Крахин Александр Николаевич

A_KRAKHINРодился, вырос и живет в Казахстане, в г. Усть-Каменогорске. Телевизионный звукорежиссер. Специальность по первому образованию – английская филология. Участник двух сборников современной российской новеллы («Утомленные стронцием» и «Грехи наши»).

Музыкант, композитор, автор текстов для рок-группы «Интеграл», участником которой был в 1968-1973 гг.

Born, grew up and is living  now in Ust-Kamenogorsk, Kazakhstan. Graduated from the East Kazakhstan State University, the English philology faculty. 30 years has worked as a TV sound engineer. Took part as an author in two collections of contemporary Russian short story («Утомленные стронцием»(“Weary of strontium”) and «Грехи наши»(“Sins of our”)).

Musician, composer, the author of lyrics for the rock-group “Integral” a participant of which had been  in 1968-1973.

___________________________________________________________________________

ОТЦЫ И ДЕДЫ

          Мой отец идет на работу. В окно вижу, как он пересекает двор. Коричневые носки, смешные старомодные туфли. Брюки коротковаты и мешочком – ремень затянут туго и слишком высоко. Пакистанская бежевая рубашка с рукавами до локтя. Младший научный сотрудник. Простодушный, провинциальный. Немного неловко за него. Но это мой отец. Мне 17 лет. Продвинутый и успешный студент. А отец совершенно не понимает современных проблем и моих продвинутых увлечений. Старый… Вот он свернул за угол. Исчез. Всё! Можно закурить и врубить музыку на всю катушку… Знал бы он, чем я занимаюсь! Но он не видит. Поэтому не будет наивно-серьезных нотаций…

         Папа уходит на работу в свой НИИ. А мне 28 лет. Продвинутый аспирант и всеобщий любимец. Некоторые даже думают, что талантливый… Вот он пересекает двор. Мда, брюки все же коротковаты. И пиджачок кургузенький. Ведущий геомеханик, старший научный сотрудник. Мне его немножко жаль. Но ведь он мой отец. Свернул за угол. Исчез. Но ведь он есть?  Просто я его не вижу. Знал бы он, чем мы сейчас займёмся! Не узнает. Не будет лишнего повода поучить жизни, наставить на путь…

         Мне 48. Я продвинутый режиссёр, аж высшей категории! А папа собирается на работу. Он на пенсии, но без работы не может. Я вижу, как он идет по двору. Семенит по-стариковски на скользких местах. Китайская зимняя куртка из псевдокожи. Невзрачная цигейковая шапчонка. Каждый год собираюсь подарить ему норку, но каждый раз возникает что-то более важное… Оттепель. Наверняка у него невыносимо ломит суставы. Но виду не подаёт, бодрится. Я горжусь им. Вот он завернул за угол. Исчез. А на крыльце своего НИИ упал и умер. Сердечный приступ. Всё он про меня знал. И всё понимал. Молчал. Самолюбие моё щадил…Потому что любил и берёг.

         Мне 60. Собираюсь на работу. Иду по двору. Может быть, мой сын видит меня в окно. О чём он думает? Я знаю, джинсы у меня слишком застираны, а дублёнка на левом плече неумело заштопана… И вечно лезу со своими нелепыми наставлениями… Возможно, временами ему неловко за меня. Но я ведь его отец… Вот он, угол. Сворачиваю. Исчезаю…

Но ведь я есть? Просто меня не видно.

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (32 голосов, средний бал: 3,94 из 5)

Загрузка...