Жидкова Лилия

IMG_0741В двух словах о себе: совсем недавно - выпускница Юридического института Северо-кавказского федерального университета. Однако чувствую тягу к журналистике, генеалогии, истории, краеведению, музыке, рисованию, фото… Юрист, которого отчаянно и мятежно тянет в журналистику и писательство, с неугомонным рвением: писать, творить, открывать… Что уж тут поделаешь - творчество затягивает.Писать начала ещё со школьной скамьи, участвовала в ставропольском поэтическом конкурсе "Вдохновение", в независимой литературной премии фонда "Поколение" А. Скотча "Дебют". Член школы журналистики при Нотариальной Палате Ставропольского края, где проработала полтора года. Что мной движет? Желание и возможность что-то изменить в этом мире. Оставить что-то хорошее, справедливое, интересное. Донести что-то неизмеримо важное. Есть желание. Есть мотивация. Есть характер и харизма. Долго шла к мысли: несмотря на моё юридическое образование, из меня получился бы хороший писатель или журналист. Тогда вспомнились слова героини фильма «Вербное Воскресенье», а именно: «Задумывается ли мой брат, что есть другая жизнь? Что многое, очень многое в этой жизни надо менять? Не знаю. Брат и сестра – чужие люди… Нас много таких, нас целая страна. Не смотрящих друг другу в глаза, не приходящих друг другу на помощь. Разобщенных и чужих. Но я не хочу, не хочу, чтобы было так! Нам жить в одном доме, имя которому Россия. И нам наводить порядок в этом доме». Вот и мне хочется быть полезной. С Почтением, Лилия Жидкова


Рассказ "Замок для Эльзы"

отрывок

Глава 1.

Странности возникают внезапно

Никто уже толком и не вспомнит, кому именно из нас пришла в голову мысль, в разгаре пятничного девичника перед свадьбой Ольги, поехать в пятигорский замок с приведениями, именуемым как «Дача Эльзы», но что из этого вышло – запомнится мне надолго.

Моё имя – Эвлария. Редкое, конечно, имя, особенно для российской действительности. В семье – Эва или Лера. Фамилия более распространённая – Павлова. По первому образованию – библиотекарь, но работаю менеджером в туристическом агентстве маленького южного города Ставрополя. И жизнь моя, по своей сути, шла своим чередом, ничем не отличалась от жизни других, пока не позвонила Ольга, - моя давешняя подруга и не пригласила на свадьбу в Пятигорск.

В пятницу небольшая, но изрядно весёлая компания молодых девушек отправилась на девичник. И в разгар веселья кому-то стукнуло в голову отправиться в окутанный легендами замок. Мы дружно поддержали затею и поехали, не ведая, что творим. Добравшись до пункта назначения в сумерках, пьяно хихикая, мы думали, как проникнуть вовнутрь. Величественный особняк на самом склоне горы Машук стоял немного поодаль от остальных городских построек, но всем свои видом внушал что-то неведомое и неразгаданное. Трехэтажная дача из жёлтого кирпича с конусообразной крышей представляла собой невероятной красоты европейский рыцарский замок из средневековых романов. А в пору процветания и великолепия наверняка казалось, что буквально через несколько минут в круглом или вытянутом окошке одной из массивной цилиндрической башни мелькнет прелестное создание и спустя мгновение окажется на одном из ажурных зефирных балконов.

Но время не властно над брошенными домами. Внутри отовсюду  окутывало запустеньем, разрухой и упадком. Стены сплошь разрисованы граффити. При входе маячила надпись наших современников: «Здесь есть место каждому с разбитыми надеждами, мечтами и сердцем». По углам валялись мусорные целлофановые пакеты. Отбитые стены. Протекающая кровля. Выбитые окна и двери. На первом этаже практически отсутствовал свет. Под некогда богатой и красивой лестницей, которая сейчас награни обрушения, находился подвал, посередине которого непонятно кем, зачем и для чего сооружен бетонный параллелепипед. Отбитая плитка. Мрачно и холодно. Особо впечатлительных пробрало дрожью и трепетом. Масла в огонь подливала Ольга, рассказывая страшные истории про дом, где мы находились, и про его хозяйку.  Когда мы уже практически уходили, из глубины особняка услышали жуткий детский плач, переходящий в вой. Не знаю, что это было, но ноги понесли нас далеко прочь…

Мы условились никому об этом не рассказывать и не придавать большого значения. Свадьба прошла весело, никто ни о чём не вспомнил. Радостно отпраздновали и разъехались по домам. Всё бы ничего, но граффити – зловещее и мистическое стихотворение, написанное от имени лица хозяйки загадочного дома, не давало покоя:

«Найдите меня безгласную,

Умойте меня дождем.

Найдите меня угасшую,

Верните мой старый дом»

По возвращении в Ставрополь, всё вернулось на круги своя. За исключением одного – нестерпимого желания докопаться, что же произошло с хозяйкой прелестной дачи в замечательном городе Пятигорске.

Казалось бы, прошло время, глупый инцидент забыт и исчерпан. Однако женское любопытство – штука пытливая и настырная. Первым делом решила спросить бабушку – Анастасию Егоровну (она когда-то давно жила в Пятигорске) про «Замок Эльзы», тут моя говорливая бабуля осеклась и замолчала. Мгновенно перевела разговор в другое русло. И позже тихо шепнула мне на ушко:

- Не очень-то подходящее время для таких разговоров. Приходи  ко мне завтра утром. Это долгая история.

- Завтра – так завтра, - подумалось мне.

Бетонный саркофаг

Утро следующего дня по сравнению с предыдущим, грелось и нежилось в солнечных лучах и невероятном тепле. Из распахнутого окна повеял маслянистый воздух северокавказской степи, насыщенный хлеборобным чернозёмом, первыми весенними цветами и необычайной гармонией. Когда пребываешь на Кавказ из далеких странствий, ступая на перрон железнодорожного вокзала, с трапа самолёта, со ступеньки автобуса, ты точно знаешь, что пахнет домом, можно не открывать глаза.

         Вдыхая свежий утренний воздух, я с нетерпением шла узнать, о чём же так загадочно вчера умолчала бабушка. «Вот ещё партизанка», - я улыбнулась и позвонила в дверь.

Бабушка открыла дверь и как-то неуверенно посмотрела на меня, мол, надо ли рассказывать или отложить сложный разговор. Но видя мой напор, она всё-таки решилась. Мы прошли в уютную гостиную, наполненную всякими безделушками советского времени. Едва слышно пробили часы на полке. С кухни донесся свист чайника, извещающего о том, что вода закипела, пора пить чай с блинчиками и вареньем.

Сели пить чай за круглый стол под абажуром. Разговор особо не шёл. Мы обе то и дело смотрели в окошко. Внезапно, будто набравшись смелости, бабушка начала рассказывать:

- Я не очень-то люблю вспоминать тот период своей жизни. Время было трудное. Ты спрашивала про «Дачу Эльзы». Так вот. Гм… Когда-то давно совсем молоденькой девочкой я недолго работала на даче горничной. Только это не совсем была дача, скорее пансионат с домашним обслуживанием для отдыхающих того времени. – Тут Анастасия Егоровна, выдержав паузу, продолжила:

- Этот дом построил местный купец по фамилии Гукасов для своей будущей жены Елизаветы. Он её почему-то называл Эльзою. Хозяйка была немкою, может поэтому, её величали на немецкий манер. Но брак  распался, потому что у них не было детишек. Хозяйка, правда, продолжала принимать отдыхающих. И всё, вроде бы, было  хорошо, но тут революция. Суматоха. Хаос. А в двадцатом году дачу у хозяйки забрали. Что с ней стало – никто не знает. Люди разное говорили. Одни сказывали, что большевики её расстреляли в подвале собственного дома и замуровали в стене первого этажа или в самом подвале, где находились душевые кабины и появился бетонный параллелепипед. Другие говорили: Елизавета боялась, что у неё придут отбирать добро и сама замуровала свои сокровища где-то в доме, а потом пришел красный террор и замуровал Эльзу. Муж же, поговаривали, что пропал без вести. После слышала, что дух хозяйки не успокоился, бродит по коридорам дачи и не терпит случайных гостей. Но если чувствует в госте дар и талант, то неведомым образом помогает его раскрыть.  Одни ощущали страх, другие – эйфорию. Некоторые творческие люди  – довольно ранимы и восприимчивы, многие приходившие таланты с расшатанной психикой не выдерживали, сходили с ума или пытались закончить жизнь самоубийством. Неспокойное место. Ох, неспокойное место. Недоброжелатели и завистники ещё при жизни хозяйки считали, что она водится с тёмными силами…

Мне вспомнились рассказы Ольги про то, как они школьниками бегали в замок с зеркалами, чтобы увидеть Эльзу. И приносили в «дар» дохлых кошек, вешая их на крюки в потолке подвала в три часа ночи. А потом в самый ответственный момент их почти ловила милиция…

- А что случилось с дачей после национализации? – спросила бабушку.

- Лера, дача переходила среди санаториев советской власти, а в годах шестидесятых в ней находилась творческая мастерская скульптора.

         Уходила домой в каком-то странном ощущении экскурсии по английскому заброшенному замку с приведением. Но верить всему сказанному здравый смысл не позволял. Предстояло разобраться в главном:

куда так внезапно и таинственно исчезла Эльза?

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 4,50 из 5)

Загрузка...