Кудряшов Кирилл

faDpV_P8AHsРодился и вырос в Новосибирске, гже живу и по сей день, кочуя из района в район. Детство выпало на тяжелые девяностые, поэтому выражение "Жить на картошке и макаронах" я помню до сих пор... Юность - на светлые двухтысячные, на период, когда казалось что страна вот-вот поднимется и воспрянет, вот-вот заработают в полную силу заводы, и вот-вот мы снова будем догонять и перегонять Америку. Наверное, на волне этого мнимого подъема я и поступил на оптфак СГГА, который и закончил с отличием: сначала бакалавриат, затем магистратуру. За период поиска себя я успел побыть оптиком-расчетчиком, голографистом, учителем физики и информатики, риэлтером, издателем, и даже астрологом и кинокритиком. В итоге я нашел себя там, где вовсе и не ожидал - в сегменте полиграфии, став менеджером продаж. В данный момент я - старший менеджер отдела продаж в компании "Реалист". Пишу с семи лет. Детскую чушь. С шестнадцати - пишу подростковую чушь, которая, однако, уже многим пришлась по вкусу. Первая публикация - в 16 лет, в альманахе "Замысел", царствие ему небесное... Крайняя публикация, а точнее - издание: роман "Эпидемия FV", в издательстве "Yam Publishing", в Германии. Текущая позиция - не претендуя на звание "профессиональный писатель", просто пишу. Просто потому, что хочется, и еще потому, что есть люди, радующиеся появлению в сети каждого моего рассказа. А еще - потому, что писать - это удовольствие.


Рассказ "Холодное плечо"

отрывок

Когда люди пытаются дать определение слову "страх", они часто обращаются за подсказкой к фильмам ужасов. Дескать, вот там - страх, что тут непонятного-то? Однажды один мой знакомый, помешанный на "темной стороне" искусства, усадил меня перед телевизором и сказал: "Сейчас я покажу тебе настоящий страх!"

Собственно, страхами была битком набита вся его квартира. Парню на тот момент было 29 лет, а он все еще жил с мамой, работал продавцом в отделе DVD-дисков и коллекционировал все, что так или иначе было связано с ужасами. Фильмы, причем обязательно фирменные издания на Blue-ray, книги - обязательно в твердом переплете, да еще и в идеале - в одной серии. На меня, покупавшего электронные книги, читавшего их за вечер и стиравшего со своего ридера, этот матерый коллекционер поглядывал как на сумасшедшего. То есть в точности так, как все вокруг - на него. Но при всей своей чудаковатости Миша был настоящим спецом в своей области. В ужасах. Спроси его, сколько людей убил за свою карьеру Джейсон Вурхез - он не просто назовет точную цифру, но еще и перечислит пол, возраст и обстоятельства гибели всех до единого, а заодно и сопроводит это подробными комментариями о том, какие из смертей героев мировое сообщество гиков считает красочными, а какие - убогими.

"Настоящий страх" занял минуту, и я не мог не признать, что этот короткометражный ужастик в самом деле великолепен. За минуту действия, снятого за какие-то гроши, авторы передали очень и очень многое, и сняли картину, которая в самом деле способна напугать.

Ночь. Кровать. Он и она под одним одеялом, спиной друг к другу. Спят. Камера поочередно выхватывает едва различимые во мраке ночи детали. Фотографии на стене и на прикроватной тумбочке: на всех них – он и она. Счастливые. Влюбленные. Целующиеся. Скорее всего – муж и жена.

Ночь. Темнота. Звонок. Настойчивый телефонный звонок. Она просыпается, ворочается, шарит рукой по тумбочке, не находит телефона, осознает, что звук идет с другой стороны, с его стороны. Поворачивается. Толкает его в бок, просит подать телефон. Ноль реакции. Он спит настолько крепко, что ни звуки, ни толчки локтем в спину не имеют действия.

Она вздыхает, наваливается на него всем телом, берет в руки телефон, подносит к уху.

- Дорогая, это я! Я тут задержался немного… Прости, что сразу не позвонил и прости, что разбудил...

Музыка. Громкая и протяжная нота.

С нее слетает сон, она смотрит на телефон, держа его так, чтобы нам было видно, что на экране – его фотография. Вместе с ней мы, зрители, думаем о том: если он звонит ей, то кто лежит рядом с ней в кровати? Кто, или что?

Музыка. Тревожная, нарастающая. Она осторожно кладет руку на его плечо, укрытое одеялом, не решаясь это самое одеяло поднять. Ей бы бежать, потому что что-то идет не так, как должно, а это всегда пугает больше всего. Но она не может убежать, не узнав правды.

Музыка нарастает.

Камера смещается так, что теперь мы смотрим на то, что лежит под одеялом. Это не человек, это что-то другое. Синяя кожа, громадные выпученные глаза, острые зубы в чуть приоткрытом рте…

Музыка…

Музыка…

Музыка…

В фильме ужасов она важна гораздо больше, чем кровь и разбросанные внутренности. Умело подобранная и удачно вставленная музыка испугает зрителя больше, чем бессловесный дебил в маске из человеческой кожи, бегущий за тощей девственницей с бензопилой. Вставьте в эту сцену музыку из "Шоу Бенни Хилла", и зрители будут хохотать. Вставьте тему "Терминатора", и зрители прилипнут к экрану в ожидании развязки. Наймите хорошего композитора, который создаст пронзительную и жуткую музыку, подходящую именно к этой сцене, и у зрителя встанут дыбом волосы.

Она срывает одеяло, и лежавшее в ее постели существо бросается... Нет, не на нее, а в камеру, заставив меня вздрогнуть, но и смазывая все впечатление от хорошей в общем-то короткометражки.

- Ну как? - спросил меня Миша.

Я пожал плечами.

- Неплохо.

- Страшно?

- Не очень.

- Да ну, хватит врать-то! Испугался же.

- Испугался. Но испуг - это не страх.

Испуг - это когда на тебя что-то бросается с экрана. Когда в лобовое стекло твоей машины прилетает камень из-под едущего впереди грузовика. Это не страх. Еще не страх.

Но зерно страха в этом фильме было. Крупное такое зерно! Страх начинается тогда, когда что-то идет не так!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...