Екатерина Береговая

Екатерина БереговаяЯ ничем не примечательная домохозяйка, мне 31 год. У нас с мужем трое замечательных детей, в этом году мы с отпраздновали десятую годовщину свадьбы. Я люблю читать, (особенно Достоевского, Толкина и хорошие детские сказки), вышивать крестом (сто лет не вышивала, но все равно люблю!) А еще к Новому году я обязательно стараюсь смастерить хотя бы одну новую елочную игрушку. Игрушки получаются не очень аккуратными, но моих домашних неизменно радуют, а это главное. “Легенду Трех Племен” я придумала, когда родился второй сын, и набирала текст одним пальцем в стареньком мобильном телефоне, укачивая на другой руке малыша. Мне приходилось сохранять набранные кусочки как ММС-сообщения, Только позже появилась возможность набрать и отредактировать текст на компьютере. Еще у меня есть три рассказа о единорогах, они опубликованы на “Прозе.ру”.


Фэнтези “Легенда Трех Племен

отрывок

Была ясная теплая ночь, когда иливиоры, придя на смену солнцу, роились в вышине, расцвечивая небосвод разноцветными огнями и изливая свой далекий мягкий свет на все уровни мира. Внизу гронглины, собравшись вокруг костра и переплетясь хвостами, пели. Их древний мелодичный напев возносился к небу, где между миром иливиоров, сияющих, и лесом гронглинов, детей земли, висел в воздухе на невидимых нитях город светокрылых арлингов – Аностария. На одной из воздушных галерей мальчик лет четырнадцати и девочка года на три помладше прислушивались к пению гронглинов.
-Красиво поют, – сказал мальчик. – Жалко, слов отсюда не разобрать.
-Аиэ, как ты можешь ими интересоваться!-дернула плечиком девочка.
-Тебе ведь тоже нравится на них смотреть.
-И нисколько не нравится! Эти их хвосты и когтистые лапы – бр-р. И потом ты только представь, они едят мясо убитых животных, какая дикость! Да я умерла бы от ужаса, повстречайся мне гронглин.
-Ты же никогда не видела живых гронглинов, только на картинках. Думаю, не такие уж они страшные. Знаешь, Иу, ведь кроме нашего мира есть и другие. Так вот, в одном из этих миров живут существа, которым почему-то нравятся девушки с холодным скользким рыбьим хвостом вместо ног. Одной такой даже памятник поставили. А самое смешное, что девушек с рыбьими хвостами в этом мире нет и не было. Ни одной.
-О-ой! – содрогнулась Иу. – Если жителям того мира такое нравится, на что ж они сами-то похожи!
-Вполне симпатичные, вроде нас, только без крыльев.
Иу вдруг с подозрением посмотрела на Аиэ.
-А откуда это известно? По-моему, ты все выдумал.
-Ну, откровенно говоря… выдумал.
Оба рассмеялись.
-А вдруг не выдумал? – хитро прищурился Аиэ. – Может, где-то и вправду есть такой мир, а я просто угадал.
-Ой, – воскликнула вдруг Иу, – ты ведь еще не видел моего нового ожерелья!
-Иу, – с упреком сказал Аиэ, – ты не арлинг, а пестрая бабочка с яркими крылышками! В тебе нет ни капли истинной мудрости, зато о своих нарядах ты можешь говорить часами.
У Иу задрожали губы.
-Шучу, шучу, – примирительно сказал Аиэ. – Давай, показывай свою драгоценность.
Иу развязала висевший у нее на поясе шелковый мешочек и вытащила дивной красоты ожерелье.
-Ух ты! Я не очень-то разбираюсь в украшениях, но эта штука и впрямь здорово сделана! А почему ты его не наденешь?
-На себе я его не увижу, а мне хочется еще немного им полюбоваться, – улыбнулась Иу. Пальцы ее играли ожерельем. Вдруг оно выскользнуло из рук Иу, со звоном ударилось о край галереи и полетело вниз, во тьму. Иу развернула крылья и рванулась за ним, но Аиэ схватил ее за руку:
-Стой, куда? Не догонишь уже!
Иу посмотрела вниз и безутешно зарыдала.
-Иу, ну не плачь… Иу, у тебя в жизни будет еще много ожерелий… Ну Иу… – растерянно повторял Аиэ.
-Ты ни-чего не понима-а-аешь… – всхлипывала Иу.
-Иу, ну нельзя же так убиваться из-за какой-то там безделушки! Ну, вот что. Перестань плакать, слышишь? Я тебе достану ожерелье.
Иу подняла на Аиэ заплаканные глаза.
-Как?..
-Очень просто. Полечу вниз и найду.
-Полетишь вниз? – недоверчиво переспросила Иу. – Опять меня обманываешь, да?
-Нет, раз я тебе пообещал, значит полечу. И принесу тебе привет от гронглинов, которых ты так не любишь – кстати сказать, совершенно незаслужено. Говорят, они добрые.
-А ты не боишься? Там же и без гронглинов полно опасностей!
-Так ведь с волшебством моих крыльев ни одному зверю не совладать! – самоуверенно улыбнулся Аиэ. – Конечно, в темноте я не полечу, отправлюсь на рассвете. Так что жди, завтра получишь свои бусы обратно.
На заплаканном личике Иу появилась бледная улыбка. Аиэ взял ее за руку и увел с галереи.
***
Старый-престарый гронглин, придвинувшись поближе к костру, курил длинную изогнутую трубку. Тело старика было сплошь иссечено шрамами, белая борода спускалась до пояса, выцветшие глаза невидящим взглядом смотрели в костер. Гэрга, которая как раз шла мимо с кувшином в руках, поставила кувшин под дерево и подсела к старику.
-Дедушка Клек!
Старый Клек провел рукой по глазам, словно отгоняя видения прошлого, и, сделав строгое лицо, повернулся к Гэрге.
-А, здравствуй, здравствуй, любительница опасностей! Слыхал я, где нашли тебя нынче! Сказать по правде, я удивлен, как это Глаг не принес связку белых косточек вместо нашей Гэрги.
Гэрга виновато опустила голову. Старик пристально посмотрел на Гэргу и вдруг улыбнулся ей доброй ласковой улыбкой.
-Ты хоть видела то, о чем я говорил?
Гэрга радостно кивнула.
-Видела, дедушка. Как же это красиво! Я так жалела, что не могу туда попасть. А ведь раньше гронглины и арлинги дружили?
-Раньше дружили, да… В древние времена, Гэрга, арлинги жили в лесу вместе с гронглинами. Ну а потом лес разросся и арлинги уже не могли в нем свободно летать. Тогда-то они и построили Аностарию. Но многие из них по-прежнему навещали нас… – тут лицо старика омрачилось. – Пока Чернокрылый не посеял рознь. Ты, конечно, не раз слышала о нем…
-Кто ж не слышал, дедушка! Глаг меня им пугал, когда я была совсем малышкой и не слушалась. Но ведь он… Разве он не выдумка для маленьких?
-Выдумка… – проговорил Клек с горечью. – В мои времена никто еще не считал его выдумкой. Жива еще была память о тех, кто пострадал в Великой Битве против Эагора Чернокрылого. Выдумка… Чему только учат вас, молодых…
Старый Клек умолк и стал подбрасывать ветки в огонь. Гэрга дотронулась до его руки.
-Прости меня, дедушка! А правда, что у Эагора отец был гронглин, а мать – арлинг?
-Мать Эагора была изгнана из Аностарии за злодеяние. За какое – мне не известно. Отец Чернокрылого был предатель и убийца, недостойный имени гронглина. Им пришлось уйти в пустыню Хаорхет. А больше я тебе ничего не скажу о Чернокрылом! Запомни, Гэрга: праздный интерес ко злу не доведет до добра. Твори добрые дела, насколько в твоих силах, а зло предоставь самому себе. Его и так слишком много под солнцем.
Клек опять умолк.
-Дедушка… Можно я в последний-препоследний раз спрошу и больше никогда не заговорю о Чернокрылом?
-Ну спрашивай, коли без этого никак.
-Как умер Эагор?
-Этого никто не знает. Рассказывают, что в Великой Битве он воспарил над сражающимися и вдруг изчез в ослепительной вспышке, будто его и не было. С тех пор его не видели. Но тень его до сих пор лежит между нами, потому теперь у светокрылых, сияющих и детей земли дружба врозь.
-А вдруг Чернокрылый не погиб тогда?
-Не спрашивай о таком! Не спрашивай! И не думай даже! – старый Клек вскочил, замахал руками, затопал ногами на Гэргу и закашлялся. Гэрга испуганно попятилась. В это время из хижины вышла молодая златоволосая гронглинша с гирляндой из ярких цветов на шее.
-Так вот как ты ходишь за водой, Гэрга,-со смехом сказала она.
-Ой, прости, Кэрэ, я сейчас!
Гэрга подхватила кувшин и со всех ног помчалась к озеру Синахор. Кэрэ наклонилась к старому гронглину, который опять уселся у костра:
-Ты чем-то огорчен, дедушка?
-Пустое, дитя, пустое… – рассеянно ответил старик, продолжая глядеть на пламя. Мысли его были далеко.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...