Елена Асташкевич

1781952_756090194484533_6714979943412250884_nЕлена Асташкевич Елена Асташкевич из Санкт-Петербурга. В прошлом - инженер строитель, сейчас дважды мама, дважды бабушка. Родилась и выросла в Санкт-Петербурге, который не перестает восхищать и удивлять архитектурой, историей, людьми. Стихи, сценарии пишу давно, а с тех пор, как открыла свой первый блог, и прозу. История, которую я предлагаю Вашему вниманию, не вымысел, это кусочек жизни, это история выздоровления, победы над болезнью. Возможно, мои воспоминания о том времени помогут еще кому-нибудь справиться с тяжелым недугом. Elena Astashkevich from St. Petersburg. In the past - a civil engineer, is now twice mother, twice grandmother. Born and raised in St. Petersburg, which never ceases to fascinate and amaze with architecture, history and people. The poems, prose and scripts is writing for a long time and since that opened first internet blog. The story that I offer to your attention is not fiction, it's a piece of life, the story of the healing, of my son's victory over the disease. Maybe my memories, reflections about the time would help someone else to cope with serious illness.

История из жизни "Вашему ребенку поставили страшный диагноз. Что дальше?"

Отрывок

История одного выздоровления Еще вчера твой ребенок смеялся, играл, или капризничал, потому что не хотел есть манную кашу. Еще вчера он требовал почитать, когда у тебя было столько неотложных дел, или не хотел засыпать, когда твои глаза закрывались сами собой. Еще вчера вы гуляли с ним по мокрым улицам, и он так и норовил залезть в лужу. Еще вчера все было как всегда… А сегодня все это исчезло. Ни звуков, ни людей вокруг, только ты, ребенок и его БОЛЕЗНЬ! Сегодня детский доктор сообщил тебе, что у твоего малыша страшная болезнь, и мир рухнул! И ты сидишь, оглушенный этой новостью, в полной пустоте, и бездействии, а мысли лихорадочно мечутся в твоем воспаленном мозгу: Куда бежать? Кому звонить? Что делать???? Дорогой мой читатель, если ты сейчас читаешь эти строки, значит, в твоем доме поселилась беда, так же, как и у меня когда-то. С тех пор прошло более 20 лет, но и сейчас, когда я пишу эти строки, мной овладевает то же состояние беды, отчаяния, страха. Вот даже руки задрожали… Позволь мне рассказать свою историю. Может быть, мой опыт поможет тебе пережить эту трагедию и выстоять, как когда-то выстояли мы – я и мой сын. Все началось в далеком уже 92 году, когда мой сын появился на свет. В то время я работала ведущим инженером конструкторского бюро. Как и все не получала зарплаты, как и все не знала иногда, что моя семья будет есть  сегодня на ужин. Время было бедовое! Я даже  в декретном отпуске работала, потому что будущее виделось весьма туманно, а у меня была еще тринадцатилетняя дочь. Мальчик родился здоровый, хотя и маленький (наверное, сказалось «правильное» питание). И начался новый этап в жизни нашей семьи. Я продолжала работать дома, но мы все так же перебивались с хлеба на квас, как впрочем, многие в те годы. Но мы не унывали! Делали все, что могли, жили, как умели, радовались тому, что есть. А потом сын заболел. Началось это с обыкновенной (?) простуды – температура, насморк, отит. Лечили как обычно, но без толку. Дальше – мастоидит и операция. Не буду описывать симптоматику и все подробности   наших передвижений из одной больницы в другую. Скажу только, что за 5 месяцев сын перенес 4 серьезные операции и 2 небольшие. Еще пару месяцев мы с завидным постоянством попадали в больницу, выписывались и снова ложились. Сына знали, наверное, все ЛОР-врачи города. Пока один замечательный доктор (дай Бог ему здоровья!) сказал: «Резать я его могу бесконечно. Давайте искать причину». Сдав массу разнообразных анализов, мы (это «мы» наверняка хорошо знакомо всем родителям), наконец, услышали приговор. Этот момент  отпечатался в памяти, как эпизод кинопленки. Меня вызвал заведующий ЛОР отделения и сообщил, что у сына гистиоцитоз. - И что это? - Это такое заболевание, при котором поражаются кости черепа и таза. Взрыв! И у меня поразились кости черепа и таза! То есть ноги подкосились, а в голове – пустота. Но самое страшное открытие еще ожидало меня впереди. На следующий день нас перевели в другую больницу. Приехали мы вечером. В огромном, длиннющем коридоре не бегали дети, не сновали деловитые медсестры, не было и взрослых. Нас поместили в большую палату, в которой стояли 4 (всего 4!) большие кровати – 2 и 2, сдвинутые вместе. Соседей тоже не было. Спросить у кого-нибудь, что это за зверь такой «гистиоцитоз» было решительно не у кого. Еще одна ночь прошла в радужном (как потом оказалось) неведении. Единственно, что насторожило – обстановка в больничной палате. Для меня, привыкшей к скрипучим койкам и разломанным стульям и столам в детских больницах, интерьер палаты с чистыми стенами, и удобной красивой мебелью показался подозрительным. Утром, выйдя в коридор, я увидела хромающего папу, и, поздоровавшись, спросила: - С чем Вы здесь лежите? - А мы все здесь с одним лежим. С лейкозом! Вспышка! Мы  на отделении онкогематологии… Как я познакомилась с лечащим врачом, о чем мы тогда говорили, не помню. Даже имя нашего доктора я, обладающая прекрасной памятью, переспрашивала дважды, а к утру все равно забыла. Когда были снова сданы все анализы, когда окончательно подтвердился диагноз*,  началась моя новая жизнь.     *Гистиоцитоз – заболевание крови, с невыясненной до конца этиологией, при котором размножаются патологические иммунные клетки, называемые гистиоцитами,  активно размножаются, особенно в лёгких и костях Вы никогда не обращали внимания на собственную хронологию? Рассказывая о событиях своей жизни, мы часто говорим: «Это случилось на 2 курсе», или «Это произошло еще до армии» «Это было уже после свадьбы». У каждого из нас есть какие-то свои вехи. Моей новой точкой отсчета стала больница («это произошло до больницы», «это было после рецидива»). Человек ко всему привыкает. После того, как прошел первый шок, началась эта самая новая жизнь, в которой было место не только горю. Были и радости, и победы: в больнице мой сын сделал свои первые шаги. Тогда ему было полтора года, видимо наркозы и операции не прошли бесследно, но мой сын начал ходить, "несмотря на" и вопреки всему. Начал ходить в той самой больнице, из которой я так хотела вырваться, вернуться домой, в Жизнь простую и настоящую. Но дорога к дому оказалась очень долгой. Только через полгода нас отпустили на выходные в родные стены. И вот первый вывод, который я сделала из той трагической ситуации: Как бы тебе не было плохо сейчас, не забывай, что это твоя жизнь, и этот момент никогда не повторится! И может быть, через много лет ты сочтешь его одним из самых главных в твоей жизни. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (162 голосов, средний бал: 4,64 из 5)
Загрузка...