Ермолова Елена

????????????????????????????????

????????????????????????????????

Детский писатель Ермолова Елена Львовна. Член СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ. Московская городская организация. Коротко о себе: Творческой деятельностью начала заниматься с 2003 года. За это время создано около шестидесяти сказок, детских повестей и романов для детей от 4 до 17 лет. Большинство из них опубликовано в детских российских журналах. В 2014 году вышло более тридцати книг в издательстве «Детиздат». Книги хорошо приняты читателями, уже изданы вторые и третьи тиражи. По всем произведениям поставлены радиоспектакли на «Детском радио». По некоторым сказкам созданы кукольные спектакли для программы «Шишкин лес» на телеканале «Держава». В прошлом году я стала финалистом литературного конкурса «Новая детская книга» издательства Росмэн в номинации «Волшебный фонарь» (анимационные проекты). Мои сказки очень светлые и радостные, добрые и веселые, мудрые и лиричные, трогательные и нежные. Они о дружбе, о добре, о самом лучшем, что есть в наших детях. Сама я веселый и жизнерадостный человек. Люблю свою семью и семейные ценности ставлю во главу угла, пропагандируя их в своем творчестве. Предлагаю Вашему вниманию сказку-роман для подростков «Слезы лотоса». Эта сказка о великой любви, которая пронесется сквозь пространство и время, не зная никаких преград.

I am a children writer Elena Ermolova, I am a member of Moscow Writers Union. About me: I have been writing since 2003. I have 60 works for children from 4 to 17: fairy tales, stories, novels. Majority of them is published at children Russian magazines. More than 30 books were published in 2014 . The books are pleasant for readers, majority of them are reprinted the second and the third time. All works have radio performances at the "Detskoe Radio" . Some works have doll performances on TV channal 'Derjava'. I have reached the final in literary competition of publishing house "Rosman" . My fairy tales are kind, cheerful, touching and gentle. They are devoted to freindship, kindness, to the best, that children have. I bring to your attention the teenage novel "The Lotus's tears". The novel is devoted to great love, that rushes along space and time.


Сказка "Цветы лотоса"

отрывок

  ВСТРЕЧА

   Все это время Азель думала о графском сыне. Не просто думала, а мучилась, страдала, истязала себя любовью. Его образ всегда стоял у нее перед глазами, и девичье сердце начинало учащенно биться при одном лишь воспоминании о нем. В праздничные дни на площади она всегда была в первых рядах, в надежде увидеть своего возлюбленного среди торжественных процессий. Ее теперь интересовало все, связанное со старым замком. Будь то заморский гость, приехавший с визитом к графу, натаскивание молодого сокола для охоты на зайцев, или же закупка новой породы кур для графских курятников. А в свободные минуты Азель убегала в лес и тайно ото всех вышивала золотом и серебром портреты милого Эгмонта. Их у нее набралось уже больше дюжины. Единственная, кто знал ее секрет, была подруга Селена.

– Брось ты эту затею, – говорила Селена. – Графский сын никогда не полюбит тебя.

– Но, почему? – взглянула на нее Азель.

– Не забывай, кто ты, а кто он. Графы на своих крестьянках не женятся.

– Я и не мечтаю об этом, – прошептала девушка, от волнения уколов себя иглой.

– Как же не мечтаешь, – усмехнулась Селена. – Во-он: сразу побледнела вся. Поди-ка только об этом и думаешь. Какой по счету портретик ему вышиваешь?

– Я просто люблю Эгмонта и хочу, чтобы он всегда был со мной. Но только он никогда не узнает о моей любви.

– Понятное дело, что не узнает. А если б даже и узнал, нужна та ты ему больно. У него, таких, как ты – дворовых девок – целый замок. Поди-ка ни одной юбки не пропускает.

– Не смей так говорить! – вспыхнула Азель. – Эгмонт не такой.

– Не такой, не такой, – передразнила подругу Селена. – Да все господа такие. Ты лучше улыбнись Олдину. Сохнет по тебе парень. Хороший, работящий, здоровый. Руки на месте. Опять дудочку тебе вырезал.

– Не нужен мне ни Олдин, ни его игрушки,– отвернулась Азель.

– И зря. Смотри, так со своей любовью и останешься одна. Вокруг Олдина пастушья дочка вон, как увивается. Глазки ему строит, юбки новые шьет да яблочками наливными подкармливает.

– Одна, значит, одна, – встала Азель и, пряча глаза, на которые в любую секунду готовы были навернуться слезы, быстрым шагом пошла в деревню.

– Подумаешь, какая гордячка, – крикнула ей вслед Селена.

   Возможно, когда-нибудь Азель и вняла бы доводам подруги, и забыла юного графа. Тогда Олдину или еще кому-нибудь повезло бы. Но этого, к счастью для нас, не произошло, потому что однажды случилось вот, что…

   Как-то ранним июльским утром Азель отправилась за малиной для графских кладовых. Погода была чудесная. Лето не пожалело ярких красок. Оно раскрасило лес алыми ягодами земляники, синими – черники, фиолетовыми – голубики, желтизной одуванчиков, зеленью хвои, голубизной озер, красными шапками маков и пестрым разнотравьем полян. Повсюду звенел птичий гомон. Легкий ветерок шелестел кронами деревьев, вкрадчиво рассказывая новую сказку леса, неугомонный ручей весело пел свою песенку, пробираясь к озеру между корнями, и везде, куда ни глянь, кипела хлопотная и беспокойная лесная жизнь.

   Настроение у девушки было прекрасное, и она, незаметно для себя, углублялась все дальше и дальше в чащу. Азель уже набрала целый короб сладкой душистой малины и только, было собралась возвращаться в деревню, как вдруг позади себя услышала хриплое рычание. Девушка вздрогнула и медленно оглянулась. Из кустов на нее смотрели три пары хищных глаз.

   «Волки!» – мелькнуло у нее в голове.

   Волков в округе не видели уже несколько лет, с той памятной зимы, когда они задрали двух охотников, и тогда старый граф устроил на них многодневную облаву. Говорили, что звери покинули здешние леса и ушли в горы, на север. Женщины и дети уже давно без боязни ходили в лес одни. И вот теперь…

– Р-р-р-р, – опять послышалось из кустов, и грозный оскал острых, как сабли,  зубов показался в малиннике. А еще и новая пара глаз сверкнула в листве. И вот еще и еще одна.

   «Да их тут целая стая!» – похолодела Азель.

   Волков она не встречала никогда, но знала, что с ними шутки плохи. Отец рассказывал ей, как во времена его молодости без лука и стрел в лес никто не хаживал. Дикие голодные звери способны на многое. Они не только целыми стаями нападали на деревенские стада, расправляясь с пастухом и его собакой, но могли легко загрызть самого крупного медведя.

   Азель начала медленно отступать назад. Сердце ее бешено колотилось и готово, было выскочить из груди. Мысли путались. «Бежать, только бежать», – твердила она себе, но ноги почему-то не слушались. Азель сделала еще несколько шагов назад и уперлась в ствол дерева. Волки зарычали сильней. Из кустов вышел вожак. Это был старый матерый хищник, не ведающий ни страха, ни жалости, ни сострадания. Он жадно следил за своей жертвой, готовый в любую секунду дать знак стае. Девушка взглянула в его глаза и увидела там свою смерть. Она бросила в волка кузовок с ягодами и побежала. А еще закричала. Закричала так громко, что птицы поднялись в воздух, создавая невыносимый гам. Волки взвыли и приготовились к прыжку. Азель не понимала ничего. Все перемешалась перед ее глазами: земля, воздух, лес, деревья... Она бежала вперед, цепляясь подолом платья за кусты. Ветки хлестали ее по лицу, кололи в бока, жалили руки и ноги, но девушка не испытывала боли. Ни разу не обернувшись, она каким-то шестым чувством ощущала за собой частое дыхание злых и голодных волков, чуяла лязг их зубов и пронзительный взгляд страшных глаз.

   «Бежать, только бежать, – продиралась Азель сквозь колкий кустарник и заросли крапивы. – Впереди просвет. Может там озеро? Бежать к нему».

   Но тут оступившись, она зацепилась ногой за торчащий из земли корень и, потеряв равновесие, упала на сухую жесткую листву.

   «Все», – пронеслось в ее голове.

   Азель зажмурилась, готовая принять смерть, но вдруг прямо над ее головой послышался дикий визг, а потом еще и еще один. Она приподнялась и медленно оглянулась. Рядом с ней в луже крови лежал вожак. Тот самый, что смотрел на нее из кустов. Из сердца хищника торчала стрела. Рядом с ним  корчились в предсмертных муках еще два волка. Одному из них стрела попала в глаз, другому – в грудь. Азель начала медленно отползать в сторону, все еще не понимая, что же произошло. Ее голова кружилась, перед глазами мелькали черные круги, крик птиц мешался с предсмертными стонами волков, все вокруг поплыло и вот, сделав еще одно движение, она вдруг закрыла глаза и упала на землю, больше не двигаясь…

    Ледяная вода тонкой струйкой лилась на лицо. «Холодно», – поморщилась Азель. Девушка медленно открыла глаза и сквозь мокрую пелену увидела над собой взволнованного юношу. На его плече сидел сокол и, не мигая, буравил ее своими глазами. Юноша осторожно поливал водой ее голову, положив себе на колени.

– Где волки? – испуганно взглянула она на него.

– Не волнуйся, волков больше нет. Я прогнал их. Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, вы спасли меня, синьор, – узнала графского сына Азель, жадно сглотнув ключевой воды.

– Называй меня просто Эгмонт, – улыбнулся он, прислонив ее рот к своей серебряной фляге.

– Спасибо, – напилась она.

– Что ты делала одна в этой глуши?

– Собирала малину, – опустила глаза вниз девушка.

– Нельзя быть такой беспечной. Ты зашла слишком далеко в лес. А вдруг бы я не оказался рядом?

– Тогда меня бы съели волки, – прошептала она.

– Точно бы, что съели. Их тут семеро было. Целая стая. Я думаю, с гор спустились. Видать еды там стало мало. Голодные. Мои стрелы едва остановили их. Пообещай, что больше никогда не пойдешь в лес одна.

– Обещаю, – несмело улыбнулась Азель.

– А ты красивая, – вгляделся в синие бездонные глаза юный граф. – Как тебя зовут?

– Азель.

– Хорошее имя. Музыкальное. Азе-е-ель, – нараспев крикнул он.

– Азе-е-ель, Азе-е-ель, Азе-е-ель, – где-то в лесу повторили вслед за ним сойки-пересмешницы.

– Скажи спасибо сойкам. Это они донесли твой крик до меня, – засмеялся Эгмонт. – Ты из нашего графства?

– Да, синьор.

– Мы же договорились, Эгмонт.

– Да, Эгмонт, – чуть слышно повторила за ним Азель.

– Вот так-то лучше. Ладно, забирайся в седло, – одним прыжком оказался он на коне, протянув девушке руку.

– А как же малина? – растеряно огляделась она по сторонам в поисках своего кузовка.

– Да забудь ты про малину, – и он, с легкостью подхватив ее, усадил перед собой.

   Они неспешно ехали в замок. Всю дорогу Эгмонт весело болтал, расспрашивая ее обо всем, и сам, рассказывая Азель разные забавные истории. А девушка сразу, разомлев от навалившегося на нее счастья, слушала и слушала его голос, медленно растворяясь в нем вся, без остатка. Ее спас графский сын! Ее Эгмонт. И вот сейчас они одни. Одни в целом свете! Они вместе. Она едет рядом с ним, ощущая прикосновение его красивого молодого тела, вдыхает его запах, несмело дотрагивается до сильных мускулистых рук. Да за эти мгновения Азель готова была еще и еще раз пережить то, что произошло с ней сегодня в лесу. Волки, волки, вы сделали меня счастливой! И пусть она больше никогда не встретиться с ним, но эти дивные мгновения будет помнить всю свою жизнь. «Милый, милый Эгмонт, – чуть слышно шептали ее губы, и она, взволнованная, еще сильней прижималась к нему. – Хочу, чтоб так было всегда».

– Вот мы и приехали, – остановил коня юный граф. – Значит, ты золотошвейка?

– Да, – очнулась Азель.

– А мне как раз нужно расшить новый камзол. Где ты живешь? – весело спросил он.

– Вон за тем прудом, – показала девушка в конец деревни.

– Я скоро навещу тебя, Азе-е-ель, – опять нараспев произнес ее имя графский сын.

– Я буду ждать, синьор, – спрыгнула она на землю.

– Эгмонт, Эгмонт, – прокричал он и, пришпорив коня, поскакал к замку.

   А Азель так и осталась стоять посреди деревни, глядя ему вслед, раскрасневшаяся, взволнованная, с улыбкой счастья на лице.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 3,60 из 5)

Загрузка...