Ламар

%d0%bc%d0%b0%d0%b9%d1%8f-%d0%bb%d0%b0%d0%bc%d0%b0%d1%80Пишу стихи, работаю в малой прозаической форме, перевожу с английского, занимаюсь исследованием творческих биографий русских художников.
Стихи публиковались в журнале “Дарьял”.

 

 

 

 

 

 


Поэзия “Апрель”

Отрывок

I

 

Мужчина с улыбкой ребёнка

и зелёными глазами

встретил молодую женщину

с глазами цвета оливок

и каштановыми волосами.

Он восхищался кистями рук её,

пальцами длинными

и алыми губами.

В его имени слились

власть и кровь.

Разговаривали о политике,

об искусстве, о Боге,

о революциях, об истории,

о литературе и хобби.

Каждый день проживался за месяц.

Он читал вечерами Хикмета,

в дороге грустил, тосковал о ней,

огорчался, что приходится разлучаться.

Он учил детей,

у него была самая гуманная профессия.

Мужчина:

– Работал в Эрзуруме,

– я не любил его –

– холодный, мрачный город.

– Вернулся в Анкару,

– но всей душой стремился убежать

– в Стамбул, чтоб вырваться из плена

– своей судьбы,

– но разомкнуть кольца

– не в силах я,

– мой фатум – Анкара.

– Внимательным читателем

– стремлюсь я стать,

– я предан книгам,

– ими я живу,

– исследую героев череду

– и сонм писателей

– от Кафки до Камю.

– Вырос на Чехове,

– подражал ему даже,

– подростком просил маму

– купить очки в похожей оправе.

– Мама с улыбкой сказала:

– “Такие сейчас не носят,

– старой формы, не в моде”.

Кумир его Чехов,

они одной крови.

Мужчина:

– Чёрное море –

– родина предков,

– дом мой Трабзон.

– В моём сознании

– смешались явь и сон:

– Островитянин,

– Пушкин, Дебюсси,

– от “Петербурга”

– розданы ключи,

– мой город спит.

– Голядкин с Гоголем

– встречаются в ночи,

– которая белее дня,

– литература –

– страсть и жизнь моя.

– На Невском фонари,

– соната Крейцера и

– “Дьявол внутри нас”

– играет в сумерках души

– турецкий джаз.

Женщина:

– Была я с детства погружена

– в фантазии, рождёнными химерами.

– Воспитывала бабушка,

– она была мудра и в помыслах чиста.

– Следы истории моей семьи

– затеряны среди

– просёлочных и городских дорог,

– переплетённых памятью

– изменчивых миров:

– Санкт-Петербург,

– Екатеринослав,

– Париж, Тифлис, Кавказ.

Мужчина:

– Культура персов в нашей ДНК,

– многоголосье вер,

– традиций россыпи.

– Как обрести себя?

– Остановились мы на полпути,

– нам следует реформы довести

– до самого, предельного конца,

– но революция – утопия,

– идея romantique.

– Сколь ненавистна грубость,

– столь нравится Христос,

– он не был воином,

– он – лузер.

Женщина:

– Мечтатель,

– верящий в добро,

– из маргинала – в победители.

– Придуманы различные для бога имена

– людьми тщеславными,

– однако сущность всё едина для Творца.

 

II

 

Скоро надеждой

обернулось общение.

Когда в глазах прадеда

увидела отражение

его глаз, смотрящих с ветхих карточек,

два образа соединились,

и осознала всю серьёзность происходящего.

В жизнь обоих ворвались

счастье и любовь,

она заполнила собою

его одиночество.

Платонические чувства

готовились к перерождению.

Мечтали о будущем,

о путешествиях, строили планы,

любили и верили

мужчина и женщина –

оба зеленоглазы.

Они много смеялись,

думали друг о друге,

постепенно сближались

и проводили досуги

на расстоянии, но вместе

мыслями, голосом, сердцем.

Гулял он однажды

по улочкам узким

рыбацкого городка,

где уютные домики

с резными балконами,

тишина и запах жасмина,

и увидел как красиво и ровно

выведено имя её

в названии ресторана садовом.

Тепло разлилось по жилам,

в висках запульсировала кровь,

находка его окрылила,

он понял, что это знак,

и нет дороги назад.

Листочек лимонного дерева

на память в конверте отправил,

писал длинные строчки

о том, что думал и чувствовал.

Мужчина:

– О нас с тобой и о том, что мучило –

– письмо ты скоро получишь.

– Условия мои просты:

– хочу, чтобы пила ты красное вино –

– я пью вино, когда я счастлив,

– вечерами читай стихи,

– а я тебе – рассказы.

– В апреле, когда приедешь,

– королевский приём окажу,

– турецких апельсинов спелых накуплю.

– Любишь их?

Женщина:

– Люблю.

Мужчина:

– Накрась ресницы синей тушью,

– чтоб любоваться мог

– особенной из женщин, той,

– кому я сердце в нетерпенье отдаю.

– На днях в театре смотрел де Бержерака,

– меня сразил отрывок “Нет, благодарю!”

– Как гордо и величественно

– звучат его слова.

– Он мой герой и Квазимодо.

Женщина:

– Мне нравится твой нос,

– в нём вижу красоту природную и стать.

Мужчина:

– Из нас двоих – чей нос ты предпочла бы?

– А впрочем…

– Я – Квазимодо,

– я несчастен очень,

– я маленький, несчастный человек,

– захлёбывающийся в одиночестве.

– Ты – ожидание моё,

– моя Кааба, радость,

– расстоянье – не преграда.

– Я не поэт – к красивости слов не приучен,

– но наш случай.

– Мог ли надеяться,

– что подобное испытаю?

Огненный шар в груди нарастал,

испепелял обоих,

судьбу народного героя

чуть было не разделили.

Когда о прошлом говорили,

рассказывал, что любил однажды,

но всё закончилось,

как завершается роман каждый.

Женщина:

– Если встретишь её случайно,

– как ты поступишь, ты вернёшься к ней?

Мужчина:

– Нет, не думаю, что это возможно,

– поскольку она замужем, там всё серьёзно.

Она вглядывалась в лицо его,

в каждое движение,

что-то настораживало

в его смущении –

как ресницы вздрогнули,

как отвёл глаза.

 

III

 

Через день предательство случилось,

тенью из прошлого навалившись.

Та, которую он считал женой чужой,

вернулась, чтобы с ним обручиться.

Женщина:

– Как прожитый день,

– она в прошлом осталась,

– счастье с другим делила.

Мужчина:

– Всё так, но жизнь изменить решила.

– Не могу ответить “Нет” только ей одной.

Женщина:

– Как же мы с тобой?

Мужчина:

– Люблю тебя сокровенно.

– Счастье бы нас окружало,

– но жизнь туго верёвки связала.

– Не могу ей отказать,

– прости за эти слова,

– за то, что так поступаю.

Женщина:

– Что же, наверное, это судьба.

– Мы были с тобой так похожи,

– тянулись мыслями, сердцем.

– А что пережили с ней?

Мужчина:

– Познакомились в Эскишехире

– среди друзей,

– в университет поступили,

– по разным разъехались городам.

– Как-то звонок раздался,

– произнесла: “Люблю”.

– Её признание меня ошеломило,

– как дар его воспринял.

– На каникулах в Стамбуле

– весело время проводили,

– пешком весь город исходили –

– в каждую улочку заглянули,

– на Островах отдыхали.

– Семь лет пробежали,

– и однажды “Ухожу” она сказала.

– Не заботился, собою занят был.

– Спустя три года увидеть её захотел и решил,

– в Бурсу поеду с книгами, подарками разными.

– Поужинали и расстались,

– но один раз поцеловал, когда прощались.

– В конце четвёртого года позвонил,

– плакал и просил вернуться.

– Плохо одному жить –

– тоскливо, скучно.

– Отвергла.

– “Я замужем почти. Не беспокой”.

– Тогда-то и решил,

– что история наша закончилась навсегда,

– а через месяц встретил тебя

– и влюбился так,

– что днями и ночами твой образ со мной –

– в сущность мою проник,

– пронзил бытие.

– Сейчас разрываюсь – обеих люблю,

– но её изучил от А до Я,

– мы лучшие друзья,

– она, как ребёнок, мне доверяет,

– а если узнает о нас с тобой,

– я её потеряю.

Женщина:

– Ты скрыл?

Мужчина:

– Да. Боюсь. Страх одолевает.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...