Жипара Абдрахманова

SONY DSC Жипара Абдрахманова Живу в Кыргызстане, в городе Бишкек. Пишу о том, что окружает и волнует, чем хочется поделиться с современниками. Надеюсь, мои наблюдения будут интересны читателям. I live in Kyrgyzstan, in Bishkek. I am writing about what is around me, what excite me, what I want to share with others. Hope my observations will be interesting for readers.

Рассказ "Хеллоу, Долли!"

Отрывок

- Земляки, все наши беды от того, что вечно мы делимся по родам, племенам, регионам.  Как вы не поймете, что все бы дети одной страны - Кыргызстана? Одной крови. Как же права пословица, что мы сами себе враги. Находимся за тысячи километров от родного дома и умудряемся разругаться! Вместо того, чтобы сплотиться на чужбине вы наоборот грызете друг друга. Гляжу я на вас и вспомнилась мне одна история  поучительная. А, вы слушайте и делайте выводы. Жила как-то в нашем селе женщина. Семья у нее была образцовая и  благополучная. Муж у нее был работящий, заботливый, сын и дочь. Да такие ладные и послушные. Все соседи им завидовали. Неожиданно заболел у нее муж и умер, и осталась она вдовой с двумя детьми на руках. Тут все стали сочувствовать и жалеть ее. Ну как же, теперь, она стала такой как все – с проблемами. Спустя год, появился в тех краях крутой бизнесмен. Тоже вдовец, который после смерти жены вернулся с родные края и развернул  бурную деятельность. Построил конеферму, открыл мини-заводик.  «Положил он глаз» на эту вдовушку, а потом и женился на ней. Снова стали завидовать земляки той женщине и осуждать ее, мол, быстро же она своего мужа позабыла. Подросла дочь у той женщины, выросла первой красавицей на селе. Многие мечтали породниться с состоятельной семьей и взять в жены их дочь. Но, мать мечтала о другой судьбе для своей дочери и отправила ее в столицу, чтобы та получила хорошее образование и сделала карьеру.  Да, только в городе влюбилась девочка без памяти в какого-то негодяя, а он погулял с ней, да и бросил. Вернулась дочь домой,  опозоренная, а вскоре родила девочку. Родители оставили младенца у себя, а ее отправили от пересудов и злых языков, заканчивать учебу,  подальше заграницу.  Опять начали сочувствовать соседи, сопереживать матери. Спустя время вернулась дочь из-за границы и обрадовала родителей известием, что встретила там хорошего человека.  Полюбил ее этот иностранец всем сердцем и замуж предложил, поэтому она забирает свою малышку и уезжает с ним навсегда. Снова стали завидовать земляки, осуждать их семью. Подрос и сын той женщины. Вырос настоящим джигитом, да и умом его Бог не обделил. Школу закончил с золотой медалью, поступил в самый лучший вуз. Выучился парень на радость родителям, поступил на работу в престижный банк. Опять шепчутся соседи, завидуют и злословят за их спиной. Но жизнь, она ведь как зебра: то черная полоса придет, то белая. Опять настигла беда семью той женщины. Подставили  парня дружки, обвинили его в преступлении, которого он не совершал. Завели на парня дело, закрыли в СИЗО. Пришлось отчиму, бизнес продать, чтобы парня вызволить. Опять радуются соседи – так вам и надо, мол, буржуи проклятые. Да только есть на свете Бог. Все видит. Те, горе-дружки, которые парня подставили, опять погорели на каком-то деле. А, на следствии, вся правда и выяснилась, что парень ни в чем невиновен. Оправдали его полностью. Вернулся он в свой банк, а вскоре пошел на повышение. Теперь стал крутым банкиром, родителям помогает, стал опорой им в старости,  а те на него не нарадуются… Так вот, друзья, для чего я вам поведал эту историю? – вздохнул Расул. Не стоит тратить время и силы на пересуды и злословие. Любите, цените друг друга здесь и сейчас, живите просто и честно. Никому не мешайте, никому не докучайте, а случится беда – протяните руку помощи. И, тогда воздастся вам по делам вашим. Все, притихли…Только сейчас до всех нас отчетливо дошел смысл его слов. Задумались люди, каждый о чем-то своем. - Теперь, налейте всем максыма[1], выпьем за то, чтобы  дети наши росли счастливыми, родители были здоровы, а на кыргызской земле царил мир. Оомин![2], - благословил всех присутствующих Расул. Все дружно осушили бокалы. - А, теперь я расскажу вам другую историю, но уже повеселее,  - сменил тему Расул-Ташчайнар, чтобы отвлечь земляков. - Было это во времена нашего первого президента Акаева. Незадолго до его позорного бегства из страны. В последние годы правления, Акаев  назначил русского премьер-министра. Да, вы все его, наверняка,  помните, поэтому я не стану называть его имени. Назову его, скажем Тимофеичем. Тимофеича был на редкость косноязычным. Его и на русском-то было трудно понять, а, по-кыргызски он знал всего несколько слов. В стране был кризис, народ роптал, поэтому Тимофеич пытался с людьми общий язык найти . В первое время, премьер, честно пытался выучить кыргызский язык , да только ничего у него не получалось. Может возраст свое дело делал, может занятость вечная мешала, а может и неспособность к языкам была, кто его знает. В общем, когда он расписался в собственном бессилии, какой-то хитроумный советник предложил ему зазубрить пару пословиц, поговорок, да несколько дежурных фраз на все случаи жизни. Тимофееич, так и поступил. Спустя время, помощники докладывают ему, мол, пресса вас хвалит, и даже президент вас в пример другим чиновникам ставит. Так держать. Премьер  так воодушевился, что стал повсюду применять свою новую тактику. До одного курьезного случая. Поехал он в очередное глухое, горное село. Не то в Джумгал, не то в Чаек, врать не стану. Там он должен был открывать какой-то объект. Не то баню, не то фельдшерский пункт. Народу собралась тьма. Согнали всех - от мала до велика. Тимофеевич толкнул дежурную речь, и, напоследок, поинтересовался, мол, чем живете сельчане? Какие проблемы? Чем помочь? Глава района уже был готов дать слово дежурным аксакалам, чтобы те поблагодарили премьера за заботу, задали ему заранее подготовленные вопросы, и, по традиции дали ему свое благословение. Затем, по плану следовал торжественный обед, поэтому  аким[3] уже в нетерпении сглатывал слюну, предвкушая ароматное, нежное мясо барашка. Как вдруг, растолкав толпу, к трибуне вышла бойкая,  дородная, краснощекая тетка и активно жестикулируя задала Тимофеичу вопрос. Премьер ни слова не понял из ее выступления, но, не моргнув глазом, выдал одну из своих заученных фраз на кыргызском: - Не переживайте, я дам поручение, наши специалисты приедут и вам помогут… Зал покатился со смеху. Да, так, что побледневший аким, схватил в охапку премьера и увел из зала от греха подальше. - А, что за вопрос она задала? – нетерпеливо спросила Разия. Едва сдерживая смех, Расул ответил:  А вопрос у той женщины был такой: - Да, что же такое творится, уважаемый? Мужики наши, кто спился, кто на заработки уехал, бабам рожать не от кого стало. Что делать? Теперь дружный  хохот раздался уже среди присутствующих, а Разия, чуть не поперхнулась своим яблоком. Как поведал Расул, после той поездки чиновники, конечно,  получили выволочку, но Тимофеичу,  это была наука. Больше он никогда публично не козырял своими  языковыми «познаниями». Эта байка здорово разрядила обстановку. Вот так с шутками-прибаутками и прошел вечер. До самого утра продлилось общение, поскольку каждый хотел поделиться своей историей. И, мы не могли наговориться… **** Две недели отпуска пролетели как один день. Анара засобиралась в Москву. Она так и не успела съездить, как мечтала на озеро Иссык-Куль, теплые и ласковые волны которого снились ей по ночам. Мать собирала гостинцы, вздыхала и тайком от дочери опять вытирала слезы. Такеша ластился к матери, и ни на минуту не отпускал ее от себя, словно предчувствуя разлуку. Анара решила  вновь лететь ночным рейсом, чтобы не расстраивать сына. Такси быстро домчало их по пустынным, ночным улицам до аэропорта. В зале аэровокзала царила обычная нервозность и сутолока. Провожающие  тревожно прощались, встречающие, другие наоборот пребывали в радостном возбуждении от скорой встречи. Анара, еще раз внимательно проверила билеты и документы, и чтобы не задерживать мать решила быстрей пройти в накопитель. Женщина крепко, обняла, поцеловала мать и стала протискиваться к стойке контроля. - Доченька, обязательно позвони, как долетишь, -  попросила мать. - Конечно, мам, обязательно, - ответила Анара. Она опять уловила тревогу и озабоченность в интонации  матери. - Мамуль, ну, расстраивайся,  я же не Долли, скоро вернусь. Все будет хорошо! -  подмигнула напоследок матери Анара. Она, наконец, увидела долгожданную улыбку на лице матери. Самолет взмыл в небо и стал исчезать, постепенно превращаясь в маленькую, темную точку. Пожилая женщина, прильнув к стеклу, еще провожала его долгим взглядом. - Все будет хорошо, - шепотом повторяла она слова дочери как заклинание.

Все будет хорошо, балам[4]

[1] Максым  (кыр) – национальный напиток из злаков; [2] Оомин (кыр) – Аминь; [3] Аким (кыр) – глава местной администрации; [4] Бала, балам (кыр)  – детка; Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (4 голосов, средний бал: 4,50 из 5)
Загрузка...