Кайт Нау

ihOFE7T8J-kВсё началось с того, что в 7 лет я написала своё первое стихотворение. С тех пор пишу стихи и прозу, в которых отражается всё происходящее со мной - путешествия автостопом, жизнь в разных городах. Самым родным своим городом считаю Владивосток. Он подарил мне первую любовь и студенческие годы. По образованию филолог, увлекаюсь лингвистикой, литературоведением, философией. Стихи напечатаны в двух самиздатовских сборниках - "32 километра" и "Поэтоветрие" (niding.publ.UnLTd, Владивосток, 2014) и в сборнике "Автограф на краю земли", Владивосток, 2014. Обладатель Гран-при Приморского краевого литературного конкурса-2014. Произведения вошли в лонг-лист премии им. Л. Филатова-2015.


Владивосток твоей души Владивосток твоей души Овеян в жаркий день прохладой. А кто-то так и не решил, Куда ему дано и надо Уехать. И ни пить, ни есть Которые не может сутки. Погожих дней благая весть Из старой почтальонной сумки. Лишь волн солёный эликсир Хлестать запоем на заставе. Но что тебе мой скромный пир? Другим вином мертвецки пьяный, Лежишь под письменным столом В чаду фантазий и былого, А я тем временем о том, Что трудно обозначить словом. А я тем временем о тех, Кто собирается на пирсе. И волны накрывают всех, Кто мне божился или снился. Но ты спроси: какой резон Стирать прекрасный город в порох? А я скажу: какой сезон Я получаю грязный ворох Дубовых листьев в октябре. На каждом оттиск: «Не приеду». И в этой тягостной игре Нет ни намёка на победу. Но кто-то ждёт. Всё так же ждёт. Так, может быть, и мне остаться? Царапину заката кот Оставил на дрожащих пальцах. се город Се город, нелёгкий для жизни, нетрудный для смерти. Се город природных коллизий и шквальных поветрий. Холодных, как зАмки, квартир и реющих чаек-насмешниц... Ручьи, так банально ничьи, каскадом с раскрошенных лестниц, - в Японское море, что пьёт с ладоней российского(?) порта, где каждый как будто живёт post scriptum и даже post mortem. Се город нависших смертей от снега, летящего с крыши, предательски скользких путей, которых мы легче не ищем. Мираж, уходящий в туман, к богам угодивший в немилость, скажи, не желан и не зван, как я в этом сне очутилась? Когда мы с тобой говорим, склонившись: я лбом, а ты - мачтой, - я вижу, как ты нелюдим, болезненно тих и прозрачен. И в хаос судьбой погружён, ты ищешь и ищешь спасенья и, разве что, будешь спасён в отточиях стихотворенья… Бродяжье Просто просторы перронов перо Пишет в блокнотик на всякий пожарный. То ли прожженным, а может, поджарым, То ли прощённым, а может, прощальным Взглядом подолгу глядишь ты в окно. Просто никто за тобой отродясь Тенью не шёл и в доспехах не ехал, А потому было вовсе не к спеху В косу вплетать шелковистую ленту, В платье бежать, серебристо смеясь. И потому из вокзальных зеркал Смотришь спокойно мужскими глазами, Кривду судьбы распрямив рюкзаками. Да, так и было: под облаками Гость иноземный тебя не искал. Просто никто за тебя не сражался, И оттого ты кудель не прядёшь. Выменяв кольца, браслеты и брошь У коробейника ночью на нож, Нить золотую на пыльную трассу, Светлую горницу, милый уют На беспринципную гордость свободы, Ты понимаешь, что так не живут - Так подбирают к бессмертью аккорды. Ты понимаешь, что так не идут - А высекают высокую искру. Всюду спешат, отовсюду бегут Жадно и бешено по миру рыскать. Нет никого, кто сойдёт к тебе в ад, Нет никого, кто войдёт в это пламя. А потому – к черту бальный наряд! Вместо него – чёрно-красное знамя. *** В берцах хрустальных мешает горошина. А вы говорите: «Моя хорошая…» Пересылочный пункт Почему от тебя я отрезан? Репрессирован, в ссылку отправлен. В дальний угол пространства заброшен. Отстранен, изолирован Прочь? Надоевшим безглазым медведем, Сдутым мячиком прошлого лета… И как будто бы так уже было! И как будто бы было Невмочь. Даже не с кем часы свои сверить. Я не чувствую времени больше! Западают под пальцами кнопки, С мёртвой точки не сдвинется Текст. А под кнопками - топи и бездны, А над кнопками - лебеди-руки… Разрывают слои прошлых жизней Испещрённой души Палимпсест. Баррикады на подступах комнат, Автостопом за чаем до кухни. Одиссея бетонной коробки, Илиада душевных Страстей. В пересылочном пункте над морем Узелками на старой верёвке Второпях пишут длинные письма. А потом - ни судьбы, ни вестей… Мирный воин полустанков Дай для храбрости напиться Мне воды из родника. Я почуял в себе птицу В коридорах сквозняка. Я составлю в ряд тачанки Быстрой точности в словах, Артиллерию песчанки С горсткой буковок в щеках. Дай для храбрости запоем Осушить стакан воды. Я волнуюсь перед боем: Как бы не было беды... Резким потом Чингисхана Пахнет утро. Свеж кумыс. `Для чего уходишь рано?` `Раны...` `Вылечишь - вернись.` Мирный воин полустанков - Пепел времени в глазах. С песней вышел против танков, На свой личный писк и страх. С лирой вышел против танков, А потом исчез в степях. Резким потом Чингисхана Пахнет Забайкалье дней. Боги тихого дацана С каждым часом всё мудрей. Но не столько вглубь пространства, Сколько вглубь своей души, За покоем, как за счастьем, Мирно движемся в тиши. Артиллерией песчанки, Тонким хвостиком Махно Сносим злые перебранки, Сносим горести легко. Мирный воин полустанков, Полурыцарь, полурысь. Вставь рубины ран в огранки И когда-нибудь вернись.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (18 голосов, средний бал: 3,83 из 5)

Загрузка...