Екатерина Малофеева

Фотография (Екатерина Малофеева)Я – технический переводчик, поэт, жена и мама двух дочек. Пишу с подросткового возраста, два года назад начала вести свой паблик в ВК. Печаталась в альманахах “Золотая строфа”, “Чайная лирика” и местных изданиях.

I’m a technical translator, a poet, a wife, and a mother. I started writing as a teenager; two years ago I decided to create a webpage and write on a regular basis. I was publised in local media and several anthologies.


поэзия “Growing pains ” (Боли роста)

стих

sparkling above the sleeping city,

butterflies are flying out of our loves ripped open.

hey butterflies, fly tell the Almihgty:

“those idiots spent all the “L” sense, all the passion that You gave them,

so send the small ones to replace us

and let the reality replace their naïve dreams.

it’s time to grow up, no more careless immaturity”

and the small ones sent from above

 /without further notice/

started crying: “mommy, I’m scared”,

grabbing her hair, her clothes, her earrings, her melting soul by tiny-tiny fingers,

curiously, tenderly looking in her eyes,

asking: “did you really want me to come?”

later they are cutting their consience through itchy gums,

through “it’s way too much for me”.

hush.  this pain will fade away,

you’ll grow up and become smarter,

you’ll chase your desires with a cunning smile.

all these flaws are fixable,

only one thing is irreparable  –

when you say your daily prayers, patter the names of your loved ones so smoothly, so routinely

and suddenly  –

 there’s this scary emptiness,

blank, vacant vacuum

in place of one of the names

like after a pulled tooth.

… and you suffocate.

there’s nothing more irreparable.

and you can’t stop touching this empty place

by your tongue,

by your thoughts,

by your memories,

can’t stop measuring yourself by losses,

by everything that passed away,

by everyone who passed away.

but we are still alive,

we make a lot of mistakes

and these mistakes become part of us.

why don’t we understand that life goes by,

and it’s not a rough copy.

there will be no other chance to make it final.

 

что там сверкает над спящим городом, искрами жжет облака крылатыми?
бабочек рой из любовей вспоротых россыпью в небо летит с докладами:

эту, на «эл», они всю растратили, страсть, что была дуракам отпущена.
так что меняй, говорят Создателю, нас – на детей, а мечты – на сущее.

хватит быть юными, бесшабашными, время пришло становиться взрослыми.
вот и заплакали: «мама, страшно мне!» – те, что нам небом без спроса посланы.

цепко за волосы, серьги, лацканы, хваткими пальцами душу щупая,
смотрят с вопросом пытливо-ласково: «ты меня точно хотела, глупая?»

позже царапает дёсны, режется первое «кажется-мне-не-справиться»,
чешется совесть, зудит до скрежета. это пройдет, и не плачь, красавица.

станешь хитрее, умней, лукавее. все поправимо.
одно есть страшное –
в ежевечерней мольбе за здравие перечислять имена домашние списком привычным, прося хорошего.
вдруг
пустоту
видеть
вместо имени,
как вместо зуба, который – в крошево.
и – задохнуться.

непоправимее
быть и не может.
потом оглаживать ту пустоту тянет нас навязчиво.
будем себя измерять пропажами, метрами прошлого-уходящего.

будем себя измерять потерями. копим грехи, переходят в качество.
жизнь-то проходит, а мы не верили.
не черновик.
надо сразу – начисто.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (12 голосов, средний бал: 4,33 из 5)

Загрузка...