Жанна Германович

ФОТО Германович Жанна (п.Ключи Камчатский край)Писать стихи начала в юности, но сознательное творчество отношу к двадцати трём годам. Публиковалась в альманахах и коллективных сборниках Издательского дома «Серебро слов» (г. Коломна), издательства «Союз писателей» (г. Новокузнецк), в литературно-художественном сборнике «Камчатка. Литература. Краеведение», в поэтическом сборнике «Шепот чернильных волн», на страницах газет «Новая книга», «Усть-Камчатский вестник» и др. Член МСТС «Озарение». Участница I Камчатского регионального литературного семинара (август 2014 г.). Награждена грамотами и дипломами от Издательского дома «Серебро слов» (г. Коломна): «За успехи, достигнутые в творчестве и в честь 90-летия со дня рождения Э.А. Асадова»; за стихотворение «Новогоднее», ставшее финалистом поэтического конкурса «Новый год»; благодарственным письмом «За большой личный вклад в деятельность издательства и развитие литературного портала tvoyakniga.ru». В 2016 году издательством «Серебро слов» издан сборник «Серебряный квартет» по программе поддержки талантливых авторов «Восхождения» куда вошла большая подборка моих стихотворений. Лауреат краевого поэтического конкурса «Вольные берега» (г. Петропавловск-Камчатский).


Поэзия “Легенда о Ключевской сопке”

I.

Янтарь истории по праву

Оберегают Листвяги.

Как учинил тойон расправу

Обскажут сляча, топляки.

Игрою искр восстанет древность,

Возжжёт фантомы костерок.

И хороводы барельефов

Вплывут в казацкий острожок.

Предстанут горе-персонажи

Не нами привранных легенд,

И опадут личины сажей

В изгибы чёрно-белых лент.

II.

Долина слухами богата,

Как незабудками елань.

Бурлят ключи: «Явилась Атхлах!

Лицом – Венера, станом – лань!»

Шаман сзывает ительменов:

«Гласит пророчество: младой

Прослыть супругою Кыена

И пасть от злобы… Удостой

Потомка племени Медведя

Взаимностью и да узрят,

Как усмиряет норов зверя

Любви знамение – дунат».

Сплетают прочно судьбы духи,

Ведёт возлюбленных Арктур.

Но войско туч, свинцом гнетущих,

Видать на подступах… вприщур.

III.

Кыен из гордых ительменов:

Хитёр, отважен, сердцем чист.

Но росс коварен! Покумекав:

«Ясак безбожникам влачить!»

В остроге житие вольготно.

Казаки молятся «доскам»,

Взимают дань, не чтут охоту,

Лупцуют спины смельчакам.

«Своим» и нарекли тойона…

Угодник Ашх – торговых дел

Заправский мастер, неуклонно

Пушниной и копейкой богател.

Взрастил сынов, царит в угодьях,

Стращать сородичей мастак:

«Запретны земли! Чур! Не скрою:

Гамулы в озерцах-бадьях

Трапезничают. Своеволья

Не дозволяют духи гор!

Довольствуйтесь, бедняги, хворью,

Казачьей дулей да ярмом!»

День ото дня одолевают

Кыена мыслей табуны.

Приметам счет – неурожаю

Случиться. Опустошены…

IV.

Ясачный сбор прожорлив: властью

Припомнены долги дедов.

Христианин припал к распятью…

Кыен клянёт временщиков!

Испив отвар целебной чаги,

Пустился паря промышлять.

(Махами славилась Камчатка)

Таится зверь. За пядью пядь…

Не пособляет перенога,

Сковал тайгу зловредник-лёд.

Не сыщешь живность. Лишь крестовка

Трофеем (пагуба грядёт…).

V.

Смекнул охотник: «Вождь недаром

Побаски выдумал травить.

Я сыт отменно этим фарсом!»

Сбирается осуществить

Поверку. Сыновья тойона

С добычей знатною не раз

Вертались… Челядь удивленно:

«Знать, духи почитают вас!»

Упряжка мчит Кыена, вскоре

Проглянут пышные леса.

Затмилось солнце. Ливень хвои.

Крестом мелькнувшая лиса….

Супружница обряд свершает:

Не шьёт, не стряпает. Жильё

Не прибрано. Грусть малахаем

Виски сдавила. Слёзы льёт…

VI.

В то время как… Кыен достигнул

Предел, поправ табу вождя,

Пейзаж мистический возникнул,

А жителями – соболя!

Божеств умилостивил танцем.

Разверзлась бездна, и Туил –

Подземных бурь виновник, агнцем

Козейе юколы спросил:

«За щедроту, Кыен, охотно

Дремотой сопок отплачу!»

Светил трепещутся полотна.

Аборигены Кутха чтут.

Спешить не думает охотник,

Усердно юрту мастерит.

Ни сырь, ни хлад, ни гвалт вороний –

Ей нипочём! Освоен шифр –

Влекут следы, кишит добыча.

Восторгом опьянён Кыен:

«Зверья, как в неводе чавычи!

А юрта – оберег, кремень!»

VII.

Кручина овладела парей,

Зовёт родимый очажок.

(В остроги толки тарабарят…)

Разлукой с Атхлах изнемог.

Добытчика жена встречает,

Из яств: солёнка, тульч… Чайка

С устатку. Счастье распирает:

«Провёл вождя наверняка!

Задобрил духов, юрту сладил.

Долги погасим, заживём!

И не останемся внакладе».

Не тут-то было… Ашх-тойон

Прознал о дерзости Кыена,

Топочет, брызгает слюной:

«Как ты осмелился, блаженный,

Попрать запрет?! Так в летний зной

Вознагражу тебя по праву!»

И злобу в сердце затаил…

Для злоречивых смех – отрава,

Смеётся Атхлах! Ашх – немил!

VIII.

Лососем полнится Камчатка.

«Чавычу видел! – голоском

Пигуга. – Просим столоваться!»

Медведи лакомятся впрок.

Кыен рыбёшку в балаганы

И в ледники. И воздаёт

Хвалу природе. Как внезапно

Вонзился дротик, кровь – ручьём…

Пал ительмен!.. Из юрты Атхлах,

Заслышав сердцем сердца стон,

К любимому… Но местью Ашха

Поражена! Лес осквернён…

IX.

Отмстил тойон (сбылось предвестье…)

Руками подлецов-сынов…

Слагают ительмены песни

Длиною в жизнь…

А жизнь – любовь!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

I.

Средь русских и аборигенов

Случались распри. Спасены

Предания, не выцвели легенды,

Звучат напевы старины.

Манит поныне и чарует

Камчатка пламенем судеб.

Поэты образы врачуют,

Графит истории окреп.

Шаманы ведают, что души

Бессмертны, и как знать,

В потомках возродятся предки,

И солнцу бубном воссиять!

II.

Отцовским мужеством взлелеян

Охотник Ильпх. Твердит молва:

«Наследник нищего семейства!»

Не знает скромность хвастовства.

Застенчив, богатырской силой

Не наделён. Красноречив.

Средь русских – «ительмен-чудила»…

Злословье – заросли крапив.

В остроге важничал приказчик:

«Дочурка Любушка – краса!

Не счесть руки её просящих.

Очей пленяет бирюза!»

Не ведал он, что Ильпх с Любовью

Мерцаньем звёзд обручены.

Тоскливо пенье горловое,

Подсказки посылают сны…

III.

Приказчик в новолунье вздумал

В Якутске выдать замуж дочь

За сына воеводы. Шумно

В остроге: «Голодранец, прочь!

Ни рухлядью тебе, ни златом

Не вымолить её руки.

Отведай кнут! Я дочь просватал!»

Стегают Ильпха казаки…

Взмолилась Любушка, но тщетно…

Влепил пощёчину отец!

Упряжка мчится в лес запретный.

Влюблённый – счастия кузнец!

IV.

Нехитрый скарб вместила нарта,

Собак торопят беглецы.

Звенит капель, средина марта,

В речушках плещутся гольцы.

Обманчив лёд… Вмиг поглотила

Упряжку бездна полыньи.

Ильпх борется, теряет силы…

Приют завидела вблизи

Любимая. Спасеньем юрта

Возникла – колдовство легенд!

(Кыену слава! Слава мудрым!)

Дровишек уйма в очаге.

Напрасны Любушки старанья,

Почил драгой… Охапки дров

В огонь безумная бросает,

А вслед себя, любовь и кров…

V.

Не кануть в Лету персонажам,

Не погасить огонь любви!

С тех пор на месте юрты стражем

Пылает сопка и скорбит…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 2,33 из 5)

Загрузка...