Любовь Филимонова

DSCN1275Биография (творческая) (а заодно и библиография) Филимонова Любовь Александровна. Член Союза белорусских писателей. Родилась в Минске, (давно). Высшее образование. Автор книг стихов: «Стазвоны», Мн, «Мастацкая літаратура», 1974г, «Гучныя фарбы», Мн, «Мастацкая літаратура», 1978г, «Iмправiзацыя», Мн, «Мастацкая літаратура», 1988г, Сборника рассказов «Пад шолах ветразяў», Мн, «Мастацкая літаратура», 1981г; «Шестое чувство или Интуиция об энергоструктуре мироздания…», (псевдоним Александра Касс). «Издатель Л.А.Филимонова», Мн,2004 г., Автор переводов книг: Ярослав Абрамов-Неверли «Союзники», Мн, Интердайджест, 1994г, а также переводов книг: Петер Швейцер «Победа», Издатель СП Авест, 1995, Петер Швейцер «Тайная стратегия развала СССР, М, Алгоритм, 2010г. Роберт Говард, Люди черного круга, (В сб. Конан) Москва, Армада, 1997г, и др. Интернет-публикации: http://www.yogaby.org/news5.html http://www.yogaby.org/news3.html и др.

Роман "Око Дракона"

Гнев Луны   Ветер стал холодным и резким, с каждой минутой делался сильнее, сметал с камней листву, пригоршнями швыряя ее в лицо. Похоже, это был не просто ветер, а начало самой настоящей бури. В неровных разрывах туч, стремительно проносящихся по небу, порой вдруг появлялась огромная яркая луна, то высвечивая рваные края туч и освещая окрестности, то так же стремительно исчезая за темной пеленой. Шум моря был довольно громким, но монотонным. Волны накатывали с непрерывным рокотом, играя прибрежными каменьями. Звук был как в детской погремушке, и не казался таким уж грозным. Но очередной мощный порыв ветра окончательно убедил их в том, что, пожалуй, пора спрятаться в пещере. О том, чтобы покинуть остров – не было и речи. Даже если бы Адам и согласился доставить их на ближайший обитаемый остров, - путешествие по морю в такую непогоду было бы опасным. - Все в укрытие! - по-военному скомандовал Валентин, решив взять руководство на себя. - А что, разожжем в пещере костер, и будет очень даже уютно, - охотно согласился Валдис. – Как в древние времена… Они, без лишних слов, подхватив в охапку циновки прямо с лежащими на них вещами, быстро перетащили их в пещеру. Гуруджи взялся разжечь костер в гроте. Валентин, который входивший в грот последним, оглянулся еще раз. В свете луны, на короткий миг появившейся в разрывах туч, и осветившей морской простор, метрах в ста от островка увидел огромный серо-синий столб вихря. Смерч? Дождевой фронт? И тут ударили первые капли дождя, собираясь в ручейки на склонах скал. Гуруджи уже к этому времени разжег костер. Огонь освещал большой грот, который они осматривали днем. Сейчас пещера показался им намного уютнее, хотя бы потому, что там, за ее пределами, над островом и на всем морском просторе бушевал ураган, а здесь, по крайней мере, было тихо и сверху почти не капало. - Слава Богу, - проговорила Лера, - это как раз то приключение, которого, возможно, нам и не хватало! - У меня такое ощущение, что пещера стала шире, - сказала Иванка. Ветер задувал даже сюда, и один из мощных его порывов все-таки погасил пламя костра. Грот сразу погрузился в сумрак. - Что за черт, - проговорил Валентин в темноте, - такое ощущение, что сквозняк… Откуда здесь может сквозить? Словно пещера продувается насквозь. - Давайте пойдем вглубь, - предложил Гуруджи. – У нас есть фонари, мы можем пойти тем же путем, что и днем. А может там есть выход наружу с другой стороны скалы? Мы ведь не дошли до конца тоннеля. - Действительно, - сказала Иванка. – А вдруг нас здесь зальет, так что поищем на всякий случай второй выход. - Кстати, царь Соломон как-то сказал: «выход - не всегда там, где вход», или что-то в этом роде, - добавила Лера. – Возможно, Валдис и прав. Они зажгли фонарик, перетащили вещи подальше от входа, и стали собираться в поход в тоннель, ведущий вглубь скалы. Лера мешкала со сборами, и Валентин догадался, что она боится этого путешествия под землей. - Пожалуй, кому-то стоит остаться здесь, у выхода, - предложил он, -  думаю, такая страховка будет не лишней. Валдис зажег факел, что-то намотав на палку. Валентину даже показалось, что это «что-то» подозрительно похоже на его майку. Но решил пока не отвлекаться на мелочи. - Справишься одна? – спросил напоследок Леру. Она молча кивнула головой. Иванка что-то выловила из своего рюкзачка, повозилась с какими-то пакетами и свертками, и тоже зажгла небольшое кадило с пряными травами. - Что за чудо? – поинтересовался Валентин. - Это должно отгонять злых духов, - серьезно ответила Иванка. Затем, не дожидаясь, пока снова разгорится костер, который должен был служить им ориентиром при возвращении, они направились к темному тоннелю, ведущему вглубь скалы.   Фестский диск – ключ к Сияющему Дракону?   К залу со сталактитами и сталагмитами они прошагали довольно уверенно. Все теперь казалось здесь знакомым, но вид этого грота, украшенного диковинными белыми кристаллическими «сосульками», витыми башенками и арками по-прежнему удивлял. Под ногами было все то же темное озеро. Они, осторожно потрогав воду ногой, начали пересекать его вброд, протискиваясь между «башнями». - Смотрите, - Иванка указала на пламя факела. Оно отклонялось назад, туда, откуда они пришли. Значит, теперь дует откуда-то спереди? То есть, возможно, там есть отверстие, или даже выход наружу? Кадило Иванки дымилось, распространяя крепкий терпкий аромат горных трав. Иванка что-то вполголоса напевала себе под нос, - наверно, какие-то колдовские заговоры. И когда они, шлепая ногами по неглубокой воде темного озера, наконец, приблизились к противоположной стене зала – она уже не казалась пугающе-черной и непроницаемой. На первый взгляд – это была обычная стена. Правда, от нее веяло легким ветерком, словно здесь был не тупик, а выход наружу. Негромко вскрикнула Иванка. Валентин обернулся. Она показывала куда-то рукой. Он сначала не понял, что это. Светлячки? Не поверил своим глазам. Вся стена перед ними была расчерчена гирляндами светящихся огоньков. Гуруджи вплотную подошел к стене, потрогал светящиеся точки, сливающиеся в линии. Стена была ровной, без каких-то выступов или, тем более, каких-то инсталляций. Прошелся вдоль стены вправо, влево… В свете фонариков ярко вспыхнувшие огоньки действительно складывались в линии рисунка. Валентину в первый момент показалось, что этот рисунок что-то ему напоминает. Решил, что, вероятно, у него едет крыша, а виной тому, скорее всего, тот странный напиток, который все они пили перед походом в тоннель. Иванка тоже вглядывалась в эти очертания. Линии сверкали, переливались, сливаясь в лунном свете во вполне конкретные очертания. Эта чуть опущенная вниз голова. Устремленный вверх мощный изгиб туловища… Голова дракона и абрисы его тела тянулись вверх, почти на всю десятиметровую высоту стены. Да, именно так, это был светящийся рисунок дракона, напоминавший старинные гравюры из древних китайских книг. Иванка наблюдала со стороны, как Гуруджи ощупывал блестящие точки на стене. - Похоже, вкрапления слюды… или какие-то кристаллы, – отозвался тот. - Так вот как выглядит наш Дракон? – тихо спросил Валентин. - Дракон на небесах и дракон на земле, то есть, сейчас среди нас, - философски заключил Гуруджи. – В этом что-то есть. Валентин, Иванка и Гуруджи уставились на светящегося дракона так, словно тот мог им объяснить, как и почему здесь появился. - Ты считаешь, что это рукотворный рисунок? – спросила Иванка Гуруджи, который отколупнул кусочек от «светлячка» и почему-то попробовал его на зуб. Куда бы они не отходили от стены – этот сверкающий рисунок отовсюду был одинаково хорошо виден, словно дракон поворачивал за ними свою большую голову, и его взгляд следовал за ними. Иванка подошла к стене вплотную, она почти уткнулась лбом прямо в лоб дракону. Валентин подумал, что это со стороны напоминает какой-то древний обряд знакомства… Что-то вроде того, как эскимосы трутся носами, приветствуя друг друга… Иванка поставила кадило на выступ, обеими руками ощупывала шероховатую поверхность камня. Следов обработки не было. Ровный камень. Правда, слегка шероховатый, с выступами… Ага, вот и трещина… но вряд ли она сделана с помощью какого-то инструмента… Трещина эта удивительным образом находилась как раз там, где должен быть зрачок дракона. Тянулась длинной вертикальной чертой сантиметров двадцати. Узкий вертикальный зрачок-черточка, как у кошек… Иванка сама не понимала, почему ее так занимают подобные детали? Словно это могло иметь какой-то смысл… Она машинально провела рукой по своему рюкзаку. Рука наткнулась на что-то твердое. Это был небольшой керамический диск. Так же, не думая, достала его и вложила в щель «зрачка» дракона. …Когда Иванка всунула диск в щель, - причем, он удивительным образом совпал по размерам с отверстием, - диск неожиданно выскользнул из ее руки и провалился вглубь трещины. Иванка растерялась. Ей совсем не хотелось расставаться с подарком Артура. Она постучала кулаком по скале как по телефону-автомату, который без зазрения совести проглотил ее последнюю монету. И тут сообразила: что-то произошло. Сияющие точки на скале исчезли, сверкающий контур дракона неожиданно погас. В недрах скалы раздался какой-то звук, похожий на стон, или, скорее, на эхо упавшего вдалеке большого парового молота. …Сквозняк усилился. Вот только было непонятно, откуда задувает ветер? Факел догорел и погас. А свет фонариков теперь выхватывал из темноты лишь отдельные фрагменты стены зала, в нише которого только что красовалась фигура дракона… Дракона там уже не было. Был только обыкновенный темный базальт… ничего более. Дышать стало тяжелее. Влажные испарения, поднимавшиеся снизу, со дна пещеры, соединяясь с ароматом дымящихся в кадиле трав туманили сознание. Голова кружилась, словно от бокала крепкого южного вина. - Гуруджи, Валентин, ау!, - крикнула Иванка, не видя их поблизости, и это внушало ей беспокойство. Ответом ей было лишь невнятное хлюпанье где-то за ближайшими сталагмитовыми башенками, - то ли чьи-то шаги, то ли лягушки… А может это снова проснулись летучие мыши? - Ребята, где вы? – Иванка вдруг осознала, что ее голос звучит в полной тишине очень глухо, словно она находится в тесной комнатке, обитой чем-то мягким, и - никакого гула или эха, которое тут было еще недавно… И ей вовсе не казалось странным, что пространство вокруг нее словно расширилось. Как будто открылся вход в большой тоннель. Ей почему-то стало очень спокойно, словно дальнейшее от нее уже не зависело. Сквозняк усилился, было по-прежнему непонятно, откуда дует. И тут Иванка почувствовала, как ее словно коконом обволокло что-то дышащее, живое, ей показалось, что она вдруг оказалась внутри полупрозрачного жгута. Он был похож изнутри то ли на омут с картины Николая Мая, то ли на внутренность смерча, где все попадавшие в него предметы быстро уносит неведомая сила. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...