Людмила Лад

%d0%bb%d1%8e%d0%b4%d0%bc%d1%82%d0%bb%d0%b0-%d0%bb%d0%b0%d0%b4-%d1%84%d0%be%d1%82%d0%beРаботаю библиотекарем, творчество (стихи, проза, сказки) моё главное увлечение. Писать стала после сорока пяти лет, пережив утрату близкого человека.

Рассказ "Лунный свет из юности далекой"

Отрывок

Мороз крепчал. Лунный свет таинственно играл на голубоватом снегу своими волшебными блёстками. Фонари слабо освещали пустынную улицу, словно не желали соперничать с лунным сиянием. Вокруг не было ни машин, ни людей, и только её шаги вынуждали морозный снег гулко хрустеть под ногами и нарушать царящую тишину родного провинциального городка. Красота зимней ночи завораживала, притягивала к себе, но чувство одиночества и незащищённости не позволяли беззаботно созерцать это великолепие, а холод торопил её, пощипывая морозцем лицо, превращая выдыхаемый тёплый воздух в сизый пар. Она облегчённо вздохнула только тогда, когда оказалась в своём маленьком дворике. Дом, принадлежавший когда-то любимой бабушке, встретил тёмными глазницами окон, но она знала, что там, внутри, её ждёт тепло, там она обретёт чувство покоя и уверенности, несмотря на то, что и там ей будет одиноко. Впрочем, к чему-чему, а к одиночеству она уже почти привыкла. Тихо скрипнуло промороженное крылечко, звякнул в замке ключ, пискнула отворяющаяся дверь, стукнула щеколда, зажёгся свет. Катюша подошла к зеркалу и … ахнула: на неё смотрела Снегурочка. Морозный иней густо лежал на воротнике светло-серой шубки, на белой пушистой шапочке, на выбившейся из-под неё прядке волос, на ресницах. Неясное воспоминание шевельнулось где-то в закоулках памяти: «Так было …, было…, ах, нет…» Всё ещё не раздеваясь, она стояла перед зеркалом, пытаясь удержать шевельнувшееся воспоминание, но оно уже растворилось, спряталось, словно решило выждать более подходящую минуту для возвращения. Казалось бы, ничего необычного и ничего удивительного нет в том, что мороз разукрасил её белым инеем. Эка невидаль! Однако она осознавала, что сравнение со Снегурочкой возникло не просто так, что за этим стоит нечто очень важное, очень знакомое и очень значимое для неё. Между тем домашнее тепло быстро и беспощадно расправилось с бахромой инея. С шапочки дружно покатились капельки воды, лицо стало влажным, мокрой сосулькой повисла прядка светлых волос. Катюша сняла тёплые вещи, стряхнула с них воду и аккуратно всё развесила. Потом подошла к тёплой печке, приложила к ней ладони и прижалась щекой. Тепло было нежным и приятным. «Ах, печка, бабушкина печка, спасибо тебе за тепло», – мысленно поблагодарила печку Катюша, улыбнулась и пошла в гостиную. Не зажигая свет, подошла к окошку и стала смотреть в не затянутый морозным рисунком кусочек оконного стекла. Там всё было так же, как и несколько минут назад: морозное безмолвие и искрящийся в лунном свете снег. В общем, всё как и тогда, когда она… У Катюши даже перехватило дыхание: она вспомнила! Она вспомнила тот замечательный случай из своей юности. Сколько же ей было тогда лет? Шестнадцать? Да, да, да – шестнадцать! Шёл семнадцатый год её жизни, а по календарю декабрь подбирался к своему логическому завершению. Всё вокруг было заполнено ожиданием новогоднего праздника, ожиданием чуда и сказки. В тот предпоследний вечер декабря, она, учащаяся первого курса финансового техникума, вместе с другими участниками шефского концерта, оказалась в железнодорожном клубе на самой окраине ещё так мало ей знакомого городка. Именно это обстоятельство и послужило предпосылкой к необыкновенному приключению. Концерт прошёл на удивление слаженно, публика была отзывчивой и благодарной, а артисты счастливы. После концерта начались танцы под новогодней ёлкой. Ёлка была огромная, щедро украшенная игрушками и гирляндами. Вокруг неё весело кружились парочки. Среди них, под ритмы модной тогда музыки кружилась и Катюша. Её постоянным партнером был довольно милый молодой человек, с которым она с удовольствием общалась и во время танцев, и в перерывах между ними. Оказалось, что он знает многих преподавателей техникума и ребят, объясняя это тем, что в маленьких городках почти все всех знают. И вдруг… Сердечко Катюши тревожно забилось: не может быть! Она ещё раз внимательно огляделась – никого из ребят, приехавших с ней, среди танцующих уже не было. Катюша прекрасно знала, что после всех мероприятий, до общежития техникума их должен довезти шефский автобус, так как после десяти часов вечера никакой городской транспорт в городке не ходит, а такси и вовсе нет. Значит, все уехали, а о ней забыли? Ужас! Ведь она даже не представляет, в какую сторону ей нужно идти. И что же теперь делать? Видимо, эта тревога чётко отразилась на её лице, потому что юноша, внимательно посмотрев на неё, спросил: - Что-то случилось? - И да, и нет, – ответила Катюша и смущённо улыбнулась. Юноша был не только очень мил, но в нём чувствовались приличное воспитание и природная интеллигентность. Катюша решила ему довериться и обрисовала сложившуюся ситуацию. И он, едва дослушав, предложил свою помощь, пообещав проводить до общежития. Надев свои вещи, они вышли на улицу. Было морозно. Городок уже спал. Лишь в некоторых окнах домов горел свет. У невысоких деревянных заборов лежали огромные сугробы снега. Редкие фонари мерцали тусклым желтоватым светом. Улицы были пустынными и казались просто перенасыщенными тишиной. Они шли неспешно, о чём-то говорили, и им было хорошо и спокойно. Так хорошо бывает только тогда, когда встречаешь не просто хорошего человека и собеседника, а по-настоящему родственную душу. Видимо для того, чтобы немного повеселить Катюшу, юноша стал играть роль гида. - Девушка, посмотрите, пожалуйста, направо, затем налево, а теперь назад. Перед вами, куда ни кинь взгляд, тёмная ночь и снежное безмолвие. Это главная достопримечательность нашего зимнего города, которую я готов показывать вам хоть до самого рассвета. Так что, прошу вас – вперёд! Теперь нам нужно свернуть вот сюда. Если желаете, могу продемонстрировать вам ещё одну зимнюю, хоть и не очень симпатичную достопримечательность. Снимите-ка вашу варежку. Чувствуете? Кусается? Это наш местный Мороз Морозович. А теперь скорее наденьте варежку. Я сегодня в ответе не только за вашу жизнь, но и за ваше здоровье. Шутливые разговоры сменяли спокойные и рассудительные темы об общих жизненных ценностях. И тут вдруг он рассказал Катюше о том, что у него есть девушка, с которой он дружит уже давно, но, несмотря на то, что они знают друг друга хорошо, они почему-то очень часто ссорятся. Вот и сейчас, в канун такого замечательного праздника как Новый год, они опять в ссоре. Катюша его успокаивала, говорила, что не надо огорчаться, что они обязательно помирятся и у них всё будет хорошо. Она настолько доверяла своему спутнику, что нисколько ничего не боялась ни пустынных улочек, ни глухих переулков. Ей даже нравилось, что дорогу им освещает только лунный свет, который, отражаясь в снежинках, переливается мириадами искристых блёсток. Но, самое удивительное и самое потрясающее произошло тогда, когда они, подойдя к общежитию и остановились под полусонным фонарем. Юноша вдруг замолчал, посмотрел на её удивленно, потом в его глазах сверкнули огоньки восхищения и веселья: - Боже! – сказал он тихо, – какая же ты хорошенькая! Вот если бы сейчас ты могла видеть себя! Ты сейчас похожа на самую необыкновенную Снегурочку. У тебя иней не только на одежде, но и на чёлке, и на ресницах. Сказка! Если б я был художником, то непременно бы нарисовал тебя именно вот такой: похожей на Снегурочку. Но ты, наверное, совсем замёрзла. Иди скорее в тепло. С наступающим! Катюша, поражённая его словами, ещё с полминуты не могла ни слова сказать, ни сдвинуться с места и только смотрела на своего спутника с восхищением. Ведь он и сам был словно герой из снежной сказки, и его одежда была покрыта белыми иголочками инея. Было ли ей холодно? Может – да, может – нет. Разве это важно? Важным и самым главным были СЛОВА! Околдованная ими, она едва нашла в себе силы попрощаться и на плохо слушающихся ногах вошла в общежитие.     За всё то время, что Катюша училась в техникуме, они виделись всего несколько раз и, всякий раз он был с одной и той же девушкой. Они больше никогда друг с другом не разговаривали, но при этих встречах он всегда приветливо ей кивал головой и улыбался. Катюшу это нисколько не огорчало. Напротив, она была очень рада: значит у него с этой девушкой всё хорошо. Катюша не была в него влюблена, а значит, не могла испытывать нелепого чувства ревности. Он был для неё не просто хорошим человеком, а чем-то гораздо более важным и значительным. Дело в том, что до той предновогодней встречи она ни с кем никогда не встречалась, не выслушивала слов признания, ни разу не целовалась. Мир любви для неё пока оставался закрытым. В ту предновогоднюю ночь, лёжа на кровати в комнате общежития, Катюша так и не смогла уснуть. В ушах звучали и звучали дивные слова: «…ты хорошенькая, …похожа на самую необыкновенную Снегурочку…».     Катюша улыбнулась, вспоминая эту историю, и произнесла вслух: - Можно подумать, что Снегурочка может быть обыкновенной. А как … как же его звали? Валера? Володя? Не помню. Ай-яй-яй! Напрочь забыла имя человека, слова которого перевернули тогдашнее представление о самой себе. В юности Катюша считала себя не очень интересной девушкой, хотя близкие и друзья постоянно пытались её в этом разуверить. Но всё это было безуспешно до тех пор, пока не были сказаны те сказочные слова под стынущим от холода электрическим фонарём. Это они вселили в её сердечко уверенность и надежду: значит и ею можно восхищаться, говорить такие удивительные, такие волшебные слова. До этого она была уверена, что их произносят только герои любовных романов или лирические герои в фильмах про любовь. Оказывается, она ошибалась. Вот его же никто не вынуждал говорить ей такие искренние и такие бесхитростные слова. Они просто вылетели из него сами собой.   Потом было в её жизни всё: и первая любовь, и признания в любви, и замужество, и много чего всякого разного. Постепенно эта удивительная встреча затерялась в памяти, а вот сегодня вдруг вышла из своего тайного укрытия столь чётко и столь ясно, как будто всё это было совсем недавно. И пусть память не уберегла даже имени юноши, но как здорово, что эта встреча с ним была в её жизни. Как замечательно, что и сейчас в душе, словно былинная песня, среди зимней стужи звучат те дивные слова: «Ты сейчас похожа на самую необыкновенную Снегурочку… Если б я был художником, то непременно бы нарисовал тебя именно такой…» За окном царствовала зимняя ночь. Снег искрился. Лунный свет нынешней ночи и лунный свет из юности далёкой сливались и заполняли все закутки сердца Катюши, даря ей удивительное ощущение светлой радости и невероятного душевного тепла. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 3,67 из 5)
Загрузка...