Лайла Овсянникова

IMG_3678Родилась в Чеченской Республике, поселок Чири-Юрт. Во время военных действий в Чечне уехала жить в Северную Осетию к сестре, где окончила среднюю   школу. В 2001 году поступила в Чеченский Государственный Педагогический Институт, окончила его в 2006 году. Работала актрисой в Государственном русском драматическом театре имени Лермонтова г. Грозный, артисткой балета в Государственном Академическом национальном ансамбле танца «Вайнах», корреспондентом редакции новостей в Государственной телерадиокомпании «Грозный». Пять лет проработала свободным журналистом в Грозном. Публиковалась в независимой общественно-политической газете «Чеченское Общество»,   независимом интернет издании «Институт по освещению войны и мира» ( IWPR , Великобритания),   Интернет издании «Газета «Газета», независимом общественно-политическом интернет издании «Кавказский узел». В 2008 году поступила в РУТИ «ГИТИС» на режиссерский факультет, специальность – режиссер драмы. В 2013 г. закончила РУТИ «ГИТИС», специальность – режиссер драмы. В 2012 г. на сцене Учебного Театра ГИТИС поставила дипломный спектакль на курсе профессора Татьяны Витольдовны Ахрамковой по своей пьесе «Под небом Вайнахов». 24 мая 2013 г. состоялся еще один закрытый показ спектакля «Под небом Вайнахов» в Театре. DOC. Работаю в Сургутском Музыкально- драматическом театре. Замужем. Трое детей.


Пьеса "ПОД НЕБОМ ВАЙНАХОВ".

отрывок

Марина: Ну, что курятник, кому кости моем?

Лайла: Папе.

Марина: Батяне, что ли. Детей хотел. Лучше б не имел. Всех нас облагодетельствовал. Меня длинной палкой по квартире гонял. Все кричал кто я. «Ты чеченка!?» И бежит за мной. А я ему «Русская! Русская!!!»….     Лучше б его расстреляли.

Мать: Ой, молчи, стреляльщица – пуляльщица! Настрелялась. Нормально лежится?

Марина: А я не лежу…

Мать: а где ты?

Марина: а я разлетелась.

Мать: как разлетелась?

Марина: как разлетелась. Разлетелась. Чечены окрылили.

Мама: Тебя что взорвали? (Плачет и обнимает ее).

Марина: Все началось с того, когда этой писюшке (показывая на Лайлу) было пять лет, я пошла, забирать ее от соседки Тамары. На обратном пути я и Лайла  пошли через задний двор, а там стояли Абдула, Аслан, Висхан, Магомед,  Салам, Сайд-Селлим, Сайд-Хамзат, Сулейман, Султан,  Хусейн, Шамиль, Юсуп, Эла…

Яха: Эла, Юсуп. Э, Ю, Я – если ты по алфавиту.

Марина: Слышь, ты, Профессор, Ангел Божий. А ну, иди сюда. Иди, иди, не ссы.

Яха подходит.

Марина: Подсказчику колбаску за щеку.  (Сует ей в рот колбасу, смеется) - Хусейн стал дразнить меня тем, что у меня мама русская. Я ответила: «Ты сам русский».  А он стал звать меня драться. Мы начали драться. Когда я стала побеждать!... Они все навалились на меня и стали избивать. А Хусейн начал поднимать платье. Остальные заглядывали, какие у меня трусы, в конце концов, эти уроды распалились так, что решили меня изнасиловать. А спасла меня тетя Тамара, которая выскочила и палкой разогнала их всех. И что сделал «твой гордый чеченский отец»? «Доча! Они дети!» Эти дети каждый день караулили меня и избивали…. А когда Кирюша, ну, тот который служил в армии в нашем селе, пришел свататься за меня. Мы пошли к нему. А отец нашел друзей алкоголиков, с которыми избили Киришу до полусмерти.

Мать: А вы зачем пошли к нему, что ты не знаешь этого дурака.

Марина: Теперь знаю. И вот, когда началась чеченская возня, вот тут я душу отвела.  Помните, я сбежала из дома, я тогда к федералам пошла. Там мне никто не говорил «фу, ты русская. Писю покажи». Хусейна я убила в собственном сортире, Салама утопила в общественном колодце и кричала туда: «Эй, писю покажи! Вагина приготовлена! Чё, очко жим-жим». Потом мне сказали: «Марина давай без самодеятельности. Твоя задача – наведение на цель».  Они так прекрасно все организовывали, что мне оставалось только показывать, какими огородами эти уроды будут уходить. Горцы – темный народ.

Лайла: А знаешь, сколько приходили за нами, расстреливать. За то, что у нас сестра Рембо.

Мать:  Ночью дверь выломают вахабитты. «Выходите, мы мстить будем». Мне пришлось  сказать, что я тебя убила. Во время очередной бомбежки, я шла от роженицы домой и увидела девушку, лежащую на обочины дороги.  Такая же рослая как ты, подошла к ней, пощупала пульс, она мертвая, я ее и похоронила. Я восемь раз эту могилу раскапывала, все показывала, что это ты там лежишь.

Марина: А я тебе скажу. У тебя в одной подмышке граната, в другой подмышке граната, во рту граната и полетели. Восемь раз она раскапывала.

Мама вскрикивает.

Яха: Какая граната! Ну, что ты врешь. Что ты брешешь!!! Ты после обеих войн ко мне приезжала живая - здоровая. Еще у нее (показывая на Лайлу) платье сперла, которое ей мама передала с Грозного. Зачем тебе-то оно нужно было, оно тебе на нос не налезло бы. Приезжала, с каким-то полковником. Завалились в камуфляже. С деньгами. Полковник то уехал, сама осталась «я еще у вас погощу, всех всем угощу». Я жду, когда она меня угостит. Угостила. Прибегает в три часа ночи. «Яха, Яха!!! Я палец проглотила!» Я хватаю ее за руки. «Где? Покажи!» А она мне: «Я у мужика откусила». И давай рвать.  Рвало, рвало, вырвало. А там, оказывается, нашла себе друзей собутыльников, они там такую попойку устроили, передрались все. Потом прибегают ко мне всей толпой, кричат: «Отдай палец – мы пришьем», а  ты его к руке подставила и кричала: «Я Томас Беккет - сержант морской пехоты США!!!!!» кинула палец в одну сторону, а сама в другую и через огороды убежала. Я не понимаю, причем здесь морская пехота США. Какой-то Томас Беккет… я, конечно, знаю, кто такой Беккет, но он не Томас!

Марина: да это я из фильма «Снайпер». «Я Томас Беккет – сержант морской пехоты США!»

Яха: во-о-о   Ду-у-у-ра…

Марина: А что….  У нас снайперов это культовый фильм был. Нам его каждый день показывали, говорили: «попадетесь к чеченам, вам не только палец  отрежут».

Яха: палец-то тебе оставили. А вот башку-то снесли, смотрю, напрочь. Что случилось-то с тобой?

Марина: Да, ничего. Жива здоровенька. Ха-ха-ха.

Лайла:  А если серьезно?

Марина: А… погибла, геройски. Ха-ха-ха. Ты за платье не обижайся, это я так пошутила. Ха-ха-ха. Иди сюда. А, ну-ка… (вытаскивает из разгрузки платье)… иди сюда. На, бери. Все ношу с собой, тебе вернуть хочу.

Лайла смеется. Берет платье, а оно уже и ей маленькое. С трудом надевает его на себя. Все смеются.

Лайла: Слушай, Марин. (В активе Яхе) Ну, как палец по-французски?

Яха: Эн дуа. А тебе зачем?

Лайла: Марина, а паркуа эн дуа (с фр. прононсом) откусила? Других приемов не знаешь?

Марина: О! Ща, Мышь, я те жевану! Вопрос логичен. Иди-ка сюда. Полез ко мне этот урод беспалый, ну, теперь беспалый, руками глаза выдавливать. (Показывает, как выдавливал) Вот я и… Я тебе так скажу, баба против мужика лоб в лоб вааще не попрет. Ты хоть обкачайся.  Ничё не получится. Гормональный фон не тот. Поэтому, для них все должно быть вдруг. Ну, типа. Какое небо голубое… и на!!!! по кадыку…. Пока он отдупляется. Ему пасхальный привет от Русской Православной церкви. (наносит удар в пах) И тут сразу сочувствие «Ой, братуха, погорячилась!». И локоточком на! Если еще жив: «Дайка я тебя пожалею», откусываешь нос, короче…. Кидаешь его в одну сторону, сама в другую….  Пока он свой нос ищет…ты когти рвешь.

Мама: Хватит уже.

Марина: А что, в драке за воду может пригодиться.

Все смеются.

Марина: Слушайте, чё-то Руслана среди нас не вижу. Этот … жив что-ли?

Лайла: не знаю, вот уж  пять лет, как нет,  вроде в рабство увезли.

Марина: Ха, Русланчика в рабство увезли.

Лайла: Тут как-то решили, что в Чечне не должно быть бомжей…

Марина: Ха, Русланчик бомж!!! Простите.

Лайла: Бомжи в центре к ночи все возле рынка собирались. Так их всех военные собрали и куда-то увезли. Люди говорили, что в этот день видели, как он с бомжами пил.

Марина: о, бухать начал. А жена что?

Лайла: Замуж вышла.

Марина: Замуж?

Лайла: Да и в Польшу уехала.

Яха: С четырьмя детьми?

Лайла: Уже шестого родила.  Муж моложе ее лет на семь.

Мама: Ей плюс, ему минус.

Лайла: в общем, как говорится: «в бабель мабдебском проливе тонут корабли».

Ха-ха-ха…. Все смеются.

Марина: Меня все трупом смердящим называл, а сам себе смотрю, нашел красавицу.

Мама: Ой! Все мы КРАСИВЫЕ до поры до времени!

Лайла: А за что ты его не любишь?

Марина: А за что любить? Брат сестру защищать должен, а он наоборот все избивал меня. Да и вообще я у вас отщепенцем была. «Лайлочка маленькая, Яха «анел с крылцами», Руслан единственный мужчина в семье». Мужчина,  бл… мне даже одежду нормальную не покупали.

Мама: а что тебе ее покупать, ты все разнесешь по миру. Тебе ведь не сидится. Не послушные дети получают по заслугам. Ты все стремишься куда-то. Помнишь, ты приехала к нам в Грозный, без паспорта, тебя полковник привез. Любишь ты полковников! Я тебя одела, паспорт сделала, людям сказали, что ты моя племянница, с Белоруссии приехала. Мужчина тебя сватал. Между прочим, молодой парень.

Марина: Мама, я как вижу этих парней. Так у меня перед глазами Хусейны, да Саламы возникают!!! Вещала я эту Чечню! В пух и прах разнесла. И еще вещала бы. Стреляла бы и стреляла…. Да уж сдохла…  не вовремя… опять эта ноющая боль в плече. Даже после смерти  покоя не дает.

Все молчат.

Марина: Яха, а ты отчего умерла?

Яха: Колики.

Марина: Мам, а ты?

Мама: Не выдержала, подумала, хватит уже детей хоронить, самой пора.

Марина: Ты прости меня, что не слушалась тебя.

Мама: Да, я тоже родителей не слушала.

Пауза.

Лайла: Мама… я тоже тебе сказать хочу. Помнишь, когда тебя умирающую из Ростовской больницы выгнали, я тебя везла в Грозный…

Мама: не надо, доченька.

Лайла: Нет. Я бы хотела вернуть время назад, чтобы тебя спасти. Прости, что не смогла этого сделать. Силы тогда покинули меня. И не вернулись до сих пор. Прости…. Пожалуйста.

Мама: Да забудь ты. Ты ни в чем не виновата. Я тебе столько хлопот доставила с похоронами. Ты меня хорошо похоронила.

Лайла: Я вымыла и одела тебя. Отвезла в Моздок. И тебя похоронила твоя любимая Протестантская церковь. Они молились за тебя. Теперь ты лежишь рядом с Яхой, я думала, ты сама так хотела...

Мама: Спасибо тебе.

Все обнимаются.

Марина: Я все при жизни мечтала всей семьей за столом собраться. И поговорить. Жаль, отца рядом нет. Ты береги его.

Мама поет песню  Доченьки, доченьки, доченьки мои!

Где ж вы, мои ноченьки, где вы, соловьи?

Вырастут доченьки, доченьки мои...

Будут у них ноченьки, будут соловьи!....

Марина: Слышь, мышь, ты чё, танцуешь чё-ли?

Лайла: Да…  хотела мир посмотреть, а как устроилась, ансамбль перестали за границу приглашать. Францию успела повидать… Так они теперь мой фейс эксплуатируют. Я же у них там самая красивая! Как на афишу или за границу фото послать, так меня зовут фотографироваться, а в танцах родственники худрука танцуют!      Во-о-т с такими жопами!!!!

Марина: Так ты че туда барабаны ходишь слушать? Делать тебе нечего.

Лайла: Ну, в  одном танцую. Есть танец, там народу много, называется «Под небом Вайнахов», я там в первом ряду выхожу, а танцую в последнем.

Марина: А, ну-ка сбацай!

Лайла: Да, нет, не могу. Еще эта, Мадина, прибежит.

Марина: Давай, танцуй. Я эту Мадину,  порву на сотни маленьких Мудин!

Лайла: У меня нет другого выхода, ради нашего общего дела. (Подмигнула) А ты отбивать ритм умеешь?

Марина: Обижаешь! Я же чеченка. Ха-ха-ха.

…Лайла начинает танцевать. Включается музыка лезгинка, начинает танцевать Яха, Марина танцует за мужчину. Мама хлопает. Все танцуют. В танце уходят все, кроме Лайлы. Лайла кружится в танце и опадает. Занавес.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (122 голосов, средний бал: 4,06 из 5)

Загрузка...