Еракли Носков

2jnmffnsc5qЕракли Носков.

Пишу с детства стихи, рассказы, повести. Есть роман анти-утопия. Увлекаюсь рыбалкой. Работаю массажистом.


Психологический триллер "Принцип Габриэля"

Габриель проснулся ровно в семь утра. Как всегда. Без будильника. Он отдернул шторы и пошел в душ. После душа надел чистую рубашку и оделся в новый костюм. Повязав черный галстук, он с удовлетворением посмотрел на себя в зеркальном отражении: «Еще неделька, и я буду в Кабровичах»… Взглянул на часы: «У меня в запасе есть еще время – пойду, прогуляюсь». Открыл нижнюю полку шкафа и достал скрипичный футляр в кожаном чехле фирмы «Джэкоб». Подержал в руках. Снял с крючка шляпу и, надев ее, отправился к входной двери. На площадке возле лифта столкнулся с соседкой по этажу, мадам…, кажется Флейбах. Женщина в годах, в шикарном норковом манто, с жемчужным ожерельем вокруг «гофрированной» шеи, благосклонно улыбнулась ему. На тонком поводке она вела с собой болонку. Они зашли в кабинку лифта. -Габриель, вы читали новый рассказ модного нынче Калки? Называется «Приговор». Мадам Флейбах взяла на руки свою собачонку и поправила прическу. -Нет. -Да? Такой интересный сюжет, там, в конце герой бросается с моста в реку. Очень его жалко. А в прошлом рассказе героя находят под мостом, подвешенным к опорной балке, с карманами набитыми кирпичами…. «Это профессионально» - подумал Габриель. -Что вы сказали? - Я говорю, что так бывает, мадам. Наверное, детектив? -От чего же, я думаю, что, скорее философское эссе. Габриель смущенно пожал плечами. На улице они распрощались. Габриель оглянулся на фасад отеля «Бильдерберг», из которого вышел, поправил шляпу и направился к автобусной остановке. Сидя в автобусе, Габриель вспомнил поговорку, которую часто повторял его отец: «Смотри на пончик, а не на дырку по середине». «Принцип, когда детали дела важнее общей картины, успокаивает нервную систему. Кстати, вообще вся система строится на деталях. Мы субъективно только и видим частности. Система же, в общем, видна только объективным взглядом. Взглядом, нам не доступным в принципе»… Выйдя на нужной станции, Габриель отправился в знакомую забегаловку, что бы позавтракать. В кафе, поставив под стол футляр со скрипкой, Габриель сел на диванчик и поднял вверх указательный палец. - Что вам, сэр? – подошел усатый официант, вытирая о фартук руки. -Мне как всегда чашечку «Абассадор», без сахара, без сливок. Пачку «Аписа» без фильтра и свежую газету. -Да, я помню, сэр. Но у меня к вам отличное предложение. Свежий вкус этой осени - кофе «Лоррэйн». Не из автомата. А из настоящей турки! Официант щелкнул пальцем и подмигнул. -Пойдет, Джероме, главное, что бы турка не была холодной. Джероме пошел за заказом. Кофе вышел отличным. Газета оказалась за прошлую неделю. Статья, которая привлекла внимание Габриеля, рассказывала о приезде Софии Хотек в Сараево на олимпийские игры. Габриель вспомнил сегодняшний сон. В начале какое-то мельтешение: езда на велосипеде, лицо смеющейся девушки, щелканье хлыста. Далее ему показалось, что он проснулся среди ночи в своем номере. Вдруг стена напротив кровати озарилась призрачным светом, как экран синематографа. Чья-то рука в черной перчатке стала рисовать большие буквы по белой стене: «НИСРАПУ ЛЕКЕТ ЕНЕМ» Затем все исчезло, и он проснулся окончательно. «Еще неделька и я буду в Кабровичах». Расплатившись, Габриель вышел на воздух. Он знал, что если пройти немного вдоль бульвара, а затем повернуть в переулок, то так будет короче. Так он и сделал. Перед переулком его остановил уличный торговец в фиолетовом тюрбане. -Джек, купи брошь. Настоящий руби. Торговец выглядел как индийский раджа в оранжевом шервани и белых шальварах. -Джек, настоящий брошь из золота и руби. Дешево, не прогадаешь. Габриель взял из рук торговца брошь и посмотрел внимательно на предполагаемый рубин, а затем на «раджу». -Слушай бхайя, как тебя зовут? -Меня зовут Серхан. -Серхан, это стекло. Поверь мне, простая стекляшка. Габриель вернул брошь Серхану. Тот сделал большие глаза и стал хлопать ладонью себе по бедру. -Не может быть! Джек, это должен быть руби! Ай, ладно, как хочешь. Уговаривать не буду. Торговец свернул чехол с бижутерией и пошел своей дорогой. Пройдя переулком, Габриель вышел к городской ратуше, к ее задней стороне. Обойдя кованый забор, он подошел к семиэтажному зданию городского архива. Входная дверь была заперта. Габриель открыл дверь отмычкой. Поднялся на седьмой этаж по запасной лестнице. На самом верху он вошел в просторное пустующее помещение с большими окнами. Окна выходили на центральную улицу Дели Плаза. Створка одного из окон была приоткрыта. К подоконнику придвинут ящик из-под строительных материалов. Подойдя к окну, Габриель открыл скрипичный футляр. Достал металлические детали и стал что-то из них собирать. Получилось оружие с оптическим прицелом похожее на винтовку модели Каркано. «Еще неделька и я буду в Кабровичах». Габриель прицелился сквозь оптику. Через прицел было видно вереницу встречающих людей, выстроившихся по обе стороны улицы. Они восторженно махали шляпами и национальными флажками. По дороге стал выезжать кортеж, везущий герцога Денвера. «Принцип режима с обострением заключается в динамическом законе, при котором одна или несколько моделируемых величин обращается в бесконечность за конечный промежуток времени. В реальности вместо ухода в бесконечность в этом случае наблюдается обычно фазовый переход. Этот принцип формируется в результате действия механизма нелинейной обратной связи»… Среди встречающих, выделялась фигура в черном. Человек открыл черный зонт и поднял его над головой. Это был знак. Удар от первого выстрела толкнул герцога, сидящего в кабриолете, вперед к спинке водительского кресла. Второй, более точный выстрел снес герцогу полчерепа и откинул его тело назад. Габриель снял прицел с винтовки и положил в футляр. Туда же положил подобранные стреляные гильзы. Вынул платок и тщательно протер карабин. Прислонил ружье к подоконнику и вышел через черный вход. На улице Габриель быстрыми шагами направился в обратном направлении. Возле пересечения Восточной улицы и Паттон-авеню он наткнулся на патрульного полицейского. Тот о чем-то беседовал с местным бродягой по кличке Галилей. Габриель замедлил шаг. До него донеслись обрывки разговора. -Я никогда не видел столько в заливе свиней, шеф. Как в тот раз. Все они с визгом бросились с утеса. Но главное, мне полегчало. И все это тот человек в белом. -Ладно, Галилей, я сто раз от тебя слышал это. Ты сегодня ничего подозрительного не заметил? -Нет, шеф. -Тогда, пока свободен. Полицейский, приметив Габриеля, направился в его сторону. -Одну минуту, сэр. -Что случилось? Габриель закурил сигарету. -Так, небольшие проверки. Можно ваши документы? Глаза полицейского встретились с взглядом киллера. -Конечно. Почему нет. Габриель затушил сигарету и заложил ее за ухо. Вынул из-за пазухи небольшой пистолет с глушителем. Мгновенно приставил ко лбу патрульного и бесшумно выстрелил. Тело полицейского осело и повалилось навзничь. Он был мертв. Бродяга, не успевший далеко отойти, в ужасе присел на корточки и задрожал. -Господин, не надо. Я ничего не видел… Габриель несколько секунд держал Галилея на мушке. Затем отвел оружие в сторону и положил в карман. -Беги. Бродяга все правильно понял. Встал и быстро засеменил не оглядываясь. Габриель посмотрел по сторонам. Тихо, не души. Поднял с мостовой свой футляр и спокойно направился через дорогу к стоящему напротив кинотеатру. В кассе кинотеатра он купил билет на уже начавшийся сеанс. Зашел сначала в уборную. В туалете он медленно выкурил сигарету. После этого маленьким ножичком срезал все ярлыки с костюма. Вытащил пистолет и положил его в сливной бак. Умылся и насухо вытерся. В темном кинозале он сел на свободное место, где-то в средних рядах, и прикрыл веки. «Еще неделька и я буду в Кабровичах». На экране показывали какие-то хроники. -Что за фильм? Габриель повернулся к соседу справа. Молодой человек справа, не поворачивая головы, ответил: -Приезд Софии Хотек на Олимпиаду в Сараево. -Красивая женщина. -Угу. «Принцип троичности свойственен всему тому, что обладает относительной самозаключенностью. Присущ антологии бытия. Трехмерность пространства. Три части времени – прошлое, настоящее, будущее. Наличие трех грамматических лиц во многих языках. Философский закон трех моментов диалектического развития – тезис, антитезис, синтез. Три координаты психики в личности – разум, воля, чувства»… Киносеанс был грубо прерван. Народ в зале недовольно загудел. С верхних рядов запрыгали лучи фонариков. -Что за черт? Сосед Габриеля выругался. Габриель внимательно посмотрел на молодого человека. Затем дернул его за рукав. -Чего вам? – недоуменно повернулся сосед. -Парень, тебя как зовут? -Харви. Харви Олсон. -Освальд? -Харви Олсон. А что? Габриель поморщился. -Тут такое дело, Харви. Понимаешь, мне резко приспичило. Не посторожишь мою скрипку? Он протянул Харви свой футляр. -Окей, если недолго. -Я мигом. Лады? Габриель потрепал парня по плечу и направился вверх на выход. Сверху же, с обоих проходов, спускались полицейские и люди в штатском. Они освещали партитивными фонарями ряды со зрителями. Поравнявшись с одним из них, Габриель пожал тому руку и медленно зашагал к выходу…. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...