Иванов Дмитрий

P1080147Мне 32 года. Я врач, кандидат медицинских наук. Мои интересы - культура и искусство средневековой Англии, Мезоамерики, Древнего Египта, Китая времён династии Цин. Я люблю путешествовать, приобщаться к жизни других людей, познавать их верования и ценности. Творчеством занимаюсь давно, пишу небольшие произведения для друзей, а также познавательные статьи, делаю переводы. Особенно важным считаю создание фантастических произведений на основе мезоамериканской культуры и мифологии, так как эта тематика является до сих пор неосвоенной.

I am 32 years old. I work as a doctor. I am interested in culture and history of medieval Britain, Mesoamerica, Ancient Egypt, Qing China. I like to travel all around the world. I write short novels for my friends and scientific articles, and make some translations from English and German.


Мифологическая фантастика "Играющие страницы"

синопсис

События последних дней заставляют задуматься о том, могут ли наши действия коренным образом изменить будущее и прошлое всего народа, ведь то, что происходит сейчас, потом, скорее всего, отразится неоднократно.

Действие происходит в фантастическом мире, созданном на основании верований ацтеков, майя и сапотеков. Молодой жрец отправляется в составе группы служителей культа на руины древнего города, где должен получить откровение от богов. Неожиданно он понимает, что видит таинственный остров, скрытый от других членов экспедиции. Однажды герой решает поехать туда и узнать, какие секреты хранит неведомая земля. Войдя в пещерное святилище, жрец находит волшебную библиотеку, наполненную живыми книгами, и встречает полубога, сообщившего послание от великих. Предки предупреждают людей о пагубных последствиях их действий. Человечество уже заставило измениться предопределённый ход истории. Теперь следует определиться, продолжить ли дальнейшее разрушение установленного порядка вещей или стоит сохранить уже имеющееся. Но боги не дают конкретных указаний. Они предоставляют людям возможность самим решить, как им поступить в стремительно меняющемся мире.

Рассказ знакомит читателя с мировоззрением индейцев, их культурой, верованиями, внешним обликом. Приведены сведения о природе, архитектуре, мифологии, письменности и иконографии мезоамериканского региона.

отрывок

Вечерело. Лёгкий ветерок шелестел в кронах вековых деревьев. Солнце уже не палило, а светило нежно и ласково, золотые блики скользили по волнам. Мерный шум прибоя успокаивал и навевал благостное ленивое настроение, какое обычно бывает, когда дневная суета подходит к концу, а долгожданный отдых уже не за горами. Чальчиукоскатль сидел на коленях перед древней статуей и вдыхал горький аромат копала, кусочки которого медленно тлели в расписной курительнице. Наш герой был ещё молод, ростом чуть выше среднего, худощавого телосложения. Глаза тёмно-коричневые, миндалевидные. Черные, как смоль, прямые волосы кое-где выбивались из-под налобной повязки. Длинный нос с горбинкой, резко выступающий вперёд на широком смуглом лице являлся характерной чертой местных жителей. На Чальчиукоскатле был хлопковый набедренник, украшенный нашитыми пластинками из зелёного камня и цветной бахромой. Изящные сандалии, на кожаной подошве с мехом пумы и перьями колибри подчёркивали высокий статус их обладателя. Лодыжки и запястья стягивали браслеты с бляшками из морских раковин, а на шее блестело массивное ожерелье из отполированных нефритовых кружочков. Роскошный головной убор напоминал маску невиданного чудовища с устрашающими белыми клыками. Над ней во все стороны расходилось несколько пучков перьев макао и других тропических птиц, составлявших красочную композицию, опускавшуюся до середины спины. В уши были вставлены серьги из полированного жадеита.

Чальчиукоскатль, молча, смотрел, как серые струйки благовонного дыма скользят по изгибам каменного изваяния, стоявшего у края скалы, которая врезалась в пляж, покрытый белым, как вершины далёких вулканов, песком. Шум прибоя убаюкивал, ноги затекли, от чего идти никуда не хотелось. Мужчина думал о давно покинутом городе, в который забросила его судьба, и о своей миссии - засвидетельствовать явление неведомого бога. Чальчиукоскатль взглянул на море – огромный блистающий простор, насколько хватало глаз. Но вдалеке отчётливо вырисовывались очертания небольшого острова. «Интересно, почему, его никто не видит, - подумал он, - я же могу различить и берег, и даже какую-то растительность, и гору посредине. Это никак не может быть наваждением. Вот же он. Я вижу его, так же как статую, как пальмы на берегу, как курительницу, как свою руку».

С первого же дня, как Чальчиукоскатль вместе с группой других жрецов прибыл в покинутый город, названия которого не знал никто, он должен был воскурять благовония перед той самой на удивление хорошо сохранившейся статуей, ставшей на отдалении от всего комплекса зданий. Отсюда открывался великолепный вид на море, которым служитель любовался всякий раз во время проведения обрядов. Тогда-то он и заметил вдалеке какой-то остров. Вначале Чальчиукоскатль не придал этому никакого значения. Но через несколько скучных однообразных дней среди руин молодому жрецу захотелось непременно отправиться туда и своими глазами взглянуть на неведомую землю, которая вполне могла иметь связи с заброшенным городом, здесь на берегу. Поначалу он думал, что рано или поздно такая же идея придёт в голову и другим участникам похода. Но шло время, и казалось, будто неведомый берег никого совсем не интересует. Однажды Чальчиукоскатль спросил старшего жреца Ишуэцкатокацина, почему тот не желает отправиться на остров, расположенный он так близко от древних руин. Ответ обескуражил нашего героя. «Что ты имеешь в виду? - с удивлением произнёс великий жертвователь, - Нет там никакого острова», -  категорично заявил он. «Да как же, есть, - не поверил своим ушам Чальчиукоскатль, - я смотрю на него каждый день, когда сижу там,  на утёсе». «Ну давай, поглядим на твой остров», - насмешливо сказал Ишуэцкатокацин, нотки недоверия читались в его голосе. Жрецы пришли на нависавшую над пляжем вершину скалы. Взору открывалась только тёмно-зелёная блестящая, как перья колибри морская гладь, никакого острова до самой линии горизонта.

Хорошо, что старший жертвователь не назначил ему никакого наказания. Чальчиукоскатль ходил сам не свой от стыда целый день. Негодование и непонимание съедали молодого жреца изнутри. Вечером подошло время воскурять копал перед статуей на утёсе. Опасливо наш герой побрёл туда, глядя лишь себе под ноги. Он уже знал, что случится, чувствовал всем сердцем, оттого тревога разгоралась всё больше и больше. Вскоре пришлось поднять глаза – и вот он, неведомый остров лежал в золотых лучах заходящего солнца. Дрожь волной прошла по телу, дыхание на миг прервалось. Нет, это не сон. Медленно тлел шарик копала. Тени стали чуточку длиннее. Солнце опустилось ниже. Приближалось время, когда обезьяны-ревуны начнут издавать свои громогласные звуки в кронах деревьев. Чальчиукоскатль вновь взглянул на море. Всё, как и раньше – загадочный остров мрачным силуэтом высился посреди мерно рокочущих волн.

И вот теперь молодой жрец опять сидел на своём привычном месте, вновь глядя на неведомый берег. Жертвователь уже полностью смирился с его существованием и с тем, что остров кроме него никто не видит. Но в последние дни появилось странное ощущение. Чальчиукоскатль начал замечать, будто его туда влечёт. Мысли то и дело возвращались к таинственному видению, желание во что бы то ни стало отравиться на неизведанный берег крепло день ото дня и то и дело побуждало к действию. Проходя там, по краю скалы, откуда открывался вид на море, служитель уже не мог не повернуть голову и хоть бы разок не глянуть на загадочную землю. Странная назойливая тревога нарастала, она не давала спокойно заснуть, мешала сосредоточиться, отбивала аппетит.

Копал догорел. Теперь оставалось немного времени на сон перед ночными молениями. Чальчиукоскатль взял курительницу за длинную ручку и пошёл вниз к руинам древнего города. Жил он в небольшом узком помещении вытянутого здания на платформе, располагавшегося недалеко от комплекса пирамид. Тропический лес давно уже брал своё, из каждой щели старой каменной кладки пробивался побег, корнями раздвигая и расшатывая известняковые блоки. Участникам похода пришлось посвятить целый день расчистке данного дома, который они выбрали, дабы обосноваться на время своей миссии. Спал Чальчиукоскатль на полу, постелив циновку петлатль прямо на каменные плиты, сверху укрывался плащом. Сон долго не шёл. Закрыв глаза, молодой мужчина вновь погрузился в воспоминания. Как давно это было? Кажется, уже несколько лет назад, на самом же деле, наверное, не прошло и месяца с тех пор, как они покинули дом. Истаккальцин, старый верховный жрец совершил тогда сложный ритуал в главном храме и получил откровение. Собрав вместе всех служителей культа, он сказал, будто здесь, на руинах у моря произойдёт явление божества, которое сообщит людям своё послание. Следовало немедленно отправляться в путь и совершить все необходимые ритуалы на пирамидах, перед статуями и стелами забытого города, разбудить дремлющие сверхъестественные силы, которым некогда поклонялись его безвестные жители. О том, какое божество явится и когда, старик не сказал, возможно, не знал, а быть может просто решил умолчать по какой-то, только ему одному известной причине. Истаккальцин всегда любил загадки. В течение двух дней собрали группу из пяти жрецов, отрядили четырёх воинов для охраны и несколько носильщиков. Шли сначала по заболоченному лесу, порой по колено в воде, затем – по узким тропам непроходимой сельвы. Только Ишуэцкатокацин, назначенный старшим, знал дорогу. Когда-то он уже совершал паломничество к руинам вместе с Истаккальцином, тогда они получили первое откровение от того, чьё лицо скрыто. Чальчиукоскатлю вспомнилось прибытие, работы по расчистке заросшего здания и лестниц на пирамиды, уборка святилищ, поиск отдельно стоящих стел и статуй. А ещё море. Рождённый на остове посреди затопленного леса, кишащего крокодилами и хищными черепахами, молодой жрец ещё ни разу не видел моря. Огромное водное пространство с пляжами, покрытыми белоснежным песком, блестящими раковинами на берегу, шумными волнами и свежим ветром, пробуждающим дух приключений, навсегда врезалось в сердце Чальчиукоскатля. Ещё и по этой причине ему так не терпелось отправиться на каноэ по блестящей нефритовой глади к таинственному острову, такому прекрасному и близкому. А ещё странный зов, он слышал его в своей голове, будто кто-то специально направлял туда свои мысли, чувствовал в рокоте прибоя, словно набегающие буруны говорили с ним, а он понимал их язык. Завтра будет новый день. До моря совсем недалеко. Долблёное каноэ, взятое на время у жителей близлежащей деревушки, у берега. Он точно поплывёт туда. Всё решено. Иначе нельзя. На этих мыслях Чальчиукоскатль успокоился, дыхание сделалось ровным, руки и ноги – тяжёлыми, сердце перестало колотиться, и молодой жрец заснул, словно младенец.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...