Закария Туктаров

фото (1)Мне 24 года. Рос на книгах Хемингуэя, Джека Лондона, Чехова и Достоевского. Так вышло, что я пишу с 13 лет. Считаю это своим основным делом, хоть и на жизнь зарабатываю иным способом. Занимаюсь музыкой, выступаю, записываю и свожу в музыкальных редакторах. Никогда не участвовал в конкурсах и до этого момента не выпускал в свет ни один из своих рассказов. Ныне дописываю роман.

I am 24 years old.I grew up on the books of Hemingway, Jack London, Chekhov and Dostoevsky. It so happened that I write to 13 years. I think this is their main thing, though, and earn a living in another way. I play music, speak, write and take my music to the editors. I never participated in competitions and up to this point has not issued out of any one of my stories. I moved from the short fiction into a longer.


Рассказ "Нечитанная книга"

Как-то ночью я курил сигарету и стряхивал пепел в формочку для кексов. Такая формочка - вся розовая, да мягкая. Скорее всего, из резины. Она не прогорала, и в ней легко было тушить сигарету. В тот момент я задумался. Ненадолго, но задумался. Я понял, что если ты хочешь ознакомиться с нечитанным тобой писателем, то главное – это начать с удачной книги, а те книжки, что похуже, уже со временем и так сойдут. Конечно же, если самая лучшая книга у него окажется неплохой.

Шесть часов утра. В кровати мирно спит любящая девушка, а я безработный. На полу лежат музыкальные инструменты, а я безработный. Муха бьется об окно, настойчиво, с фанатизмом, а я – сами поняли.

Я встал с кровати. Тихо кашлянул, взглянул на Нее – она спала, я не разбудил ее. Уже на кухне, я напевал песню себе под нос и резал яблоко на две части. Чайник вскипел. Завтрак в виде половины яблока был готов, а растворимый кофе не заставлял себя долго ждать.

Надев костюм, выпрямив свои волосы мокрыми руками, напялив на лицо надежду, а на душу - мнимую уверенность, я вышел из дома и направился к станции, откуда я двинул к соседней на электричке.

В электричке было не так много народу, в основном – работяги и пьяницы. Почему-то мне было уютно ехать в таком компании. Работяг я не очень любил. Они были грубы. А вот пьяницы зачастую оказывались интеллигентными людьми. Понятно, конечно, ради чего они так старались передо мной прочесть вслух Бродского, или цитировать Ерофеева, спорить о Хемингуэе, но все же – было интересно. За столь короткое время пути, в вагон дважды заходили торгаши безделушек. Люди брали.

Около Рижского Проезда шли спокойные забулдыги. Шли, видимо, за выпивкой, или же к женщинам, или же на работу.

Глухой, за неимением других прохожих, дед так и не смог мне показать, где находится тот дом, в котором меня должны были оценить и опросить на наличие опыта, ума, денег, национальности, яиц в карманах, на отсутствие души, на способность унижаться. Экзамен должен был быть непростым, но быстрым.

Я бежал со всех сил, от меня уже пахло потом, изо рта струился пар утреннего запаха, хоть и я чистил зубы. Я забежал в здание, где меня ждала красивая женщина в юбке. Юбка была довольно короткая, что меня смутило, так как от этой юбочки зависело, возьмут меня на работу или нет.

Через некоторое время в кабинете началось.

- Зачем Вы приехали в Москву? Я вижу, что Вы закончили не столичный ВУЗ.

- Просто. Мне здесь нравится.

Она быстро глянула на меня. Я ожидал, что мой ответ Ее заинтересует и улыбнет.

- Скажите, что Вы знаете о тендерной документации? Я вижу, у Вас в резюме есть об этом информация. А вот про опыт такой работы – нет.

- Я закончил университет в прошлом году. Опыт работы небольшой. Два года. Про тендерную документацию я знаю самое главное - ее нужно собирать, а я умею ее собирать.

- Сколько тендеров Вы выиграли?

- Прошу прощения?

- Вы подавали заявки?

- Нет, я собирал тендерную документацию

- Вы русский? Не подумайте, просто нужно знать, вдруг…

- Нет, - я быстро прервал Ее.

Она посмотрела на меня, улыбнулась, отвела взгляд в мое резюме. Мне показалось, что это была последняя капля шанса получения моего материального благополучия. Скорее всего, это и была последняя капля на ее обнаженных лодыжках. Она стекала, начиная с шеи, через грудь по пупку к ее секретному месту, но там не признали эту яростную смесь из негодования и отвергали каплю к ляжкам, и так далее…

Затем Она сказала, что мне позвонят в пятницу, и, если все будет хорошо, то меня возьмут. Сколько же раз я слышал от людей: «Если все будет хорошо»! Носительница юбки ушла в другой кабинет, заранее попрощавшись со мной. Я сидел весь в поту от волнения и недавней пробежки. Мне стало больно от того, что я пытался притворяться. Все же, мне стало хорошо, что я не умею притворяться. Я встал, взял свое старое пальто, в котором ходил еще, будучи старшеклассником. Я увидел себя в зеркале, которое висело напротив секретарши. В зеркало стояло лохматое удивленно униженное существо в красивом костюме. Костюм этот мне совершенно не шел. То есть, он сидел очень хорошо, был красивого кроя, был чист и глажен, но я не подходил к нему. Почему-то именно в тот момент я чуть не заплакал.

На первом этаже стоял кофейный автомат, а я очень хотел, чтобы это был автомат с алкоголем. Кирнуть было бы сейчас к месту. Дети игрались у скамейки. Подбежал маленький белобрысый юнец. Стоял и смотрел на меня с любопытством. Я улыбнулся мальчику, а он улыбнулся мне, и тут я понял, что – да и черт с ними!

- Зачем Вы переехали в Москву?

- И правда.

Дома меня ждала Она. Она подметала пол, когда я открыл дверь. Встретила меня с улыбкой и волнением. Я молча снял ботинки, прикурил сигарету и сел на кровать. Она спросила меня про собеседование, а я сказал, что не хочу говорить об этом. Она посидела со мной, помолчала, затем вздохнула и вышла на кухню. Облако накрыло темнотой мое окно, и я подумал: «А что, если это была та самая удачная книга!?»

Меня накрыл ужас.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (29 голосов, средний бал: 4,07 из 5)

Загрузка...