Евгений Хомутов

F6JExj8wpZwМои хобби, помимо литературы, это математика и музыка.

My hobbies, in addition to literature, is mathematics and music.


Рассказ "Антон Михайлович"

Судьба Антона Михайловича, подполковника ГИБДД, сложилась весьма печально - он умер.

А немногим позже обнаружил себя ближе к земле: вместо привычных метр восемьдесят семь, он возвышался над бренной всего лишь на несчастных двадцать три сантиметра. Однако это было только начало проблем: далее Антон Михайлович выяснил, что не в состоянии удержаться на задних ногах, поэтому пришлось подключать ноги передние.  Еще дико раздражало, что вместо грубого баса, к которому так привык подполковник, каждый раз, когда он силился что-то сказать, выходил щенячий писк. И очень мешался хвост.

Сомнений не оставалось: правы были последователи Будды, Кришны или еще кого из этих, непонятных для русского человека, индуских божеств – перерождение души имеет место быть в этом мире.  Лучший подполковник ГИБДД своего отдела, ведь на его дежурство всегда приходило больше всего задержанных за нарушения автомобилистов и меньше всего штрафов за нарушения – видимо нарушители порядка при виде Антона Михайловича сердечно каялись, слезно клялись больше никогда не нарушать правила дорожного движения, и он великодушно их прощал, очутился в теле дворового щеночка. Он смутно припоминал, как что-то кольнуло в груди, но больше, как бы он не силился, вспомнить не мог.

“Холестерин, это все проклятый холестерин,” – твердо думал Антон Михайлович, борясь с братьями и сестрами за материнское молоко – “а ведь говорил жене, что это она от меня избавиться хочет, окаянная! М-да, бабёнка-то моя не прогадала.”  Обвинять холестерин во всех бедах со здоровьем Антона Михайловича научил телевизор – ведь он, телевизор то бишь, врать не будет. Исключено.

В общем, судьба не готовила для бывшего подполковника ГИБДД ничего особенного. Щеночком он, честно сказать, родился не особо так чтобы и красивым. Разные по размеру ушки, нелепые пятна на шерсти: там черное, а там белое, притом, что сам он был рыжим – таким вот уродился он в следующей, уже не человеческой, жизни. Сам Антон Михайлович аргументировал это тем, что когда он был человеком, то был первым красавцем в городе. Конечно, он был прав, если судить красоту мужчины по пышности усов и толщине пуза. Но оставим это занятие дамам. Неказистого щеночка взяла себе старушка – божий одуванчик. Знаете, не из тех старушек, что, проклиная молодежь, едут непонятно зачем и непонятно куда с утра в переполненном автобусе, трамвае, троллейбусе или метро и встречаются исключительно в столице, а из тех старушек, что живут в небольших городах по всей стране, радуются приезду внучат, а если поговорить с ними, можно выяснить, что в свое время они заканчивали МИФИ, летали в космос, писали книги, танцевали балет и еще много всего, чего нельзя сказать по первому взгляду.

Так вот, нашу бабушку звали Зинаидой Ивановной. Нет, она не летала в космос и не написала роман века. Она была учителем русского языка и литературы в одной из городских школ. Муж ее давно умер, а дети с внуками, хоть и регулярно и довольно часто навещали ее, жили все-таки в Москве. Поэтому, чтобы скрасить одиночество, Зинаида Ивановна решила завести себе кого-нибудь, а так как старушка она была бодрая, любительница прогулок, то выбор пал на собаку. А тут еще у Петровны Жучка ощенилась, и маленький неуклюжий и неказистый щеночек не выходил у Зинаиды Петровны из головы. Вот она и взяла его.

Жилось Антону Михайловичу, которого теперь звали Бобиком, очень даже прилично. Во-первых, жил он не на улице, а в домашнем тепле и уюте. Во-вторых, Зинаида Михайловна позволяла ему практически все, ведь хозяйка позаботилась о том, чтобы сделать все необходимые прививки ее питомцу, раз в месяц водила к знакомому ветеринару и после каждой прогулки обязательно мыла ему лапы. Антон Михайлович, хоть и не любил все эти процедуры, но понимал всю их необходимость и не сопротивлялся им. И в-третьих, что большего всего радовало бывшего подполковника, ныне Бобика, так это то, что Зинаида Михайловна не признавала всякие сухие корма для собак и прочую чепуху, поэтому кормила щенка объедками со своего стола, костями, которые покупала специально для него на рынке и всем таким.

Но капризный Антон Михайлович и здесь нашел свои минусы. В силу начитанности и великолепного образования, Зинаида Ивановна не любила смотреть новости по телевизору – это очень огорчало Антона Михайловича, которого распирало желание узнать: “что там у хохлов?” – это раз. Вторым недостатком, по мнению Бобика-Антона Михайловича, было то, что ему не разрешали сидеть на диване или кровати, а это было любимым делом Антона Михайловича еще тогда, как он был человеком - включить новости, сесть на диван с пивом и чипсами и комментировать: “что там у окаянных творится”. Отсутствие чипсов с пивом было минусом номер три. Но главным минусом были внуки Зинаиды Петровны. Подполковник ГИБДД считал, что они слишком любят животных. Они все время его тискали, гладили, брали на прогулки десять раз на дню, то есть всячески не давали ему отсыпаться за прошлую жизнь “работяги”. Скидку на возраст, а внукам Зинаиды Петровны было пять и семь, он делать упорно не желал.  

Через 4 месяца, переждав холодную зиму у Зинаиды Ивановны и весьма солидно набрав в размерах, росте и весе, Антон Михайлович наконец-то решил, что минусы перевешивают над плюсами, и сбежал. Его не волновало, что будет с бедной старушкой, он не чувствовал себя обязанным чем-то ей, и поэтому совесть не донимала его. Сбежал он очень просто - на очередной прогулки с детьми. Дети всегда снимали с него поводок, когда играли с ним в парке – вот и в этот раз, они сняли его, и кинули палку, а Антон Михайлович будто побежал за ней. Надо сказать, что бегать за палкой он любил. Было в этой палке что-то родное, что-то из прошлой жизни.

Скитаясь по дворам и помойкам, Антон Михайлович нашел свое счастье и призвание и в этой собачий жизни. Дело было так: он, как всегда полуголодный, шел с одной мусорки на другую, а дорога его проходила через довольно оживленную машинами улицу. И вот, увидев поток машины, Антон Михайлович замер, в глазах его застыли слезы, а сердце начало ойкать – машины, так много машин. Вон ту красную дорогую иномарку можно было бы запросто остановить и выписать штраф – водитель, добротный мужчина, ехал не пристегнувшись. Такие не любят лишний раз выйти из дому, и попробовал бы “договориться”, а это дело подполковник любил. А вон тот лихач на BMW превысил скорость. А вон тот, а тот… – у Антона Михайловича начали разбегаться глаза. И он начал лаять на них. То есть ему казалось, что он кричит им, чтобы они остановились – он забыл, что он уже давно не подполковник Антон Михайлович, а пес Бобик. Он лаял, и в этом лае было столько радости, столько счастья, что все люди вокруг поняли – в этой неказистой собачонке живет душа гаишника.

Вы и ныне можете наткнуться на Антона Михайловича. Обычно он лежит на краю оживленной дороги и его взгляд цепко выхватывает дорогие иномарки, водители которых допускают самые разнообразные, пускай даже мелкие нарушения правил дорожного движения. Да, видимо не бывает бывших сотрудников ГИБДД!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...