Ладная Влада

SAM_0379Член Союза писателей России. Медаль М. Ю. Лермонтова. Медаль "За верное служение отечественной литературе". Диплом премии "Куликово поле". Гран-при "Гоголь-фэнтези 2014". Диплом Парижского книжного салона 2013. Автор книг, учебников, пьес, статей.


Антиутопия "Крылатый Острог"

отрывок

Он был дельфином, вредным, святым, саксофонистом. Потомок Чингисхана и бога Ярилы. Корабел, чернокнижник, гейзеропоклонник.

У него был перебитый боксёрский нос, походка балетного танцора, руки мясника и вокруг рыжих, безумно-наглых жреческих зрачков – сладчайшая радужка глаз одалиски – жемчужины гарема.

Помимо всего этого он был ещё и сволочью.

Я была его третьей женой. Я – Джейн Сеймур и старая карга. Вас это не касается, но мы даже были счастливы.  Целых два дня. Потом прошло.

Сообщаю подробности. Проживаю в городе Крылатый Острог. Несколько после смерти. То есть померла как-то раз, да так и оставила.

Ах да, город.

Поначалу:  воздушная Венеция, лабиринт ветра. Дощатые песочницы и вороньи гнёзда – в родстве и соседстве.  Не трамваи – лифты. Не переулки – этажи.  Горные реки стрекочут по подоконникам,  козьи тропы – на карнизах, клумбы – на сваях, как эскимо на палочках.  Танцплощадки в гондолах под воздушными шарами.  Мёртвых хоронят прямо в облака, прямо в святые.

Над городом парят бродячие собаки, порхает у самых губ перелётный мусор, на зиму его в жаркие страны несёт, окольцованного.

Лестницы брошены в провал, как лассо. И мосты – бамбуковые, бронзовые, дождевые – вонзаются в спины зданий, как предательский нож.

Весь город – сплошные корабельные снасти.  Наш дом – на самом верху, как корзина вперёдсмотрящего на каравелле Колумба.

Город – Околонебо. Город – призрак будущего. Стреноженный скиталец. Город – предвестье. Летучий Голландец поднебесья,  пророчествующий гибель всем, кто не достиг его высот, но одинокий, как перст Божий.

                                                                     ***

Но я – пусть себе. Скучно.

А вот я прошу:

-Стерва, стерва, расскажи мне сказку про него.

И тут начинается.

То его зачали ведьма и доблестный разведчик, выполнявший ответственное задание в потустороннем мире. То это плод неравной любви инфанты и экскаваторщика. То алкогольное зачатие уборщицы общественных туалетов и профессора, доктора философских наук.

                                                                 ***

Он умел понимать язык птиц и зверей, язык камней. Он умел и развязывать им языки.

Он торговал рабами и дельтапланами и путешествовал за золотом в страну Пунт.

Работал на барахолке крупье, вышибалой в баре, банщиком в холодильнике,  шпагоглотателем, расклейщиком афиш,  оплёванным пророком.

Он грабил могилы фараонов и насиловал инопланетянок.  Он брал Бастилию и основывал монастыри.

Брачный аферист, беспутный расстрига, сочинитель детективных романов, крестоносец и оборотень,  погрязший в поисках философского камня, он был человек-всё.  Он – Золотая рожа, Единовзрыв,  Ярило, мученик, мошенник и поэт.

Но ведь должно же, должно быть в нём то  самое главное, что делало его совершенно невыносимым.

Быть может, это – Крылатый Острог?

                                                                     ***

Мильтоны с крыльями бабочек. Стеклотара в дирижаблях. Вулканы, сизые, как голуби.  Трактористы и заклинатели змей.  Золотоискатели и ссыльнопоселенцы. Паспортистки, канатные плясуны, флибустьеры, рикши, архиреи. Торговцы соболями и попугаями.  Подъячие, китобои, райкомовские думные бояре, перебинтованные мехами, как революционный матрос – пулемётными лентами.

Смешалось: северное сияние и ловцы жемчуга, пагоды на вечной мерзлоте, рубленые избы,  китайские  фанзы, яранги.  Фаэтоны и вездеходы.  Джонки, частоколы, плетни, нефтеналивные танкеры. Рисовые циновки и оленьи шкуры.

И Тихий океан.

                                                                    ***

-Дальше. Давай дальше сказку.  Мы встретились с ним. Расскажи.

-Молодой олень с волшебными глазами, с рогами крутыми, как горные вершины,  с неприступными кручами рогов, покрытых вечными ледниками и посещаемых лишь изредка снежными барсами да горными орлами.

Он вышел мне навстречу из бора, где солнце похоже на красноногих цапель с зелёными перьями.

Я целовала его белый лоб и драгоценные копыта.  А в чаще бились птичьи испуганные сердца и пробивались на солнечный свет, как узники, закопанные заживо клады.

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,71 из 5)
Загрузка...