Лана Свит

Я родилась в семье лётчика в небольшом городке под Киевом – Белая Церковь. Согласитесь, красивое название. Первые годы моей жизни прошли среди аллей старинного Александрийского парка на берегах реки Рось под рокот взлетающих самолётов. Частые переезды семьи заложили в моём сознании страсть к путешествиям. Ведь иногда случалось, что в считанные дни менялись не только дом и школа, но даже часовые пояса и природные зоны. Пенящаяся яблоневым цветом весна одного места неожиданно переходила в знойное обжигающее лето с суховеями и верблюжьими колючками другого. Золотую осень южных ухоженных городков в одночасье сменяла ледяная мгла полярной ночи. Расставания с друзьями и любимыми игрушками, которые не поместились в багаж, переживались как настоящие трагедии. Теперь с улыбкой вспоминаю, как я делилась чувствами с переехавшими вместе со мной куклами и зверюшками. В отведённом мне детском уголке маленькой служебной квартиры я проигрывала сцены придуманной жизни, в которой никто никого не теряет. А если и приходится расставаться, то только для того, чтобы вновь встретиться.
Сразу после школы поступила в педагогический университет в Киеве. Здесь-то и состоялась проба пера. Создание сценариев для праздников и выступлений агитбригады факультета, отдельных концертных номеров и просто рассказов, поначалу не воспринималось как серьёзное занятие. Что мне больше нравилось: играть или писать — сказать трудно. Позже к театральным опусам присоединились произведения камерных жанров — рассказы, сказки для дочери, как свои, так и перелицованные классические.
Надо сказать, что путешествия стали частью моей жизни. География маршрутов самая разнообразная. Туристические поездки переплетаются со служебными командировками. Работа в посольской школе в одной из стран Африки открыла для меня не только вековые тайны колыбели цивилизации, но и позволила посмотреть на себя со стороны, ощутить свою значимость, определить своё место и в мире.
В настоящее время работаю в Европе. Одной из целей моей деятельности является сохранение связи пребывающих вдали от дома соотечественников с родной культурой и языком. Пишу статьи, которые публикуются в местных и российских изданиях.
Спустя годы возникло желание рассказать о своём поколении, о чувствах и мечтах современников.
Согласно моей жизненной философии, человек не может быть неинтересен. Встречи с известными лицами, общение с друзьями, родителями учеников и самими детьми предоставляют богатейший материал для творчества. Герои рассказов это близкие и родные мне люди, друзья и даже знакомые моих знакомых. Да, здесь достаточно художественного вымысла, но все персонажи переписаны из моей жизни взрослой и детской.

Вы никогда не задавали себе вопрос: «Почему от общения с одним человеком остается пустота, а с другим – словно открыли целый мир»…

I was born in the family of pilots in a small town near Kiev – Belaya Tserkovi (White Church). What a Beautiful name, isn’t it? The first years of my life were spent among the alleys of the old beautiful Alexandria park on the banks of the river Rosi under the roar of planes taking off. Frequent removal of family laid in my mind wanderlust. Sometimes happened that in a few days have changed not only the house and the school, but even time zones and nature. Foaming Apple blossom spring of one place suddenly gave way to the sultry summer with scorching hot winds and camel thorn another. Golden autumn southern manicured towns suddenly replaced by icy darkness of the polar night. Parting with my friends and favourite toys which did not fit in the luggage, I experienced as a real tragedy. Now I remember it with a smile as I shared feelings with the rest of my favourite dolls and toys. In the children’s area allotted me at small apartment I created scenes of life in which no one loses. And if they have to leave, only to meet again.

I entered the Pedagogical University in Kiev. Then I started to make the first beginning steps in writing. It was a scripting for celebrations and events. In the beginning I did not perceived my hobby seriously. What I liked more: playing or writing – it’s hard to say.
Later I started write for my little daughter – stories, fairy tales as my own and rewriting classic.

I must say that the journey became a part of my life. Travel direction is always different.

Guided tours are intertwined with business trips. Work in the embassy school in one of the African countries has opened for me the ancient secrets of the cradle (roots) of civilisation, also it gave me the opportunity to see my-selves from the outside, to understand my purpose in life, to find my own place in the world.

Currently I am working in Europe. One of the aims of my work are saving bonds, maintaining native culture and language in Russian-speaking community.

I write articles, which are published in local and Russian editions.

Over the years, there was desire to tell about generation, the feelings and dreams of contemporaries.

According to my philosophy of life, a person can not be uninteresting. Meetings with celebrities, friends, students, parents and children provide a wealth of material for creativity. The heroes of the stories are close relatives and my friends and even friends of my friends. Yes, there is enough of fiction, but all the characters are copied from my adult life and childhood.

Have you ever asked yourself the question: “Why is communicating with one person is a void, and the other – as if it opens up the whole world …”


Рассказ “Не может быть”

отрывок

Катерина летать побаивалась. Тем не менее предпочитала воздушный другим видам транспорта. Подготовка к полёту всегда провоцировала мучительный стресс и отнимала сон за несколько дней и ночей до означенной даты. Но тратить время на длинную изнурительную дорогу, когда есть самолёты, было не в её правилах.

И вот очередная командировка позвала в небеса. Катя достаточно быстро прошла регистрацию и ждала приглашения на посадку в уютном кафе. Авиаперелёты не лишены неожиданностей. За окном уже несколько часов хозяйничала непогода, внося свои изменения в планы путешествующих. Пассажиров в зале ожидания становилось всё больше и больше. Объявление по селектору — и новая партия людей, обречённых на неопределённость ожидания, включалась в поиски хоть какого-нибудь сидячего места. Как долго надо ждать, никто не знал.

Резко изменившаяся обстановка в аэропорту подтолкнула Катю к решению никому не уступать свою территорию. Основательно разложив вещи, она создала эффект присутствия ещё как минимум пары-тройки человек. Диванчик за небольшим столиком в дальнем неприметном углу кафе — отвоёванный пятачок комфорта — оставался в стороне от передвижения армий пассажиров, готовых к оккупации любого свободного места.

Чтобы не заснуть, она нашла увлекательное занятие — наблюдать за окружающими людьми и придумывать их истории. Это скрашивало ожидание. Материала для творческого поиска было предостаточно. Несколько раз, правда, приходилось извиняться взглядом за пристальное и откровенное сканирование. Будучи замеченной, Катя улыбалась в знак перемирия и переключалась на новый объект.

В какой-то момент она вдруг почувствовала на себе взгляд другого исследователя.

«О, да это тот парень, подпирающий колонну!»

Он спокойно наблюдал за происходящей суетой и ещё умудрялся делать какие-то записи. Неприятно, когда тебя рассматривают таким бессовестным образом да ещё посмеиваются. Было неловко.

«Неужели я тоже доводила людей до такого состояния?» — вернувшаяся совесть пожурила свою хозяйку. Тем временем коллега- исследователь, улыбаясь, шёл… к ней.

Свободных мест рядом не осталось. Значит? Своим ледяным равнодушием Катерина демонстрировала полное нежелание следовать заповедям гостеприимства.

Незнакомец и Катя смотрели друг другу в глаза. Не сводя пристального взгляда с жертвы, угроза уюту и спокойствию приближалась к столику. Мужчину забавляло её поведение.

— Вы хорошо устроились… среди этого вавилонского хаоса, — без положенного в таких случаях «здрасьте» начал он и сел напротив, как старый друг, аккуратно отодвинув Катины вещи.

Вступление не вызвало ответной реакции.

— Так, чаю или что-нибудь покрепче, чтобы не замёрзнуть? — поинтересовался гость и, не получив ответа, сделал заказ уставшему официанту.

Катерина хотела отказаться от угощения, но была очень удивлена, когда принесли фужер её любимого вина. Себе незваный гость заказал чуть-чуть водки. На предложение официанта принести льда громко возразил:

— О нет! В моей жизни льда достаточно! Мне только для согрева!

Итак, какой тост выбираем: «За знакомство!» или «За встречу!»? — Он подал бокал вина, не отрывая от Кати глаз.

Она не могла произнести ни слова. Кто этот симпатичный наглец?

За возмущением последовало любопытство. Его голос и взгляд казались ей знакомыми. Екатерина напрягла свою память. Не было ни единой подсказки, где и при каких обстоятельствах могла произойти их встреча, наличие факта которой давало ему возможность так себя вести. О Боже! Да она просто пыталась оправдать его поведение! Как долго она молчала? Часы на мониторе отсчитали всего-то несколько секунд.

— Хорошо! Давайте просто выпьем! За удачу, которая здесь всем так нужна и не здесь тоже … — прервал паузу гость и чокнулся об её фужер.

— А вы, собственно, — кто? — спросила Катя, окинув его взглядом.

Она дала понять, что заметила его внешние отличия от остальных обитателей этого человеческого муравейника.

— Я? — переспросил он. — Даже не знаю. Так сразу и не ответишь.

Наверное, единственный пассажир в аэропорту, который рад этой непогоде.

Он умело и непринуждённо ушёл от ответа.

— Мне ваше лицо знакомо, я его видел близко-близко, но мимолетно.

Мы были где-то рядом, когда должно было случиться что-то очень важное в нашей жизни, — сказал собеседник и опустил глаза первый раз за все время.

«Как банально! Что за штамп! Даже глаза спрятал, стыдно стало!» — возмутилась про себя Катя.

Внутренне она уже была рада слушать эту никчемную болтовню. В конце концов, можно скоротать время, не испепеляя никого взглядами.

Но это знакомство вызывало симпатию. Мужчина напротив улыбался искренне, тепло. Катерине стало спокойно. Она пригубила вино, взяла кусочек сыра, чтобы оттенить вкус.

«Хм-м-м-м… Даже с сортом сыра угадал!»

— Ну, и что вас привело ко мне? — спросила она, заметно изменив своё отношение к собеседнику. — Только не повторяйте, что мы где-то встречались!

После своих слов Катя улыбнулась, она сама уже начала верить, что они раньше виделись.

— Вы не поверите! Я вообще попал в аэропорт только из-за вас! — он рассмеялся. Было видно, что его самого забавляла эта игра. — Я долго бродил среди рассерженных пассажиров в надежде отыскать прекрасное видение из моих снов. Наконец-то, пробираясь через толпы людей, словно сквозь дремучие дебри, я увидел вас! От радости и счастья мое сердце пыталось выскочить и допрыгать самостоятельно до вашего столика. — Улыбка не сходила с его губ.

— Тут разум покинул меня, и я помчался вперёд! Не представившись, шлёпнулся за ваш столик и начал говорить всякую ерунду.

— Согласна, вы говорите абсолютную ерунду, — ещё раз улыбнулась Катерина.

Он на минуту замолчал, посмотрел на свою собеседницу и, наклонившись, чтобы никто не услышал, тихо произнес:

— У вас такая красивая улыбка…

Катя действительно всё время улыбалась. Ей нравилась лёгкость их общения, начинали подкупать его тон, юмор, пристальный, но нежный взгляд. Так вот, оказывается, что! Это не в глубины памяти она ныряла, это она тонула в его глазах и ничего не могла вспомнить! Он был совсем близко. Так близко, что виден был небольшой, но глубокий рубец над левой бровью. А ещё она уловила аромат одеколона. Какой приятный свежий запах! Или нет! Это был не одеколон. Знакомый с детства запах. Но чего, чего? За милой беседой незаметно пролетело время. Они поднялись вместе с объявлением, которое приглашало её на посадку. Он подал пальто, из кармана которого выпал посадочный талон. Этот документ был изучен самым бесцеремонным образом и передан хозяйке.

— В тёплые края отдыхать? — улыбнувшись, спросил он.

— Нет, по делам, — ответила она, приготовившись к дежурным фразам расставания.

— Мне тоже пора, — произнёс он, словно выстрелил, — боюсь не успеть. Пока!

Он уходил очень быстро или даже бежал, растворяясь в толпе пассажиров. Что-то оборвалось внутри. За время короткой встречи Кате показалось, что между ними что- то происходит. Его умные глаза располагали к себе собеседника. Катя приготовилась кокетничать в ответ на просьбу обменяться телефонами. Но он так стремительно прервал встречу, и вместе с ним улетучился знакомый с детства аромат свежести и чистоты. Катя была готова бежать вслед, чтобы… Чтобы что? Что это было? Сон, который поборол стресс и отвлёк её от ненужных предполётных переживаний?

Катя собрала свои вещи и пошла на посадку. Ничего не понимая, она улыбалась с лёгкой грустью.

В самолёт Катя садилась на удивление спокойная. Её мысли занимала странная встреча.

Это ещё что? Пассажир необъятных размеров осмотрел салон и радостно продолжил движение. «Ну и гора», — подумала Катя. О нет!

Эта огромная глыба по- хозяйски завалилась на соседнее кресло так, что Катерине и руку некуда было пристроить. Её придавили, как листик в школьном гербарии.

«Никогда больше не буду брать место возле окна», — поклялась себе Катя.

Стюардесса, проверяющая готовность пассажиров к полёту, порядком помучилась с ремнём безопасности соседа «три в одном» и намертво приковала его к креслу. Затем приветливо улыбнулась

Катерине и быстро удалилась.

«Да уж, есть повод веселиться. Вы ещё всем салоном похихикайте!

Могла бы сдержать свои эмоции. Вы, девушка, при исполнении. Что, ничего смешнее в жизни не видели, да?» — бурчала про себя Катя.

«О, а это у нас что такое?» — её внимание привлёк вчетверо сложенный листок. Хотела открыть, но не стала. Любопытные глаза

Человека-горы прямо-таки сверлили листок бумаги, не соблюдая даже элементарного приличия.

Предстоящий полёт не обещал ничего хорошего, но менять что-либо было уже поздно. Зажатая Катерина боялась быть выдавленной за борт.

«Ой, сидел бы, не елозил! Такой и самолёт ещё раскачает…» — она мысленно продолжала возмущаться.

Подошедший стюард что-то тихо сообщил соседу. Похоже, это были специальные инструкции для таких разрушителей самолетов.

«Правильно, правильно, — обрадовалась Катя, — так его! Может, научат, как себя вести…»

Громила удивлённо выслушал члена экипажа, посмотрел на спрессованные остатки соседки и с трудом вылез из своего кресла.

«Не может быть! Ему, видимо, подобрали сиденье по размерчику. Спасибо! Спасибо! Спасибо!»

От радости Катя готова была петь гимн в честь торжества справедливости. Женское любопытство заставило достать листок, который просился в её руки. Свет был приглушен, но всё можно было прочитать. На зрение пока жалоб не было. О! Рисунок. На неё смотрело лицо девочки, как две капли похожей на… неё маленькую.

— Правда, похожа? — прозвучал знакомый мужской голос.

Не двигаясь, Катя закрыла глаза и улыбнулась.

— Ах… — приятные воспоминания навевали не только звуки, но и аромат дорогого одеколона или чего-то приятного и свежего, как замороженное на улице выстиранное белье. Да, так пахло зимой бельё после стирки, когда мама приносила его со двора.

— Хорошо сидим, да?

— Вы? — спохватилась Катерина. Но это и впрямь был он!

— Я подумал: нехорошо расставаться со столь прекрасной дамой, как вы, Катя, не представившись. Вот и забежал в самолёт. За свою бестактность, надеюсь, буду прощён. Ради вас, Екатерина, я совершил подвиг. Я освободил вас от этого двуглазого циклопа. Теперь, принцесса, вы свободны.А вашего освободителя зовут Антон.

— Антон… — повторила Катя, улыбка вернулась на её лицо.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...