Дилором Атабаева

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%d0%b4%d0%b8%d0%bb%d0%be%d1%80%d0%be%d0%bcЯ являюсь руководителем общественной организации, осуществляющей различные социально-значимые проекты с целью защиты прав маргинальных слоев населения, оказания социально-правовых услуг, повышения информированности и правовой грамотности целевых групп. Для меня приоритетны вопросы беженцев, лиц без гражданства, мигрантов, так как работаю в этих направлениях уже многие годы. За эти годы накоплен опыт, есть ощутимые результаты и достижения. Это живая работа с людьми, которые нуждаются в помощи и каждый успех от оказанной помощи или разрешённой проблемы приносит мне огромное удовлетворение. Помимо работы в проектах, я нашла себя в творческой работе в направлении социальной публицистики, отражающей наиболее злободневные социальные проблемы общества, которая тесно взаимосвязана с моей работой и моим жизненным кредо помогать нуждающимся. Если каждый день, хотя бы один человек говорит мне спасибо за оказанную помощь или совет, считаю, что жизнь проживаю не зря. Я пишу о трагических человеческих судьбах, больше о женщинах. Мною напечатаны два сборника моих рассказов на русском языке и подготовлен перевод сборников на таджикский язык. У меня небольшая, но хорошая и крепкая семья – заботливые, любящие дети, насыщенная, интересная жизнь. Я много езжу, общаюсь, наблюдаю, изучаю лучшие практики, которые служат хорошим ресурсом для моей жизни и работы.


Социальная публицистика/рассказ "Спасение в огне" Синопсис  

Райхона спала в холодном помещении, и ей снилось, что она бежит в уборную. Она бежала очень долго, через поля, где было много людей, и наконец, добежав до уборной, облегченно вздохнула, освободившись от острой и болезненной нужды. Проснувшись, она вздрогнула от ужаса. Она лежала в своей намокшей и холодной постели. Ощущения стыда и вины, совсем как в детстве сковывали сердце измученной женщины. В детстве её спасали любовь и понимание матери. Сейчас, когда ей очень плохо и одиноко, она не могла поделиться своей проблемой ни с кем. Райхона до утра пролежала в холодной постели и рано утром была вынуждена вынести постель во двор. С тех пор недержание во сне часто случалось с Райхоной, и у неё не было другого выхода, как выносить постель во двор и сушить её. Она сильно страдала от своего положения и решилась на серьёзный разговор с мужем. Рано утром, когда он, молча, оделся и собрался уходить, она подошла к нему и сказала, что у неё проблемы со здоровьем. Шодмон мрачно бросил, как мать решит, так и будет. Нервы женщины на этот раз не выдержали. Она завыла, словно раненная волчица и потребовала, чтобы он дал ей развода. Шодмон грубо толкнул её и добавил, что будет рад избавиться от больной обузы. Райхона не дождавшись понимания от мужа, решила поговорить со свекровью. Ведь она женщина и наверняка пожалеет её и отведёт к врачу. Ведь, однажды они поплатились жизнью малышки. Может быть, на этот раз Бог призовёт старую женщину к благоразумию, и она поможет ей. С такими мыслями Райхона осмелилась подойти к свекрови и, смущаясь, стала сбивчиво объяснять ей, что у неё проблема по женской части на фоне простуды. И снова Райхона ошиблась. Её признание свекрови обернулось ей новыми упрёками в её адрес. Высоко вскинув брови, и оскалив перекошенный от злости рот, свекровь бесстыже упрекала её в том, что её проблемы из-за её животной ненасытности и порочности. Будь она набожной, воспитанной и сдержанной женщиной, Бог был бы милосерден и не наказывал её так сурово. Как бы Райхона не старалась, прогрессирование болезни ухудшало её положение. Чтобы как-то уберечь постель от влаги, Райхона приспособилась пользоваться самодельными прокладками и каждое утро стирала их и вынуждена была их развешивать за сараем, чтобы свекровь не увидела их. Но от неё ничего нельзя было скрыть и прокладки Райхоны стали поводом, чтобы её прилюдно упрекали в недержании и опоганивании постели мужа. Для уязвимой женщины с расшатанной нервной системой, эти оскорбления звучали как страшный приговор. Она плакала навзрыд и просила Бога избавить её от этих испытаний. Той ночью она просила мужа дать ей развод и попросить свою мать не распространять слух о её болезни в округе. Он обещал поговорить с матерью, но та не хотела выглядеть плохой в глазах жителей округи. Ей нужна была веская причина, по которой, почитаемая семья вынуждена была выгнать невестку из дома. Она специально закатила очередной скандал и громко, что есть силы, стала причитать, что совсем невмоготу терпеть порочную невестку, которая осквернила весь дом, всю постель и превратила жильё в уборную. Она металась по двору и кричала, чтобы люди пришли в дом и посмотрели на её испоганенные тряпки и простыни. Как жить с такой прокажённой бедному сыну и терпеть больную, грешную и проклятую женщину. Райхона забилась в углу сарая и сдавила уши ладонями, чтобы не слышать страшных слов, но они словно дикие осы осыпали её и больно жалили по всему телу. Она больше не хотела жить. Теперь, когда все узнали о её пороке, ей больше не стоит жить. Только смерть может смыть тот позор, на который обрекла её эта семья. Она резко рванулась с места, подошла к канистре с бензином, и высоко подняв её над головой, стала обливать огнеопасной жидкостью всё тело с головы до ног. Встряхнув на себя последние капли, она, пошатываясь от резкого тошнотворного запаха, вышла во двор, прошла на кухню и взяла спички. Свекровь, увлечённая ролью пострадавшей, всё кружилась по двору и продолжала завывающе голосить, чтобы разоблачить невесту перед скоплением людей. Райхона вышла во двор, и закричала, что больше жить не хочет. Её ждет дочь и скоро они будут вместе. Она обратилась к людям, толпившимся у ворот дома, и просила их передать её матери, чтобы та простила её. Кто-то из толпы выкрикнул, что её одежда мокрая, и она хочет поджечь себя. Другой закричал, что надо отобрать у неё спички. В этот момент свекровь застыла на месте. Райхона держала спичку наготове. Она направилась к свекрови. Та попятилась назад. «Будь ты проклята. Нет тебе прощения!» – были последними словами Райхоны. Кто-то из толпы пытался подойти к ней, но не успел. Она чиркнула спичкой, и пламя в мгновение ока накрыло тело женщины. Райхона кричала и пыталась в предсмертной агонии приблизиться к свекрови. Та, потеряв сознание, упала на руки людей. Тем временем один из соседей побежал в дом и, схватив одеяло, бросился к Райхоне и накрыл её одеялом. Ему удалось погасить большую часть огня. Тут подоспели и другие с одеялами и наконец, людям удалось справиться с ненасытным смертоносным огнём. Через несколько минут обгорелое тело женщины повезли в больницу. Райхона надеялась на спасение через страшную смерть, но она не успела забрать её жизнь. Ей помешали выполнить последнюю волю отчаявшейся женщины. Она выжила и, осознав, что жива, просила врача ускорить её конец. Она чувствовала нестерпимую боль в каждой клеточке обугленного тела, но эта боль была ничто по сравнению с той необъятной и нескончаемой болью, которая беспощадно вонзила острое жало в самое сердце и подчинила Райхону своей власти. Даже смерть не смогла вырвать её из рук этой цепкой, самолюбивой, безжалостной боли. Ожоги тела Райхоны составляют 70%. Она не видела своего лица и пока не думает о том, какую злую шутку сыграла с ней судьба. На вопросы следствия, почему она подожгла себя, Райхона не отвечает. Вчера ночью её навестил муж и просил её не давать показаний против него и матери. Ведь случившееся уже правдой не исправить, а она в её состоянии нуждается в помощи. Он обещал помочь с лекарствами и навещать её по мере возможности. Райхона смотрела в одну точку, и невидящие глаза наполнились слезами. Она согласилась с ним, что в её нынешнем положении гордость плохой советчик. В голове мелькнула мысль, что возможно теперь, когда она стала инвалидом – незрячей и уродливой, она сможет, наконец, рассчитывать на их жалость. Шодмон вставил ручку в перебинтованные пальцы обгорелой руки и нацелил её на место подписи в листе бумаги. Дрожащие пальцы произвели подобие подписи в расписке о том, что Райхона не имеет претензий к мужу и членам его семьи. Облегчённо вздохнув, Шодмон побежал к матери обрадовать её поступком Райхоны. Та радостно прижала голову сына к пышной груди и, растрогавшись, поклялась женить его на этот раз на не целованной даже матерью, первой красавице в их округе. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 3,67 из 5)
Загрузка...