Лидия Одегова

DSC_8892Лесничий, к.э.н. пенсмионерка. Творчеством не занималась, в Австралии напечатали мое эссе "Околонаучная быль". Пишу блоги в "Живом журнале" и в "Эхе Москвы".

"Каникулы в Центре Азии"

(мой первый репортаж)

  На моём столе лежит чёрный камешек , его зовут Тьяда. С ним связаны некоторые загадочные обстоятельства, на выяснение которых я намерен потратить следующие летние каникулы.  Кто знает, может на это потребуется большее время, а пока вот репортаж о моём каникулярном лете, которое я провёл почти как взрослый.

Мы учимся в одном классе и знаем друг друга с детства. У Насти нет матери, она живёт с бабушкой – Бабаней, так называли её все, ну и я в том числе, потому что в детстве моя мама часто оставляла меня у Бабани, и мы вместе с Настей играли. Ну нет матери и нет, я особо не интересовался, хотя замечал, что Настя при разговорах о чьих-то матерях грустнела и замолкала.

   Приближались летние каникулы, и на перемене класс галдел: кто-то собирался куда-то поехать, кто-то аж в Турцию, кто-то на дачу, на речку, одна Настя помалкивала, пока Кешка Сондраков напрямую не задал ей вопрос:

-Ну ты, спящая красавица, чего молчишь? «Аль сказать тебе нечего?»

   В ответ Настя вдруг разрыдалась.

  Тот же Кешка замолк , и весь класс затих.

  Кешка посерьёзнел и уже по-человечески спросил:

  - Постой – постой, может дело в том что у тебя нет мамы?

 Настя разрыдалась ещё горше, девчонки потянулись за ней, кто-то зашмыгал носом. И тот же Кешка начал рассуждать:

  Хочешь, погостишь у нас на даче, у меня бабушка добрая!

  Ребята загудели и наперебой стали предлагать свои варианты.

  Мне же стало неловко. Я столько лет знал Настю, а про её мать ничего не знал. После уроков я взял у  неё портфель, проводил до дому и выспросил, наконец, как это у неё нет матери.

  - Моя мама пропала после моего рождения! Меня она «принесла в подоле», как говорит бабушка, хотя девушкой она была строгой.  Училась очень хорошо и на третьем курсе университета «понесла». Кто отец, бабушка не выяснила. А мама  в послеродовой горячке куда-то сгинула. Её искала и милиция, да никаких следов. В университете тоже ничем не помогли, пропала студентка и всё. Вот так и живём – снова всхлипывая, закончила Настя.

  - А что, бабушка такая строгая? Может твоя мама её боялась?

 - Ну какая она строгая? Правда, она староверка, «блюдёт древлее благочестие», как она говорит. Но не настолько строгая, чтобы выгнать из дома дочь с младенцем.

- Постой-постой, что это ещё за «древлее благочестие»?

-   Да ты ещё не дорос, вырастешь - узнаешь. Это в России в 16 веке был религиозный раскол, по истории мы это проходили, да ты не помнишь конечно. Ну вот и разделились. Старообрядцы уходили в леса, перемещались куда подальше. Вот и бабушкина деревня откуда-то из под Перми перебралась на Алтай  рядом с китайско-монгольской границей, деревня Листвуха. Съездить бы туда, да бабушке всё некогда.

- Слушай, нынче летом, вот через неделю буквально, в Горном Алтае будет бардовский фестиваль – ну ты знаешь, мои родители этим «грешат», их хлебом не корми, а дай с бардами время провести. Меня там знают с пелёнок- поедем с нами, и в твою Листвуху заедем? А мама бабушке расписку даст, что с её Настей ничего плохого не будет, будешь с нами – поедем?

   …Бабушка не только отпустила Настю на фестиваль, но и согласилась, что часть пути до Бийска мы с Настей поедем на барже, шкипером которой ходил по Оби знакомый моих родителей.  Когда-то он служил в морфлоте, а теперь на старой барже перевозил обский песок для строителей.

Я наказал Насте на следующий день явиться на грузовую пристань Оби ровно к половине восьмого. И чтобы в полной экипировке! Настя немного удивилась, почему на грузовую пристань, но вопросов задавать не стала, а в условленное место пришла в срок и в полной экипировке.

…По Оби пароходное сообщение до Бийска отсутствует, зато ходят самоходные баржи, и часто до Бийска они идут порожняком. На одной из таких барж и ходил шкипером Александр Иванович - старый мамин знакомый и член неформального братства любителей бардовской песни. С этими бардами сначала в родительском рюкзаке, потом своим ходом и уже со своим рюкзаком я «проутюжил» главную туристическую магистраль Алтая – Чуйский тракт. Потом у некоторых членов этого братства появились машины, и безмашинные члены братства, к каковым относится моё семейство, стали добираться до очередных бардовских встреч уже на колёсах. Очень демократическое братство! По моим многолетним наблюдениям – самое лучшее братство!

У нас в доме была своеобразная перевалочная база для неимущих бардов, которые приезжали в гости к местным любителям попеть. Иногда они останавливались и у Александра Ивановича. Вот я и напросился к Александру Ивановичу в пассажиры, когда выяснил, что АлександрИванович на днях пойдёт в Бийск порожняком. Если бы на барже предстояла какая-то работа, то Александр Иванович оформил бы меня матросом, но баржа шла порожняком…

Александр Иванович, увидев Настю, предоставил в наше распоряжение всю баржу и даже свою каюту, не говоря про камбуз и гальюн. Баржа отчаливала в 8 утра, в половине восьмого мы уже были на причале, без пятнадцати восемь – на барже. И поплыли…

… Моя бабушка как-то рассказывала, как она в молодости в Иркутской области на барже сплавлялась от Качуга до Жигалова, какие Ленские «щёки» интересные, с останцами, с писанцами – наскальными рисунками первобытных людей… Здесь этого нет! Обь течёт по просторному песчаному ложу, прихотливо прибиваясь то к одному берегу, то к другому. Ей ничего не стоит забыть своё прошлогоднее русло, замыть его песком и переместить своё основное течение в прошлогодний мелководный рукав. С подмытого берега в воду сваливаются речные деревья, в основном ивы и ольха, и в целом пейзаж монотонный, без останцев и писанцев. Из птиц мы встречали только цаплю, да речные чайки куда-то стремились.

Александр Иванович был с нами приветлив и разговорчив. На камбузе для нас нашлась и каша гречневая с тушёнкой, и чай со сгущенкой, но в основном Александр Иванович занимал нас разговорами.

- Вы думаете, Обь всегда была такой ленивой и безработной? Посмотрите, совсем нет речной навигационной инфраструктуры. Где створы? Где бакены? Хорошо, я тут плаваю давно, знаю реку и её капризы, а молодому шкиперу тут делать нечего, не пройдёт. Где баржи с зерном? Их нет. А вот в начале прошлого (ой, уже позапрошлого!) века на рейде Барнаула, сказывают, можно было встретить английские, голландские, немецкие, в общем, заграничные суда. Сюда они добирались из Европы, обогнув Скандинавию и пройдя часть пути по Северному Ледовитому, чтобы потом уже по течению сплавлять алтайскую пшеницу, «сладкое» сибирское сливочное масло, лес, шкуры… А рыбы было! Сейчас и рыбы нет, и про сладкое сибирское сливочное масло никто не знает и не вспоминает, что всего три главных поставщика зерна на мировом рынке было в начале прошлого (позапрошлого!) века – Канада, Австралия и Юг Сибири…

«Грузите апельсины бочками!» - помните, ребятки, телеграмму Остапа Бендера? Так вот в начале позапрошлого века бочками встречь течению по Оби и Енисею шёл европейский цемент для строительства Транссиба, и попробуй взорвать вокзальные строения по трассе из того цемента? Не взрываются, так и стоят, новые рядом строят. Люди грамотные тогда командовали хозяйством, переписывались с Нансеном. Не знаете, кто такой Нансен? А это скандинавский почти что Толстой! Почитайте!

Эти грамотные люди искали деньги для строительства не в государственном кармане, чтобы половину разворовать, а у банкира Ротшильда, и тот финансировал строительство! Сегодня особенно важно заманивать богатых в Сибирь! Ан не заманиваются… Нет толковых и грамотных людей, на вас вся надёжа!

- Ну что Вы, Александр Иванович, разве мы потянем?

- И то правда, чтобы потянуть, надо много знать, много путешествовать, языки знать, финансы… Хотя …какие ваши годы? Как говаривал Эренбург (а этого-то вы уж точно не читали), «надо только сильно захотеть, тогда сбудется всё: и встреча, и революция, и счастье».

- Александр Иванович, ну встреча – пускай состоится. Со счастием тоже всё просто, как у Козьмы Пруткова: «Хочешь быть счастливым? Будь им!» А вот революция - то зачем? Вы действительно верите в необходимость революций?

- Ой, ребятки, простите, не нужна мне никакая революция. Это как с рабом. Зачем рабу свобода, если он мечтает быть господином? Навяжешь народу свободу, а он не знает, что делать с ней, не дорос. Строишь коммунизм, а получается феодализм. Забудем Эренбурга, тем более сам-то он под конец жизни усовестился, да и сбежал за границу….

… Почему в Оби нет рыбы?- через некоторое время задумчиво проговорил Александр Иванович.- Может быть потому что с середины течения обское дно вплоть до Ледовитого в несколько рядов устлано топляком? Почему топляком? А потому что план по лесозаготовкам перевыполняли! Половину заготовленного не довозили до потребителя? Ну и что? Это был уже другой план, нестыковка планов разных министерств – дело обычное в плановом хозяйстве. Какая уж тут рыба?

…- Ну ладно, ребятки, ложитесь спать. Тебе, Настя, мой кубрик, а ты, молодой человек, спи, где хочешь, вон хоть на том брезенте.

Так на барже решился тот вопросик, который меня слегка волновал: как мы будем с Настей ночевать? Ведь грех может случиться? Надо постараться и застраховаться на предстоящий период, особенно, когда придётся делить одну постель. И тут я задумался.

Ночные мысли.

Да-а, - думал я.-, лежа под брезентом и наблюдая за ночными звёздами. Вечные проблемы с этими женщинами…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 2,00 из 5)

Загрузка...