Ира Берсет

Ира БерсетИра Берсет (псевдоним Мария Благова) родилась в Украине. Окончила филологический факультет (русский и английский языки, литература, психология) Криворожского Университета. Состояла в фольклорной группе при театре Т.Г. Шевченко. Участвовала в спектаклях и художественных постановках на произведения Леси Украинки, Тараса Григорьевича Шевченко, Панаса Мирного, Николая Васильевича Гоголя. В 2006 году переехала на постоянное место жительства в Швейцарию, где в 2009 году состоялся уё писательский дебют (роман «Кабаре»). На данный момент является автором шести книг: «Кабаре», «Балансируя над пропастью», «Вдох-выдох», «Желание в ладошке», «Женская ситуация», «Заглянуть в пустоту». Все они очень разные тематически и стилистически, но в каждой из них захватывающий сюжет, яркие узнаваемые персонажи, тонкий юмор и, конечно, выводы, к которым читателя ненавязчиво подводит автор. Главный вывод не нов, но во все времена актуален: высшая ценность на земле – это любовь. Представленный на конкурс роман является продолжением книги "Балансируя над пропастью", события кторого приходятся на зарождения Майдана в Украине. О себе: в прошлом мастер спорта по художественной гимнастике. Хобби: рисование, аргентинское танго, спорт.

Berseth Ira (pseudonym Maria Blagova ) was born in Ukraine. She graduated from the Faculty of Philology at the University of Krivoy Rog . In 2006 she moved of residence in Switzerland, where in 2009 she made her debut ( "Cabaret" novel) in writing. Ira Berseth is the author of six books: "Cabaret", "Balancing the precipice," "Breathing", "Desire in the palm", "Women's situation", "Look into the void." They are all very different thematically and stylistically, but in each of them fascinating plot, vivid characters recognizable, subtle humor and, of course, the conclusions to which the reader gently leads the author. The main conclusion is not new - the highest value on the ground - this is love. About yourself: she is master of sports in artistic gymnastics . Hobie : drawing , Argentine tango , sports.


Роман. Социальный детектив "Балансируя над пропастью 2"

отрывок

О дружбе, золотых мозгах, гениальных уродах, бандитах, мании величия и театре.

Дымченко Алексей Петрович неспешно шёл по длинному помпезному коридору. Было видно, как на его холёном лице нервно играли желваки, перекатывая взволнованные тени по скулам. Ему предстояло встретиться с человеком, которому он слишком многим был обязан. Это «многое» априори должно было исключить возражения и сомнения, несмотря на срок давности. Должно было, но… За последние десять многое изменилось. Он переосмыслил буквально всё: от жизненных приоритетов до душевных порывов. Этому переосмыслению способствовало появление внуков, которые привнесли в жизнь понимание простых настоящих радостей, которых он долгое время лишал себя то ли по вине собственных амбиций, то ли по причине вскружившей голову погони за славой и деньгами, то ли вследствие пьянящей дружбы с тем, кто сейчас ждет его в самом дорогом номере отеля «Опера». Хотя… Разве можно назвать их отношения дружбой? Пожалуй, нет. Теперь – нет? Никогда – нет! Но они были повязаны, и это заслуга того, к кому он сейчас идёт. Даже не заслуга, а выбор. Чувства и желания Алексея Петровича тут ни при чём: он просто оказался нужным звеном в цепочке махинаций, выстроенных гениальным деловаром. Простой расчёт… И на дружбу – тоже. Десять лет прошло с их последней встречи, совместной работы и общих нажитых капиталов. Он практически избавился от зависимости и необъяснимого преклонения перед старым товарищем и чувствовал себя счастливым…

*Оксюморон – (остроумно-глупое, др.-греч.) – сочетание слов с противоположным значением, то есть сочетание несочетаемого.

Вчерашний неожиданный звонок и знакомый бархатистый, но твёрдый голос застали его врасплох, вызвав в душе тревогу и ощущение собственной ущербности. «Если бы не он…» – едкая мыслишка кружилась в голове, как оса, кусая и вызывая зуд чувства вины. «Я уже давно честно расплатился и никому ничего не должен…» – другая мысль отбивалась от первой, но как-то вяло и неуверенно. По мере того, как шаги приближали Алексея Петровича к месту неотвратимой встречи, вторая мысль стала практически не слышна, а прильнувшая к лицу кровь вызвала боль в виске… Он постучал. За дверью раздались глухие шаги. Перед посетителем предстал красивый юноша, который тут же наградил его очаровательной улыбкой и кивком головы предложил следовать за ним. Пока шли вглубь апартаментов, Алексей Петрович успел стереть шёлковым платком со лба капли пота и заметить, что номер погружён в полумрак и лёгкий джазовый экспромт Нины Симон. «А пристрастия не поменялись», – промелькнуло в голове. По короткому жесту тёмного силуэта у окна парень удалился, тенью проскользнув в смежную комнату, а невидимый человек, не торопясь, двинулся в сторону гостя. – Рад приветствовать Вас, Алексей Петрович, сколько лет… – обволакивающий голос лился из темноты, приближался и навевал на гостя дрожь и неуверенность. – Десять, – почти шёпотом сказал Алексей Петрович. – Ты изменился, Штеф, – в интонацию хозяина просочилась улыбка, – но это тебе к лицу. Говорящий вошел в ореол света: правильные черты ухоженного лица, острый бирюзовый взгляд и сверкающий бокал шампанского… – А вот ты не меняешься, Вика. – Будь добр, обращайся ко мне… – он сделал небольшую паузу и улыбнулся, – Виктор. Ты не против? – Конечно. Просто я… – Не стоит, – перебил его мужчина, избавив от неудобных объяснений. Он подошёл вплотную и, к неожиданности Алексея Петровича, по-дружески обнял его за плечо и увлёк к небольшому журнальному столику. – Ну, что ты, как неродной, расслабься. Ты лучше скажи, что пить будешь. «Дон Периньон»? – он указал на свой бокал и вопросительно взглянул на друга. – Нет, мне бы чего-нибудь покрепче. – Виски? – Отлично. Виктор взял из бара бутылку и лёд и поставил перед гостем: – Распоряжайся. Алексей Петрович налил себе янтарного напитка, искоса наблюдая за старым другом. Тот уселся в глубокое кресло напротив, закинул ногу на ногу и начал что-то читать в телефоне. На его мраморном лице не было ни одной эмоции, ни одной тени настроения. Гость отхлебнул благородного напитка и стал терпеливо ждать, когда закончится пауза, так некстати повисшая в жасминовом воздухе великолепного зала. Он был уверен: Виктор тянет её преднамеренно, заставляя нервничать… Годы, проведённые рядом, не прошли даром, он всё-таки успел кое-что понять о Викторе, именно поэтому его внезапное появление так взволновало. Интуиция и опыт подсказывали: где-то совсем рядом зарождаются большие возможности и деньги, иначе бы старый партнёр здесь не появился. Алексей Петрович положил лёд в хрустальный бокал и впервые позволил себе взглянуть на друга в упор. «Вика и правда не изменился, он так же, как и раньше, получает удовольствие от неловкости других…» – аккуратно съязвила смелая мысль. Виктор будто услышал её, оторвался от телефона и взглянул на гостя. – Не спрашиваю, как живёшь, потому что знаю – хорошо. Правильно сделал, что ушёл в тень. Сейчас не время раскрывать все карты, целесообразнее скрывать информацию о своем бизнесе. Мне лестно, что ты усвоил мой урок: деньги любят тишину, и не всегда чрезмерная открытость способствует деловому успеху, – голубые глаза блеснули знакомым хищным светом и заставили собеседника внутренне сжаться. – Тогда тебе должно быть известно, что я отошёл и от политических дел… – Не обманывай себя… И меня. Не отошёл, а помогли отойти. И я этому способствовал. Но ты ведь не в обиде? Думаю, сам понимаешь, что тебя вся эта оранжевая катавасия в 2004-ом изрядно истрепала и сделала сентиментальным… Наверное, к сожалению. – Я бы не стал так ставить вопрос. – Почему? – на непроницаемом лице Виктора неожиданно нарисовалось удивление, Алексей Петрович даже растерялся. – Потому что всегда неприятно осознавать свои слабости, не так ли? Понимаю. Тем более когда знаешь, что твои мозги работают лучше, чем у других. Но не в них одних дело. Мозги без хитрости – серое вещество, от которого имеют все. А это неправильно, Штеф… Прости, – вдруг спохватился хозяин апартаментов, – не знаю, почему тянет назвать твоё прежнее имя. Наверное, старею, хочется быть ближе к истокам, – он улыбнулся и отхлебнул из бокала. Алексей Петрович последовал его примеру. Виски медленно, но верно призывали на помощь самообладание. «Стареешь, как же. Специально вспоминаешь бедного очкарика Штефана, чтобы ностальгию нагнать. Точно что-то нужно. Не к добру… Но зачем? Что он задумал на этот раз?» – в голове мысли путались и метались в догадках. Одно было ясно: ему просто так не отвертеться. – Думаю, прошло достаточно времени, Алесей Петрович, чтобы твой эмоциональный фон стал прежним и не мешал золотым мозгам работать. А дело предстоит огромное, я бы сказал, ювелирно-фундаментальное! – Виктор, если ты интересовался моей жизнью, то знаешь: фундаментализмом я больше не занимаюсь. Мне хватает и того, что я имею. – А мне – нет, – спокойно парировал Виктор. – Штефан… Тебе напомнить, зачем ты взял фамилию супруги? Наверное, не потому что фамилия Дымченко тебе казалась более благозвучной? Позволь также напомнить: ты остался здесь, на Родине, для того, чтобы ра-бо-тать… В 2004-ом мы немало поставили на кон и на тебя… Согласен, поимели тоже немало, но из-за твоих причуд чуть не прогорели. Потому что тебе вдруг вожжа попала под хвост и захотелось стать посланником добра и спасителем человечества! Смешно… А ведь у нас было столько общего: грандиозные проекты и золотые горизонты. Тебе тогда повезло, что Кучма переиграл сам себя, переоценив Падре Эуженио. Падре откровенно блефовал, а Кучма верил, что у того есть на него серьёзный компромат. Данилович слишком доверился нашему человеку. Благо дело, я вовремя понял твою несостоятельность и успел подстраховаться. Иначе наши сакральные идеи могли бы очень пострадать. Ты хоть понимаешь, что ты чуть не погубил дело, к которому я шёл двенадцать лет?! – взгляд говорящего впился в тело бывшего друга, словно клещами, заставляя кожу под рубашкой покрываться нервной дрожью. – Это же надо так деградировать, чтобы вписаться за экологию и начать её продвигать на выборах! Признаться, я сначала думал, что это такая фишка для отвода глаз. Старался понять твои логические ходы. А не тут-то было! – его голос набирал силу и чеканил каждое слово. – Хорошо, что вовремя спохватился, пока ты весь капитал не проср… – Но вы в накладе не остались, не правда ли? Вы же получили мой завод почти даром, так что можно считать, что я извинился. – Бесспорно, – вдруг тихо и абсолютно спокойно сказал Виктор. – Извинения приняты. Именно поэтому я сейчас с тобой говорю. Именно по этой причине ты живёшь хорошо. Но… Чтобы и дальше так жить и процветать… – Зачем весь этот разговор? Начал с экскурса в прошлое, потом вспомнил об оранжевой чуме, теперь пытаешься угрожать. К чему всё это? Не стоит ходить кругами, мы ведь друзья, – на последнем слове Алексей Петрович повысил голос, – так что не стесняйся, говори прямо, зачем позвал. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 4,50 из 5)

Загрузка...