Коршунова Ольга

2Родилась на Камчатке в семье военнослужащего. Детство и юность провела в Пензе. Окончила Пензенский государственный педагогический институт. Работала в школе, в данное время – пенсионер. Имею двоих детей, троих внуков. С 1989 г. пишу стихи и прозу для взрослых и детей, член Союза писателей России (с 2008 года). Являюсь автором 2 сборников сказочных повестей для детей, 2 сборников стихов и прозы, 5 авторских сборников стихов. Стихи и проза опубликованы также в 22 коллективных сборниках, в журналах. Лауреат Всероссийской литературной премии им. М.Ю.Лермонтова, областной литературной премии «Гранатовый браслет». Обладатель медали «М.Ю.Лермонтов». Лауреат и призёр многих литературных конкурсов, в том числе – международных и всероссийских интернет-конкурсов, среди них: «Славянские традиции» (Чехия), «Русский STIL-2014» и «Сказка сегодня» (Германия), «Серебряный стерх-2014» (Казахстан), «Я не мыслю себя без России» (Санкт-Петербург), «Фаншико» (Украина) и др.

I was born in Kamchatka in the family of a serviceman. Childhood and adolescence spent in Penza.I graduated from the Penza State Pedagogical Institute and worked at the school, for the time being - a pensioner. I have two children and three grandchildren. Since 1989, I am writing poetry and prose for adults and children. I am a member of the Writers' Union of Russia (since 2008). I am the author of two collections of fairy tales for children, two books of poetry and prose, 5 books of poetry. Poetry and prose published in 22 collective collections in magazines. The winner of the All-Russian literary award. Mikhail Lermontov, the regional literary prize "Garnet Bracelet". Winner of Medal "Lermontov". The winner and prize winner of many literary competitions, including - international and national Internet competition, among them: "Slavic traditions" (Czech Republic), "Russian STIL-2014" and "The Tale of Today" (Germany), "Silver sterkh 2014" (Kazakhstan), "I can not imagine myself without Russia" (St. Petersburg), "Fanshiko" (Ukraine) and others.


Рассказ "Стрекозка"

отрывок

Они встречались уже два года. Точнее, два года, три месяца и шесть дней. Встречались… Хотя нет, точнее сказать, – виделись. По утрам. Почти каждый день. А прошлым летом она вдруг исчезла из поля зрения на два – бесконечных! – месяца. Он почти отчаялся вновь увидеть её, как вдруг в сентябре она появилась снова. Поразился своей реакции – не ожидал, что так обрадуется. В этом году история повторилась, но внутренне он уже был к этому готов. Потом дважды выпадали ещё по четыре томительных недели его очередного отпуска. За всё это время (надо же!) практически и не болел. Возможно, из страха пропустить очередное свидание. Он ДОЛЖЕН был видеть её, чтобы благополучно прожить ещё один день до следующего утра.

Виделись… И опять не совсем точное слово. Он-то – да! Что касается её, то она часто и взглядом не проскальзывала по нему, спеша по своим делам. А если и смотрела, то как-то отвлечённо, незаинтересованно, будто сквозь него. В такие моменты ему становилось неловко, и он спешил упрятать взгляд под маску деловитой сосредоточенности. И так – изо дня в день.

Он, Сергей Леонтьевич Кондратьев, по утрам ходил по этой улице на работу – в свой богом забытый и дышащий на ладан НИИ. Ходил обычно под руку с женой Светланой, которая работала там же. А девушка, даже имени которой он не знал, эта таинственная незнакомка, шла ему навстречу. Вполне возможно, она училась в гуманитарном университете, расположенном в двух кварталах от дома Кондратьевых. Во всяком случае, всё наводило именно на эту мысль: время, место встречи, то, что на плече у неё обычно покачивалась довольно объёмная сумка на длинной ручке – вся, по-молодёжному, в замочках и брелочках.

Сергей втайне боялся разминуться с девушкой из-за какой-нибудь нелепой задержки дома. Ладно бы один ходил, а то ведь жена обычно висела на руке гирей. А что такое жена? Это ж вечные заморочки с туфлями, нарядами, бусами, брошками, не так уложенной причёской. “Да кому ты нужна такая расфуфыренная? – дёргался он про себя. – Кукла размалёванная! Хоть уштукатурься вся с головы до ног, всё равно не стоять тебе рядом с ней – Куколкой. Стрекозкой моей…”

Когда он увидел её впервые, это был шок! Ранение навылет с непредсказуемыми последствиями. Прежде он и представить себе не мог, что бывает ТАКОЕ…

Она не спеша шла навстречу. Коротенький топик на совершенно несерьёзных лямочках и крохотная юбочка в обтяжку любезно открывали восхищённому взору окружающих всё, что допустимо было увидеть. Невозможно было не залюбоваться ею. Лёгкий ветерок игриво перебирал струящиеся по плечам светлые волосы. Точёные ножки в светлых босоножках ступали легко и, казалось, невесомо. Личико сердечком… Яркий бантик губ… Жаль, цвет глаз не удалось разглядеть – их скрывали большие – по моде – дымчатые солнцезащитные очки.

“Ай да стрекозка!” – невольно воскликнул про себя Кондратьев, едва только разминулся с незнакомкой, и с трудом удержался от порыва оглянуться ей вослед. Сами собой всплыли в памяти строчки популярнейшего некогда шлягера:

  “Я оглянулся посмотреть,

     Не оглянулась ли она,

     Чтоб посмотреть,

     Не оглянулся ли я…”

А ведь оборачивались, даже женщины, что уж там о мужиках-то говорить! И почему-то ему это стало неприятно.

“Не оглянусь! – усилием воли сдержал он себя, хотя искушение было ох, как велико! – Она наверняка не будет зря головой вертеть. По всему видно: не из тех, кто надеется сорвать дешёвенькие аплодисменты. Да и что ей я? Не герой французского романа. Разве такой мухомор, как я, нужен эдакой Стрекозке?..”

С тех пор это имя прочно закрепилось за незнакомкой. Да она будто и впрямь была из стрекозиного рода-племени: утончённо-хрупкая, как балерина, с невероятно тонкой талией, с огромными – в поллица – глазищами на кукольно прорисованном личике. Дужки бровей были слегка приподняты, и казалось, что девушка постоянно поражается всему, происходящему вокруг неё. Она представлялась Сергею неким инопланетным созданием, случайно занесённым на Землю неуправляемыми вселенскими ветрами.  Иногда даже закрадывалась мысль: ей ли, экзотической Стрекозе, жить в этом бетонно-асфальтовом, чахоточно-дымном городе? В этом адском лабиринте, пещерах Минотавра, из которых нет выхода? Нет, её место там, где буйствует зелень, где каждый цветок ласково протянет к ней руки. Лететь бы ей прочь отсюда, пока сачок какого-нибудь «орнитолога» не накрыл, чтобы пришпилить потом иглой быта, превратить в очередной экспонат человеческой коллекции…

Каждый раз при встрече Сергей ловил себя на желании прикоснуться к ней, хоть вскользь; поднять её, невесомую, на ладонях и отпустить на волю. Но чтобы при этом сие миниатюрное чудо природы обратило, наконец, на него внимание, запомнило своего спасителя. Может, когда-нибудь потом, пролетая над ним, Стрекозка приветливо помашет ему крылышками, и в зеркалах её глаз отразится его запрокинутое навстречу небу и счастью лицо. И тогда станет ясно, что пришёл он в этот мир не зря. А пока…

А пока что он и она просто ходили по одной улице, причём, он – в одну сторону, она – в противоположную. Ходили МИМО друг друга, не пересекаясь ни взглядами, ни судьбами…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 2,75 из 5)
Загрузка...