Куомо Ло

1170986_1440390802840555_567449719_nМетающийся по жизни творческий, потерянный в себе. Сначала журналист, потом художник, вслед за этим сценарист, в конце концов - художник. А затем - снова журналист. В поисках пути меня забрасывает в крайности, зачастую в абсолютно новые сферы и миры. Сказать честно, я просто пишу, игнорируя систему, схемы, правильный порядок, оформление, заданные мне темы ради моей любимой, не существующей свободы. Этот бунт оборачивается против меня самой, но, как бы там ни было, я не отпущу перо. Не опущу кисть. У меня много имён. Не могу выбрать одно. Фелла Френ, Кира Феллари, Shiroyasha-sama, Shiro Tori, Куомо Ло, Рей Хого... И много других, забытых и потерянных. Если вы слышали хотя бы одно из них, вполне возможно, что вы слышали обо мне. Я не добрая и не злая, не существует для меня чёрного или белого - тонкая грань между переливами жизни... Мои крылья серы, но не потому что я пустая, а потому что нет во мне жестокого осуждения или же благоговения перед белоснежно прекрасным. Мир прекрасен во всех своих проявлениях. И разве свобода - это не то состояние, когда внутри нет клетки?.. Journalism, writing novels, arts - digital and traditional, script writing or archeology? Or maybe another sphere at all? For example, being a catwalk model? I always weaver between 2 lifestyles - unpredictable and common grey one. I started my professional search from journalism... And now i study what? Journalism. The problem is that during the gap (7-9 years) i didn't even touch journalism at all. I spent my time on: hiking, guitar playing, archeology, researches, books, music, traveling, drawing, studying something unusual, church (i was a novitiate for 2 months in summer in one convent in Kolomna - after that i was disappointed in the religion, which is presented usually to us), talking with interesting people and asking shifty questions to myself and the society. Do you want to read my piece of text?

Эссе "Покинутые справедливостью"

Отрывок

Смерть. Жестокость. Оружие. Ранения. Жертвы. Уничтожение. Захват. Политика. Скрытый бизнес между государствами. Нажива. Тысячи страдающих, миллионы. Типичная, обобщённая картина войны - ей никого не удивишь. С древнейших времён это самый верный способ решения всех проблем. Человечество повидало много военных конфликтов и было участником их всех. Сражения ради целей, обычно не самых благовидных, превращаются в кровопролитные бойни. К такой картине все привыкли. Часто обсуждается тема справедливости войны, вопрос того, оправданы ли все эти жертвы ради достижения таких результатов? Год за годом, день за днём. 9 мая. Память падшим. Шествия. Прославление героизма солдат, приведших страну к победе. И вокруг - лицемерие, плотным кольцом сжимающееся вокруг шеи. Война не должна нести радость - даже победоносная. 9 мая не должно отливать честью и восторгом победивших. Все грехи войн прячут, замазывают как неугодное граффити белой краской. Влияние войн и принятых во время них решений до сих пор больная тема. И не случайно - многие «делишки» воюющих стран до сих пор окутаны мраком тайны и защиты политических деятелей и глав государств с целью обеспечения собственной безопасности, избежания скандалов, общественных волнений. Например, проблема насилия над женщинами во время всех войн всех времён и народов. Погибшим на войне мужчинам - памятники, слава, звания, символы патриотизма, гордость. Изнасилованным и убитым женщинам не дают ни славы, ни сочувствия, ни памятников; их никогда не причислят к героям - всё, что остаётся выжившим женщинам, жертвам сексуального насилия - нести крест унижения, позора и боли. Ни одна война не обходится без насилия, в том числе сексуального. О войне не случайно говорят, что она есть продолжение политики, только насильственными методами. Но разве справедливо то, что из-за войн страдают обычные гражданские? Разве справедливо то, что о существовании сексуального насилия над женщинами в ходе войн и военных конфликтов говорят вскользь, нехотя обращаются к этой теме? Разве справедливо то, что в ходе каждой войны порабощение слабых, невинных, издевательства над ними, захват и насилие нормально и даже одобряется? Разве тот факт, что типичным элементом военных конфликтов является порабощение нормален? Логичен? Разве так должно быть?.. Несмотря на наличие прямых доказательств сексуальных преступлений, трудно найти государства, которые как-либо признали факт насилия над женщинами в ходе порабощения других стран. Возьмём в качестве примера Японию. Жертвы сексуального рабства в японской армии во время Второй мировой войны – это женщины, которых эксплуатировали в качестве проституток в «домах утешения», как называли их японцы. Первое заведение появилось в 1932 г. и предполагало, что в нём будут работать девушки из колоний и оккупированных территорий. Но японская армия не ограничилась лишь одним заведением - подобные открывались на большинстве оккупированных Японией территорий - в Китае, Индонезии, Сингапуре, Папуа-Новой Гвинее, Гуаме, в других регионах Азии и Тихоокеанского региона - вплоть до капитуляции Японии 15 августа 1945 г. Невольно начинаешь думать, что Япония - очаг сексуального насилия, который разрастался в ходе военных действий и оставался незаметным для общественности. А главное - безнаказанным. Но, это совсем не так - Япония одно из редких государств, которое стремится отвечать за свои исторические проступки. В 1956 г. в Китае проходил суд над японским генерал-лейтенантом Судзуки Хираку, которого обвинили в совершении ряда военных преступлений. Бывший военачальник дал письменные показания, в которых признался в том числе и в похищении кореянок и китаянок, а также организации армейских «домов утешения». Ещё один показательный случай произошёл в 2007 г. в Киото, когда бывший переводчик при военной полиции сухопутных войск Нагасэ Такаси дал показания, в которых он подтвердил факт похищения кореянок для работы в «домах утешения» и их перевозки на военных кораблях. Япония сделала шаг вперёд, не отрицая существование «женщин комфорта». Более того, именно это государство пошло на многое ради решения вопроса сексуального насилия, которое допустили японские войска, то есть самую болезненную проблему в японо-корейских отношения, урегулировав его 28 декабря 2015 года. Но что мы видим? Даже попытки исправить историческую несправедливость выливаются в политически выгодные решения и соглашения между государствами и, скорее всего, никак не связаны с реальным сочувствием жертвам сексуального насилия. Возникает такое ощущение, что к действию японского премьера Абэ подтолкнула смягчившаяся позиция южнокорейских властей,  возможное благоприятное изменение климата международных отношений. Если отношения между Токио и Сеулом продолжат улучшаться, то в ходе грядущей предвыборной борьбы оппозиционные партии не смогут критиковать действующую власть Японии в контексте отношений с Республикой Кореей. А это значит, что нужно улучшать взаимоотношения между государствами. Урегулировать давний острый исторический вопрос в год 50-ой годовщины восстановления отношений между странами было как нельзя лучшим решением. До сих пор не обнародованы точные цифры - никто не знает, сколько жертв сексуального насилия было на самом деле. По самым утешительным прогнозам эта цифра составляет примерно 200 тысяч женщин. Мирное «решение» вопроса стоило Японии один миллиард йен. Такая маленькая цена за разрушенные жизни женщин-жертв сексуального насилия. Сострадание или политика? Решайте сами. В большинстве других государств мира вопрос о женщинах, пострадавших в ходе войн стараются не поднимать ни в каком контексте. И Польша является тому доказательством. Студенту гданьской Академии изящных искусств, установившему в центре города собственноручно сделанную скульптуру, изображающую советского солдата, который насилует беременную женщину, наставив на неё пистолет, были предъявлены обвинения. Случай произошёл в 2013 году. Скульптура "Komm, Frau" (Женщина, подойди!) простояла около памятника советским воинам на главной улице города - аллее Победы всего несколько часов. СМИ посчитали эту скульптуру «скандальной», чётко выражая своё отношение к попытке поднять вопрос военного сексуального насилия над женщинами, хотя изначально создатель скульптуры не имел целей разжигать межнациональную рознь или провоцировать кого-либо на деяния насильственного характера. "Образ советского солдата рассматривается в отношении конкретных событий и в конкретном месте - в этом случае в Гданьске в 1945-м году. Я хотел громко сказать об исторической правде. О невинных людях, женщинах, которые пострадали во время войны", - заявил студент. По его словам, он никак не мог смириться с тем, что советские солдаты, насиловали женщин во время броска на Берлин в 1944-1945 годах. Однако Россия отреагировала на подобную акцию достаточно агрессивно, заявив, что Польша забывает об огромном количестве  русских солдат, погибших ради её защиты и освобождения."Вульгарная скульптура на главной улице города оскорбляет чувства не только россиян, но и всех здравомыслящих людей, которые помнят, кому они обязаны освобождением от нацизма", - говорилось в заявлении российского посла в Польше Александра Алексеева. Но где здесь вульгарность? Здесь есть историческая правда, которую не спрятать и от которой не скрыться. Пытаться давить с помощью силы? Скрыто угрожать… Чем и зачем? Жестокость была? Была. Насиловали невинных женщин? Насиловали. Отрицать это бессмысленно и, более того, только усугубляет положение - ведь не признав своей вины, никогда не придёшь к справедливости и разрешению столь острого, но важного вопроса. Польский публицист Ян Энгельгардт написал в своей статье в «Mysl Polska», что молодой скульптор привлекает внимание к проблеме немецкого населения на территориях, отошедших Польше по итогам Второй мировой войны. Энгельгардт полагает, что сексуальное насилие со стороны советских солдат (даже если и было) является справедливым по отношению к немцам, так как сами немцы провоцировали русских мстить своими зверствами на оккупированной советской территории. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...