Любовь Вилкова

Любовь ВилковаПишу стихотворения, рассказы, повести для взрослых и детей. Автор книг для детей «Улиточь», «Маленький солдат». Участник литературных объединений: «Литературное объединение им. А.С. Новикова-Прибоя» г. Королёв, «Москва поэтическая», «АРТ-Салон Фелисион» г. Москва, член Дискуссионно-познавательного Русского клуба в г. Королёве. Публикуюсь в газете «Калининградская правда» г. Королёва Московской обл. Участник альманахов «Произведения лауреатов конкурса на соискание литературной премии им. С.Н. Дурылина с 2008 по 2011 год» г. Королёв, в альманахах «Притяжение», «Фиолетовая трава», «Спирали» литературного объединения «АРТ-Салон Фелисион», альманаха «Москва поэтическая» одноименного литературного объединения в 2014, 2015 годах, альманаха «Неопознанный литературный объект» 2012 года. Победитель IV городского конкурса на соискание литературной премии имени С.Н.Дурылина в г.Королёве в номинации «Проба пера» (за подборку стихов) в 2011 году, в 2013 году, заняла второе место в том же конкурсе в 2014 году в номинации «Поэзия», в 2015 - третье в номинации "Стихи и проза для детей", один из победителей международного конкурса «Неопознанный литературный объект» г. Афины, Греция в 2011 году. Молодая мама, интересуюсь процессом развития ребёнка. Провожу литературные встречи с детьми в библиотеках и школах г.Королёва.


Сказочная повесть "Три Георгия. Скованные крылья."

синопсис

Ночь переоделась в белое, день переоделся в чёрное, а потом всё перемешалось, и пришло странное время. Народ стал квёлый – пешком ходит мало, постоянно сидит за компьютером. О сильных, храбрых богатырях знает только из сказаний.

Мы живём в мире, где уживаются разные веры, традиции, обычаи, принципы. Каждый выбирает – следовать установленным правилам, либо сердцем искать свой путь.

И сидел мальчик долго вечерами, закрывшись в своей комнате, изучал необычные старые книги, узнавал древние тайны о нечеловеческих навыках, об искусстве ковки, свойствах металлов, думал, как продолжить «прапрадело», создать новые изобретения, чтобы снова заставить людей двигаться со скоростью ветра, нестись на встречу мечте!

Да только каждый ли сможет проложить правильную дорожку, каждый ли сможет распахнуть свои невидимые крылья?!

Эта история о мальчике и девочке, сбившихся с пути, попавших в сети кривды. Она не только для детей, но и для взрослых, так как нет идеального возраста для того, чтобы найти свою правду. А заодно и поиграть словами, написав их на воде, просеяв через сито, вспомнив русские пословицы, поговорки.

…Обогнув болото стороной, дети подошли к яблоневому саду. Странное дело... Начало мая, деревья в цвету, но кой-где на ветках уже висели спелые яблоки. Они сорвали по одному и попробовали. Яблоки были очень сочные, твёрдые и что-то похрустывало на зубах так, как будто это были мелкие кусочки поддающегося зубам железа. Ольга и Гриша ощутили небывалый заряд сил.

За садом они увидели дом… Осторожно вошли во внутрь, огляделись: печи, молотки, клещи... Всё напоминало дом кузнеца, а изделия были необычными: сандалии, рыбья чешуя, плавники, крылья. Ольга надела крылья, вышла на улицу, сделала несколько взмахов и взлетела! Гриша смотрел на неё завороженно: она была как ангел в весеннем солнечном небе.

Всё было невероятно: и Ольга, и её крылья, и восторженные чувства Гриши, накатившие так резко, будто на него навели заговор и завещали вечно любить Ольгу! Из его глаз покатились слёзы. Он стоял и смотрел наверх так, будто только недавно начал видеть.

Ольга опустилась на землю, подошла к нему и обняла крыльями, ставшими за несколько минут неотъемлемой частью её тела и души.

Гриша надел сандалии и попытался в них двигаться. Сначала это не удавалось и напоминало занимательную игру, а потом он как будто слился с ними и ощутил, что может в них подлетать высоко в воздух, отталкиваясь от земли. Ощутил, как стал сильнее.

Не снимая удивительных приспособлений, они прошли через сад и вышли к небольшой деревне, откуда доносилась музыка, смех и радостные крики.

На каждом доме красовались резные ставни, на крышах – деревянные головы лошадей, брёвна заборов представали богатырями в латах и шлемах. Вот только всё выглядело наоборот: на ставнях узоры обращены вниз, а не вверх листочками, как обычно; головы лошадей, перевёрнутые, смотрели в небо, а не на людей; ткани с орнаментами, покрывавшие лавки у домов, словно вывернуты наизнанку, то же и на костюмах. У девушек было заплетено по две косы и уложено короной на голове.

Если заглянуть в озеро, деревня, отражавшаяся в нём, выглядела больше настоящей, так и хотелось поддаться искушению, нырнуть в тот заозёрный раздольный мир.

Дети прошли меж домов и вышли к лужайке, на которой танцевали юноши и девушки. Мальчики играли на флейтах. На девушках были надеты такие же крылья, которые примерила Ольга. Юноши – в сандалиях, как на Грише. Все кружились в хороводе, иногда девушки игриво смеялись срывались с места и поднимались в воздух, а юноши пытались успеть подпрыгнуть, ухватить их за ноги и привлечь обратно к себе.

Рядом в озере плавали юноши с железными гибкими плавниками, выпрыгивая из воды, как дельфины, переворачивая в воздухе.

А чуть в стороне сидел на лавке седой старик с длинной бородой и писал большую книгу. Разглядев, дети поняли, что листы книги сделаны из того же мягкого железа, что и приспособления для движения. Старик старательно выводил буквы и они оставались вдавленными в лист, при этом лист был мягким и прочным, легко переворачивался и не рвался. Такое уж точно не высечешь топором!

Казалось, никто даже не замечает Гришу и Ольгу. Но на самом деле их давно заметили, и танцующий круг постепенно, как бы незаметно, приближался к ним. Что делать? Бежать или ждать… Вскоре Гриша и Ольга оказались внутри танцующего круга. Сначала они стояли и просто смотрели на всех безмолвно. Потом, как зачарованные, постепенно начали двигаться в такт, давать волю своим чувствам и движениям, и скоро их нельзя было отличить ото всех остальных.

Солнце заходит для вас, неумолимо, последние его лучи скрываются за макушками елей и сосен. Оно тонет в тёмном озере, из которого е выберется завтра…

Хм… Снова этот зловещий голос. Откуда он?

Вечером Гриша сидел на лавке, любовался закатом. Он раньше, в обычной жизни, играл на гармошке. Здесь в деревне Эф. мальчик обнаружил у одной избы под лавкой красивую гармонь с красными мехами с рисунком в цветочек. Но на ней почему-то никто не играл. Она стояла, пылилась.

Присев на лавку, Гриша машинально вытащил из-под себя гармонь, бережно стряхнул налёт небрежности в отношении к ней, растянул меха разок-другой… И тут гармонь ожила. Не в переносном смысле, а в самом прямом! Она вздохнула своей широкой грудью, сказала: «Ооооох!» И пошла петь вместе с Гришей. Да так складно у них получалось, душа в душу пели, жаловались друг другу на свою нелёгкую судьбу. У гармони открылись нарисованные на краях её глаза и она с девичьим задором подмигивала заходящему солнцу и ухала, поднимая груди:

Перепутаны наши миры, Перемешаны карты и судьбы. Будет завтра? Что будет – то будет После новой нелёгкой игры. Лист каштана прилёг на плечо, Словно папа пришёл и погладил... Затерявшись в обилии правил, Я гармонь обниму горячо, И у сердца она оживёт, Расправляя зажатые груди. Будет завтра? Что будет – то будет,

После отдыха будет и взлёт.

Гармонь была счастлива, пока они сидели с Гришей вдвоём и никого вокруг не было. Но вдруг она увидела вдалеке, что к ним направляется Пётр, быстро нервно-отрывисто плюхнула: «Ох-хо-хох…», сдулась и замолчала. Гриша понял её беспокойство и убрал снова под лавку, сел будто и не играл. К нему подошёл Пётр.

– Что приуныл, друг?

– Я не приуныл, – ответил Гриша, – просто смотрю на небо.

– А что на него смотреть? Небо не для нас, для нас – поля и леса!

– Зачем же делить: для нас не для нас?! Небо – оно же общее, как и поля и леса!

– Ну нет, каждому своё место. Где указано, там и живём!

Гриша только тяжело вздохнул в ответ.

– Хочешь, я познакомлю тебя с Вовой? Он у нас главный в воде.

– А что ж, давай, – и юноши поскакали на полумесяцах к Старому омуту.

Гриша уже слышал про это место, представлял себе его тихим и мрачным. Но когда они приблизились, он услышал звонкий хохот, всплески, шум и гам. У пруда стояла мельница, на её крыльях сидели летающие девушки, а юноши с плавниками в воде пытались раскрутить их, двигая опущенные в воду крылья. На крыше, выше всех, как царевна, сидела Меланья, сложив ножку на ножку.

– Гриииша, – протянула она тоненьким заманчивым голоском, – развесели красавиц!

– Лучше бы книги почитали, – пробурчал он.

– Да почитаем-почитаем! – пообещала Меланья, не особо любившая читать, да и случая-то не представлялось, всё дела-дела.

Тут Гриша, вспомнив о книгах, подумал, что он хотел бы не только почитать, но и пописать. Но в деревне не видел, чтобы кто-то вообще писал, или имел бумагу и ручку. И он спросил Петра:

– А почему тут никто никогда не пишет, вы не умеете?

– Нам нельзя, – ответил Пётр, – мы можем только читать, при том только одну книгу, и пишет у нас только один старик.

Гриша от удивления даже не смог ничего сказать, кроме как:

– Мне не очень хочется веселиться, побегаю один по лесу, – развернулся и был таков. Меланья метнул взгляд, но он растаял в тёмной чаще, не догнав Гришу. А Пётр, который был вполне не прочь повеселиться, (а что ещё делать?) с разбегу запрыгнул в пруд, окатив волной всю мельницу с девушками. В воде его подхватили Вова и друзья и фонтаном выкинули на берег. Гулянье продолжалось.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)

Загрузка...