Катиш Малюкова

DSC01197Моё имя - Екатерина, но все зовут меня Катиш. Я учусь в СВФУ, на филологическом факультете. Мне 20 лет. Где-то с 12 лет начала писать стихотворения, пишу до сих пор. Не так давно стала пробовать себя и в других жанрах. Свободного времени почти нет, но когда оно появляется, то занимаюсь плетением браслетов из ниток (фенечек). My name is Ekaterina, but everybody calls me Katish. I'm studying at NEFU, The Faculty of Philology. I am 20 years old. Somewhere in the 12 years I've began to write poems, and I still write them. Not so long ago I began to try myself in other genres. I almost don't have ree time, but when it appears, I'm weaving bracelets of thread (baubles).

Рассказ "Меня зовут..."

Мир будущего. Не так давно была провозглашена полная свобода человека. Можно совершать абсолютно любые действия, если на это есть согласие непосредственных его участников. Круг таких действий постепенно расширяется. Людям, которые являются «первопроходцами», одними из первых осуществляющих недавно разрешённые действия, даются особые привилегии.

И вот, казалось бы, уже всё законно, все люди довольны, чего ещё желать? На что ещё дать право? Нетронутыми остались разве что самоубийства. Вот их-то и приняли во внимание.

Начали работу программы по массовому внедрению «права самоубийства». Была создана особая система, по которой, перед непосредственным осуществлением такого «права», специальная организация претворяла в жизнь любые желания и капризы своих клиентов, исполняла их мечты в течение целого месяца, но с условием, что потом он обязан  покончить с собой любым удобным для него способом.

Найдётся ли в этом сумасшедшем мире кто-то, кто восстанет? Кто будет достаточно сильным, чтобы понять неправильность происходящего и исправить реальность, в которой он живёт? Или он не сможет ничего изменить, даже если к нему придёт осознание? А как поступили бы вы?

Меня зовут...

Антиутопический рассказ.

«Новое кафе открылось, приходи, будет здорово, говорили они. Ну да, конечно», - думала Она, глядя на весёлое щебетание своих так называемых друзей: розовощёкой девицы с волосами того же весёлого цвета и худого парня с деланым томным взглядом. Девицу звали Лиз, парня – Эд. Оба пили что-то мутное.

- Ну что, Эд,- прощебетала «розовая» девушка, выговаривая фразы как-то слегка в нос,- как там у тебя на личном фронте? Слышала, были какие-то взрывы.

- Ну что ты, какие там взрывы…- протянул он, явно довольный, что подруга затронула эту тему,- У меня новый парень. Красавец… Ему четырнадцать.

- Как? Целых четырнадцать? Ты же никогда ни с кем старше двенадцати не встречался!

- Да я тут подумал… Надоело оно мне уже. Десятилетки все эти. Морока одна. Они же психованные - только об одном и думают. Сколько мне уже? Двадцать восемь? Мне бы хоть поговорить с ним, что ли.

- Ах, так вы ещё и разговоры разговариваете? Какая прелесть, это так мило! – захихикала Лиз.

- Ну, как тебе сказать…- Эд говорил так, словно сам себя слушал и наслаждался этим,- С мальчиками постарше всё же проще. Да и меньше вероятность, что он от меня убежит.

- В смысле? Ты его ещё и отпускать от себя не хочешь? Ну, ты изверг! На свободу покушаешься! – шутливо нахмурилась розовощёкая.

- Я? Нет, я это всё люблю и уважаю, - он улыбнулся,- но вот ещё одного самоубийства моего мальчика не хочу. Нет, если разобраться, здорово это всё. Целый месяц исполняются все твои желания, все дела, но… Блин, он ведь их исполнял отдельно от меня. Это как-то грустно. Почему нельзя выбирать кого-то себе в пару, при этом чтобы второму умирать не надо было?

- Ах, да, я слышала о том твоём мальчике. Так он решился на эту новую программу? Разве она пока не на испытательном сроке?

- Уже нет. Узаконили абсолютно и для всех. Хочешь умереть – пожалуйста! Полная свобода, ещё и вознаграждается. Сейчас, кстати, очень даже популярно это дело, многие из моих знакомых уже согласились.

- Попробовать что ли? Ха, не, шучу. На кого же я тебя оставлю-то? На Эту, что ли? – тут розовощёкая подмигнула Ей. В этот момент Она хотела эту Лиз придушить. – У тебя сейчас как раз новый мальчик, надо бы и мне как-то с ним встретиться… А так, как думаешь, ты бы пошёл?

- Я-то? Даже не знаю. Мне пока всё нравится. Вот когда славные девочки да мальчики переведутся, тогда можно об этом подумать. А ты?

- Я скорее хотела бы исполнить одно из предсмертных желаний. Вдруг нашлось бы по моей части, - она как-то странно улыбнулась,- Нет, мне пока просто рано, я ещё пригожусь. А вот Эта тихоня точно ни за что не решилась бы, так, милая? – обратилась к Ней

- Ну да,- процедила Она сквозь зубы,- только тебя же не это волнует.

- Да? А что же меня волнует?

- Если тебя не станет, кто же съест Стиву?

- Ах, точно! – снова оживилась Лиз,- Конечно же, Стива! Но у него такой запах… Ммм… Я уверена, что он будет очень вкусный. И я уже почти получила его согласие! Правда, пока он готов только на руку и кусок плеча. Очень жаль, я бы всё сделала бы как надо.

- Как было с Нади?- уточнил Эд.

- О, да, это было просто идеально! Мы тогда…

- Всё! – Она хлопнула рукой по столу, отчего мутная жидкость в стаканах пошла рябью,- Хватит! Наслушалась!

Эд попытался Её успокоить.

- Эй, подруга, потише. Хорошо же сидим, что не так-то?

- Как что не так? Вы вообще себя со стороны видели? Во что вы превратились?!

Эд и Лиз переглянулись, пожали плечами и с недоумением уставились на Неё.

- Полная свобода! Делайте, что хотите! Принимайте, что хотите! Спите, с кем хотите! Убивайте, кого хотите! Ешьте, кого хотите! Можно всё!

Розовощёкая улыбнулась своей самой милой, по её мнению, улыбкой.

- Да, именно так. Полная свобода личности. И все довольны, все счастливы.

- А я вот недовольна.

- Ты сама не своя. Что с тобой? Лучше садись и выпей с нами,- сказал Эд примирительно.

- Нет, - Она вдруг поняла, что с ними бесполезно об этом говорить,- Извините, сегодня такой день… - Она зажмурилась,- У меня страшно болит голова. Я лучше поеду домой.

Она повернулась к ним спиной и ушла, ни разу не оглянувшись.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 3,00 из 5)
Загрузка...