Ирина Ершова

Я по профессии - библиотекарь. Замужем, мама троих детей. Интересуюсь историей, в том числе историей своей семьи, которая неразрывно связана с историей нашего города, страны. Люблю читать вслух хорошие книги, а семье нравится слушать.


Рассказ "Елена Прекрасная"

отрывок

- Елена Александровна, ваш муж несколько лет находится в нашей клинике. За последний год его состояние ухудшилось. Вы это знаете. Но исследования в психиатрии, не стоят на месте. Недавно наши медики разработали новый метод лечения таких заболеваний. Возможно, Ваш муж сможет вернуться к нормальной жизни. Но есть риск. Мы не знаем, как новый метод будет действовать в каждом конкретном случае, какие могут быть осложнения. Возможен и летальный исход. Вы сами должны принять решение, дать ли Вашему мужу шанс на выздоровление. Если Вы решитесь, то нужно будет подписать необходимые бумаги. Я дам Вам время, подумайте.

Все это главный врач психиатрической лечебницы сказал Елене Александровне сегодня утром. Советоваться по такому поводу ей было не с кем, да и не привыкла она жить чужим умом.

Алена родилась за полтора года до октябрьской революции. В 16 лет уехала из родного дома. Жить в деревне ей не очень нравилось. Она была младшая из шестерых детей в семье. Четыре старших брата и сестра любили и баловали маленькую Алёнку. Но жили бедно. Обуви на всех не хватало. Кто работает, тому нужнее. А ее, младшую, пока зима и холодно оставляли в избе. Но как только снег сойдет, Аленку дома было не удержать, босиком бегала по деревне. Ростом Алена была не велика, но не худышка, круглое светлое личико с румянцем, веселые васильковые глаза. Без Алены не обходился ни один праздник, первая певунья была в деревне. Но о такой жизни, как у ее родителей не мечтала, ей хотелось в большой город, хотелось красивых платьев, туфелек, ездить на трамвае, жить в каменном доме. Братья помогли любимой сестричке: собрали Аленке денег на дорогу и пожелали удачи.

В большом городе, бывшем еще совсем недавно блестящей столицей, Алене и правда улыбнулась удача. Устроилась на завод, получила место в общежитии, а потом и комнату в коммуналке. Купила красивые цветастые платья, туфельки с ремешком, которые было модно надевать на белые носочки, сделала химическую завивку. Теперь ей не хотелось называться простонародным именем Алена, она стала представляться Еленой.

На заводе ее любили за смекалку, расторопность, веселый характер, и называли Леночкой. А когда Леночка пришла в хор заводского Дома культуры, то стала незаменимой солисткой. Для молоденьких девчонок она стала примером для подражания. Одно только ее имя: Елена Федорова – казалось им волшебным, несущим радость и свет. В молодежных компаниях, когда собиралось много незнакомых парней и девушек, молодые люди сначала обращали внимание не на нее: среди девчат были более видные, рослые, яркие, чем Лена. Но ум, чувство юмора и вокальные данные делали свое дело. К концу таких вечеринок, Леночка была окружена кавалерами.

Когда Лене исполнялось 22 года, кто-то из приглашенных на день рождения друзей привел с собой Глеба. Высокий, смуглый, кареглазый, с правильным строгим профилем, молодой человек внешне был полной ее противоположностью. Глеб вел себя сдержанно, смотрел серьезно и немного грустно. Но когда, стали заводить патефон и ставить пластинки, Глеб обратился к Лене:

- Разрешите Вас пригласить на танец, Елена Прекрасная.

- Почему «прекрасная»? – удивилась Лена, подавая ему руку.

- Была такая сказочная женщина в древние времена, мужчины из-за нее с ума сходили, войны из-за нее начинали.

- Лучше уж не быть прекрасной, и пусть все мужчины будут в своем уме, и всегда будет мир, - рассмеялась Лена.

Чем-то Глеб отличался от ребят с завода. Он напомнил Леночке ее братьев. От него пахло свежей древесной стружкой. Его лицо не было опалено жаром литейного цеха, глаза смотрели мечтательно. Так к Леночке пришла любовь.

Глеб, как и Лена, был из большой крестьянской семьи. Мать его в молодости была первой красавицей в деревне, имела образование церковно-приходской школы и хорошее приданое. Восемнадцать раз к ней засылали сватов лучшие семейства окрестных деревень, но выбор сделала она неожиданный: полюбила бедного красавца гармониста. Жили в любви, девятерых детишек вырастили.

Глеб работал в мастерской плотником. Когда Лена и Глеб расписались и стали жить вместе, он сам смастерил из дерева красивый шкаф для Леночкиных платьев. Время для влюбленных летело быстро. Следующий свой день рождения Лена отмечала гораздо спокойнее, она готовилась в скором времени стать мамой. Наташенька родилась здоровой и красивой девочкой, похожей на папу. Овальное лицо, высокий лоб, только глаза мамины – васильковые. Счастливые родители не могли налюбоваться на дочурку.

- Ты не представляешь, как я вас люблю! – говорил Глеб, - тебя, моя Елена Прекрасная, и Наточку!

Леночка пела дочке своим прекрасным голосом колыбельные песни и мечтала о большой семье. Но это счастье длилось недолго. Когда Наташе было пять месяцев, началась финская война, Глеба призвали на фронт.

Советско-финский конфликт показал, насколько молодая страна Советов не готова к ведению боевых действий. С ее стороны потерь было несоизмеримо больше, чем со стороны противника. Оружия не хватало, солдаты шли в бой с палками и вилами, были просто пушечным мясом. Несмотря на тридцатиградусные морозы, бойцам приходилось долгими часами находиться в снежных траншеях. Часты были случаи сильнейшего обморожения: боец мог начать снимать сапог, а из него вытекала нога. Глеба комиссовали из-за помутнения рассудка. Он ушел из реального мира в мир своих грез.

Летом сорок первого года Лена отвезла Наташеньку и Глеба к его родителям, в красивую деревню в Костромской области. Ленин отпуск уже подходил к концу, когда на страну обрушилась беда – война с фашистской армией. Леночка срочно вернулась в город, где через два месяца началась блокада. Уезжая, она не могла предположить, что увидит своих близких в следующий раз только через четыре долгих года.

На заводе Леночке пришлось занять место ушедших на фронт мужчин. Теперь она работала в литейном цехе, на заливке металла. Этот тяжелейший труд сопровождался бомбежками, ночными дежурствами на крыше, постоянным голодом. В первую блокадную зиму Леночка обменяла все свои наряды на хлеб и крупу, но и этого было катастрофически мало. У нее началась дистрофия. Однажды в особенно трудную смену искра попала Леночке в глаз и выжгла его. Через некоторое время пропал голос. Лена больше не могла говорить. Вестей от мужа и дочки не поступало, одно успокаивало - их деревня находилась далеко от линии фронта.

В конце войны Лену направили на лечение – восстанавливать способность говорить. Постепенно голос возвращался.

- Связки у Вас, Елена Александровна, шикарные, - говорил профессор из НИИ уха, горла, носа, - у меня до войны наблюдались известные оперные певцы. Многие из них могли бы Вам позавидовать. Вам бы учиться – стали бы солисткой в опере.

- Говорить я снова могу, спасибо. А петь? Смогу ли я петь как раньше? – спрашивала Елена.

- Если захотите – сможете. Вы должны соблюдать все мои предписания, хорошо питаться, больше отдыхать, - врач запнулся, - если получится.

Как только это стало возможно, Лена поехала за мужем и дочкой. Она вошла в избу, когда Наташенька, Глеб, его мать и младший братишка собирались обедать.

Свекровь вгляделась в ее лицо.

- Леночка! Живая, а мы уж не чаяли, - вымолвила она. Муж и дочь ее не узнали.

Глеб смотрел мимо. Наташа откровенно огорчилась приезду незнакомой изможденной женщины, правый глаз которой был абсолютно белым. Лена с трепетом смотрела на Наташеньку: худенькая девочка с тонкой светлой косичкой и васильковыми глазами серьезно глядела на гостью.

- Наташенька! Мама твоя приехала! – взволнованно заговорила свекровь.

- Нет! Я не знаю ее! Она не мама! Она чужая! – выкрикнула Наташа и уткнулась в рукав отца. – Папа, скажи, что мы ее не знаем!

Глеб сидел неподвижно и смотрел все в ту же, далекую от всего происходящего, точку. Лена растерялась. Сколько лет она ждала момента, когда они всей семьей соберутся вновь. И вот, что поучилось. Ни муж, ни дочь не рады ей.

- Я заберу их, Глеба в лечебницу устрою, ему подлечиться надо. А Наташенька в сентябре в школу пойдет, ей уже вот-вот семь исполнится, - еле сдерживая рыдания, сказала Лена, обращаясь к свекрови.

- Наташенька, в первый класс пойдешь! В большую школу, в городе! – мать Глеба ласково посмотрела на внучку.

- У нас тут тоже есть школа в соседнем селе, - вдруг подал голос младший брат Глеба, десятилетний Юрка, до сих пор не раскрывавший рта, - не уезжай, Натка, вместе будем в школу ходить!

- И не поеду! Не хочу в город! И её не хочу! – твердила сквозь слезы Наташа, - Бабуля! Не отдавай меня! Я тебе все-все делать буду! Я люблю тебя бабуля!

Наташа подбежала к бабушке, обхватила ее обеими руками. Бабушка тоже расплакалась.

- Глеб! – с тоской и отчаянием закричала Елена, - Глеб! Очнись же ты, наконец!

Это я – твоя Елена Прекрасная!

Лена кинулась на пол, уткнулась лицом в тощие колени мужа и разрыдалась. Сколько лет она не плакала, не могла, а сейчас настоящие слезы текли по ее щекам. Глеб,  не переводя взгляда с далекой точки, поднял руку, положил на голову жене и медленно начал ее гладить…

Когда они втроем вернулись в город, Елене удалось устроить мужа в клинику, его лечили, состояние его здоровья медленно улучшалось. Наташа хорошо училась, а летом ездила на каникулы к бабуле. Несмотря на то, что голос прежней силы так и не набрал, Лена даже смогла петь. Но в последний год Глебу стало хуже. Перспектив практически не было…

Елена шла по пустынному коридору административного этажа больницы. Звуки шагов, гулким эхом отражались от крашеных серых стен и высокого сводчатого потолка. Они напомнили ей стук метронома, звучащего в блокадном Ленинграде. В мозгу, словно в ответ на внешний раздражитель, рождались мысли, мгновенно облекаясь в короткие фразы: «Пойти на риск. Глеб станет прежним. Мы будем счастливы. Но опасность велика. Глеб может умереть. Его не станет совсем. Можно не рисковать. Оставить все как есть. Его призрачное присутствие».

- Я подпишу согласие на новое лечение, - сказала Елена, войдя в кабинет главного врача.

- Вы сильная женщина, Елена Александровна. Как врач, я одобрил бы любое Ваше решение, но лично я считаю, что человеку надо дать шанс, - ответил доктор и достал документы.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...