Джангарачева Роза

ЯРоза Джангарачева профессиональгый художник.Занимаюсь графикой и живописью. Работаю в различных жанрах: натюрморт,иллюстрация, пейзаж, участвую в выставках. С недавних пор, а точнее в дни революции 2010 года когда страшно было выходить на улицу, я села за компьютер и стала писать коротенькие рассказы, все что помню, только бы не слышать пальбу на улицах. И мне понравилось. Теперь это как необходимость самовыражаться, записывать какие-то наблюдения из жизни или воспоминания. Я ничего не придумываю. Все получается само собой, как потребность.

Джангарачева Роза Камилевна, род. в г. Бишкеке 15.01. 1956 г.

Окончила Московский Полиграфический институт, факультет графики в 1981 г.

С 1981 года  работала в различных издательствах как художественный редактор, иллюстратор книг, учебников.

Участница более 40-ка Республиканских, Всесоюзных и Международных выставок живописи, графики.

Член Союза художников Кыргызской Республики с 1992 г.

В настоящее время преподаю живопись и рисунок. Участница конкурса коротких рассказов “Навстречу... и три точки”в 2012г.

____________________________________________________

Синопсис

Мармелад

Первый раз в жизни, я попробовала мармелад, стоя у гроба. Да-да у гроба. Я не знаю, как это назвать: сюрреализм или советский концептуализм, что-то в этом роде. В голове не укладывается, как можно было повести маленьких детей к умершему человеку.

Мне тогда было года четыре-пять, и я ходила в детский садик. На тихом часу, после дежурства, меня и еще одну девочку взяли с собой воспитательницы к тете Наде, нашей нянечке. Она жила совсем рядом, напротив детского сада, в комнате,  которую им дали в клубе, где ее муж работал сторожем. Оказывается, его «зарезали в спину». Так сказала наша воспитательница

Комнатка, где жила тетя Надя с мужем, оказалась очень тесной. У стены на двух табуретках стоял гроб, напротив  ­узкая железная кровать, небольшой круглый стол со скромным угощением, которое я сразу не разглядела  и два стула по краям. Женщины сели на кровать и тихо перешептываясь, разговаривали, не обращая на нас никакого внимания.

 Я с любопытством стала рассматривать лежащего в гробу «тетинадиного» мужа. Ножа и крови не было видно, потому что он лежал на спине. Я прислушалась и поняла, что он не дышал. Одет он был в черный костюм, белую рубашку и черный галстук. Ноги, почему-то были перевязаны, а руки сложены на груди. У него были черные, густые, мохнатые брови и ресницы, на синюшных щеках  грубые короткие волосы. Тогда я не знала, что это называется «щетина». Правда, в носу у него тоже торчали короткие черные волосы. Мне он показался симпатичным, и даже красивым.  Но дотронуться пальцем до него, я все-таки побоялась. Рассмотрев его, очень близко, со всех сторон, я повернулась, и  прямо перед собой,  увидела стол, накрытый белой скатертью.

 Он был чуть ниже уровня  моих  глаз,  на нем несколько тарелочек с угощениями: печенье, сахар, маленькие булочки с курагой, карамельки-подушечки и еще разные, полосатые, незнакомые мне конфеты: красные, желтые и зеленые, посыпанные сахаром.

Тетя Надя, заметив наши любопытные взоры, сказала: «Угощайтесь, деточки! Берите конфеты, мармелад!»

И  тогда я поняла, что это мармелад. Начала есть его жадно, пробуя сначала красный, потом зеленый, затем желтый…Вкус мармелада мне понравился, он напоминал мне что-то вязкое и кисловатое, похожее на кисель, но необычайно вкусное.  Держа его в двух руках, я посматривала на покойника: не пошевелился ли он. Затем снова съела мармелад и когда насытилась, попробовала две-три карамельки-подушечки. Но они показались мне совсем невкусными.

Через некоторое время мы попрощались с тетей Надей и вернулись в садик.

Вечером, дома, засыпая, я снова вспомнила вкус мармелада во рту и подумав, как  было замечательно, что нас взяли к тете Наде, улыбаясь, уснула.

Потом, еще долгое время, я просила своих родителей покупать мне только мармелад.

День пионерии

Это было во втором классе средней школы, в далеком 1963-м году, 19-го мая. Мы с моей подругой Нинкой Цыбулиной, после школы пришли ко мне домой и просто отдыхали, болтаясь во дворе, не зная чем заняться. Вдруг, моя старшая сестра сказала нам:- «Вы что сидите как дурочки, сегодня же праздник! День Пионерии! Все бесплатно! Идите  гуляйте! Я повяжу вам галстуки».

Она завязала нам на шею красные галстуки, свой и старшего брата. Мы очень обрадовались в предвкушении праздника, не до конца понимая, правильно ли мы поступаем.

На самом деле, в этот день для пионеров всего Советского Союза было все бесплатно: проезд на городском транспорте, фильмы в некоторых кинотеатрах, аттракционы в парках и т.д. Но стать пионером нужно было заслужить, потому что в пионеры принимали только за отличную, хорошую учебу и хорошее поведение в третьем классе, а мы учились только во втором. Но был такой хороший, солнечный день и нам так хотелось погулять, что мы, не задумываясь, отправились в город.

Сначала, проехались бесплатно в автобусе до кинотеатра, посмотрели там какой-то детский фильм, потом отправились в парк на аттракционы. В парке было очень много школьников, в белых рубашках и  пионерских галстуках, как и мы. Но нам совсем не было стыдно от того, что мы были младше, чем остальные. Мы также веселились и развлекались, как настоящие пионеры, выстаивая в очередях снова и снова, чтобы еще раз прокатиться на карусели или качелях и других аттракционах. Потом ели мороженое в вафельных стаканчиках и снова катались. Вечером, уставшие и вдоволь отдохнувшие, под впечатлением, мы возвратились домой.

На следующий день, как обычно, утром пришли в школу. Зазвенел звонок, и мы приготовились встретить нашу учительницу Татьяну  Алексеевну, стоя, так как она не разрешала нам садиться за парты, пока мы ее не поприветствуем. Когда она зашла в класс, сразу же  почувствовалось напряжение во всем воздухе. Не только ученики нашего класса, но и ученики всей школы боялись Татьяну Алексеевну, нашу первую учительницу. Она была очень высокая и крупная женщина, с пышной прической, которая называлась «халой» и от которой казалась еще выше. Очень строгая и правильная, с громким голосом, она могла даже ударить по голове указкой, которая у нее была около метра с зауженным концом. Сказав: - «Садитесь!», сама не села, а попросила, чтобы я и  Нинка Цыбулина  вышли к доске.

Что-то нехорошее я почувствовала в ее голосе и у меня затряслись коленки. Мы стояли у доски, а Татьяна Алексеевна стала шагать взад-вперед и  громко говорить: - « Вчера, эти две ученицы нашего класса опозорили не только наш класс, нашу школу, но они опозорили еще честь и славу Красного знамени революции, пионерский галстук! Их видели гуляющими в парке в пионерских галстуках, которые они не заслужили! ».

 Она говорила, даже кричала, все громче и громче, без остановки, и мы стояли, низко опустив головы. В классе стояла такая тишина, и наверное, было слышно даже как муха пролетает. Страшно было не от того, что мы совершили плохой поступок, а от того, как гневно, по нарастающей, кричала наша Татьяна Алексеевна и какое всеобщее напряжение стояло в классе. Я сделала вид, что мне было очень стыдно, низко опустив голову и тихонечко, украдкой поглядывая на Нинку,стоявшую рядом. Я еле сдержала смех, который должен был вот- вот вырваться у меня из груди. Она стояла, втянув голову в плечи, красно-пурпурного цвета и была похожа на кусочек красного знамени, на фоне своих светло-русых, заплетенных в длинную косу волос. Ей, казалось, было намного страшнее, чем мне.

Наверное, это был самый плохой поступок в ее жизни, потому что позднее, будучи комсоргом нашего 7-го “А” класса, и уже, не совершив ни единого плохого поступка, она будет писать в моем школьном дневнике: “высокомерно ведет себя с товарищами!!!”

Красными чернилами и с тремя восклицательными знаками в конце.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (108 голосов, средний бал: 4,57 из 5)

Загрузка...