Гуляев Владимир

29 - копия - копияРаботаю в строительстве почти 40 лет, в настоящий момент почти 8 лет в сфере технической инвентаризации. Пишу стихи и прозу.


Гуляев Владимир - Рассказ "Бич"

Кукареканье петуха на первых нотах были хрипловатые. Всего несколько дней назад Вовка не замечал этого, а просыпался он, как говорят с первыми петухами. Выходил на улицу, окунал голову в бочку с водой, которая стояла возле колодца в огороде, и окончательно просыпался. В это время баба Аганя, подоив корову, уже несла огромное ведро, до краев заполненное парным молоком.  Ловким движением Вовка сдергивал с гвоздя дедову большую фронтовую алюминиевую кружку и запускал её в ведро. Тёплое молоко небольшими глотками отправлялось внутрь, а не успевшее проглотиться, струйками стекало по подбородку и, щекоча, заползало под майку. Бабушка ласково говорила: - Вовка, дай я хоть ведро-то поставлю! Ты прям как теленок маленький, нетерпеливый! Но он, допив молоко и водрузив на место кружку, уже снимал персональный бич с забора и шел в загон выгонять корову Зорьку, чтобы отвести на гору в стадо. Эту обязанность он принял на себя самостоятельно и исполнял её ежедневно: утром отгонял Зорьку в стадо, вечером встречал. Там же он познакомился с деревенскими пацанами. Ему нравилось, как они ловко щелкали бичами. У каждого был свой бич и свой «щёлк»: у одного резкий и короткий, у другого продолжительный и глухой, у кого-то с оттяжкой! Ему тоже хотелось научиться этому. Дед сплел ему бич, вырезал из ветки черемухи удобную короткую ручку с кожаным набалдашником. И началась учеба «бичевания».

            Но все оказалось не так просто как виделось со стороны.

            После первого «молодецкого» взмаха Вовка получил приличный хлест от плеча до места ниже поясницы через всю спину, отбросил рукоять, отскочил в сторону, а бич, как живой, еще некоторое время извивался в дорожной пыли, как бы стараясь доползти до него, а может Вовке это и показалось,  слезы, предательски, выкатились на щеки. Растерев влагу на лице пыльной ладошкой, он медленно двинулся к бичу: - ничего, ничего, я тебя одолею, приручу…

            Второй хлест с шипящим свистом снес с головы фуражку и бич опять еще некоторое время извивался в пыли. Фуражка, называемая «сталинка», корчилась от боли в кустах крапивы. Петух, приоткрыв клюв, как бы улыбаясь и наклонив голову набок, казалось, с любопытством и иронией наблюдал в сторонке за Вовкиными «танцами», возможно даже и  изучал некоторые его движения и выпады.  Вовка погрозил ему кулаком.  Услышав сзади дедовский смех, Вовка обернулся. К нему подходил дед: - ты, казак, с бичом-то поговори, подружись, а то он так тебе полосок на спине нарисует, тельняшки не надо будет. Чё ж, ты им как палкой машешь, он же – бич.  Ненароком и без глазу оставить может. «Без глазу» Вовке оставаться нисколечко не хотелось… …Дня три он таскал бич, перекинув его через плечо, и присматривался к деревенским пацанам, как они держали свои бичи, как взмахивали, как подрезали и откуда получался щелк. Пацаны Вовкин бич оценили и, уважительно поглаживая рукоятку, сказали: - да, дед Вася, он умеет «здоровские» бичи плести. Потом они показали Вовке свои навыки обращения с бичами, пощелкали Вовкиным бичом, щелк получался отменный. Это было давненько, недели три назад. А сегодня он почувствовал, что по утрам стало немного прохладней, появились капли росы, туманная влажность висела в воздухе.

- Вот оно, отчего петух захрипел на первых «ку» - подумал Вовка. Бич тоже был немного влажноват. Но это было не важно, важно было то, что приближалась осень, заканчивались каникулы.

Вовка аккуратно, как лучшего друга, снял бич с плетня, немного протер с него влагу о полу рубахи, затем с деловым видом вывел за рог из загона Зорьку, и погнал её привычной дорогой к стаду.

            Каникулы, как сладкое, холодное мороженное: ждались долго, закончились быстро, но вкус ещё остался. Скоро конечно это станет воспоминанием. И по утрам первое время еще будет казаться, что можно немного понежиться, но «Пионерская зорька» из радио взбодрит, вытащит из кровати, поставит на ноги и заставит делать зарядку… …Прощание с деревней в последние дни каникул были бурные: деревенские пацаны с удочками, не все конечно, с первыми петухами уже стояли у калитки дома. Вовка выскакивал к ним, и они неслись к ручейку на рыбалку. Зорьку в стадо последнюю неделю отгоняла мать.

Ёрш клевал отменный!.. Жирный и большой, хоть и сопливый. А ещё чебак и подъязок! Завтрак семье был обеспечен. Потом Вовка с пацанами, уже окружали деревенские конюшни, вооруженные рогатками стрелять воробьёв, так, для развлекалки. После совершались коллективные набеги на кукурузные и гороховые поля. Пакостить не пакостили, но наедались до «отвала».

Уставшие и сытые они лежали на взгорке и смотрели на широкую Обь… Вечером перед отъездом собралась вся родня. Мужики все время о чем-то разговаривали с отцом, женщины пели песни, ребятня, человек двадцать, а может больше, все двоюродные и троюродные братья и сестра играли то в лапту, то в казаков - разбойников, благо спрятаться было где. …Петух стоял на изгороди и, казалось, с достоинством и внутренней радостью посматривал в Вовкину сторону, как бы зная, что завтра он опять станет главным на этом дворе…

События года 1966 г.

Из книги «Вовкины истории»

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 3,43 из 5)

Загрузка...