница, отец – видный политический деятель, ” – вспомнил посол характеристику Талызина. –  ” Да, если отец не уйдёт на пенсию, то наверняка поможет сделать сыну блестящую карьеру. Впрочем, сейчас больше спрос на арабистов, чем на нас “.

  • Скажите, Пётр Вельяминович, – пригласив секретаря сесть, обратился к нему Буянов – есть среди сотрудников иностранных миссий сочувствующие СССР?
  • Да.
  • Меня беспокоит одно странное обстоятельство. Кто-то на званом обеде оставил футляр, – посол протянул футляр с драгоценностью Талызину. – Вам он ничего не говорит?

Талызин посмотрел на крест, потом пододвинул футляр Буянову и ответил:

  • Ничего.
  • Нужно найти владельца этого футляра. Возьмите это на себя.

На лице Талызина мелькнула кривая улыбка, он взял футляр и сунул его в карман:

  • Это всё?
  • Поручение весьма щекотливое, будьте осторожны.
  • Предлагаете найти через неофициальные источники?
  • Да, чем меньше будут знать об этом обстоятельстве, тем лучше.
  • Я могу идти?

Посол кивнул, и Талызин вышел.

Вечером следующего дня Талызин явился к послу и положил перед ним на стол бумажку с непонятными значками:

  • Это было под подушечкой в футляре.
  • Вы наводили справки относительно владельца футляра? – спросил посол.
  • Нет.
  • Слава богу! – облегчённо вздохнул посол. – Это надо будет отправить с дипломатической почтой в Москву. Дело, видимо, не в драгоценности, а в этой бумажке.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,38 из 5)

Загрузка...