Гончарова Полина

IMG_4062Здравствуйте! Меня зовут Полина. Я учусь в магистратуре по профилю подготовки "Химическая технология". Люблю хорошее кино, театры, собак. Фотографирую: особенно мной любим такой жанр как репортаж. Искренне недоумеваю, чтобы я делала, не будь в моей жизни книг. Пишу. От этого отказаться не могу, так что мужайтесь. )

Hello! My name is Polina. Now I receive an academic degree on the Chemical Technology profile. I admire good cinema, theater, dogs. I photograph: a favourite genre - the reporting. I don't know that I did if wasn't in my life of books. I write. I can't refuse it so you should suffer.)


Короткий рассказ "ВСЁ НАМ ПО ЛАПЕ, НУ В СМЫСЛЕ, ПО ПЛЕЧУ"

Воспоминания о детстве успели несколько померкнуть и пожелтеть, словно старые фотографии в бабушкином альбоме, но едва ли я смогу когда-нибудь забыть тот день. Тот день стал особенным.

Это случилось в одном стареньком, многое повидавшем на своем веку, дворе. Под «этим» я подразумеваю случай, который зачастую ведет себя крайне вызывающе и вольно, врываясь в нашу жизнь без проса и переворачивая в ней всё верх дном. Стоял последний день осени. Погода, скажу вам так, была не из приятных и явно не располагала к пешим прогулкам. Срывался дождик, робкий и нерешительный: он медлил, потому  что не было уверен в том, настала ли его пора. Я сидел на сырой, влажной земле, плотно прижавшись к бортику коробки. Незамысловатое картонное сооружение заменяло мне дом, и до этих пор, вот уже четыре недели, неплохо справлялось с этой задачей.

Итак, я остался совершенно один. Миска, в которой не так давно разливалась белая жижа, (молоко, как потом я узнал её имя!), была опрокинута. Это сделал с ней Василий – рыжий задиристый кот. Однако сразу поспешу заверить Вас, дорогой читатель, что Вася сделал это не нарочно. Каждое утро на всех парусах и  максимально развиваемых скоростях задира мчался прочь от питающего к нему теплые чувства дворника Лёньки. Этот день не стал исключением из уже установившихся правил: кот удирал. Новизна ритуала заключалась лишь в том, что роскошный безупречно маневрирующий хвост-антенна рыжего промахнулся с выбором виража… Что до Лёньки, то его беда заключалась в настойчивости: нельзя было так давить на остро чувствующего и ранимого Василия. Как известно, эффект при подобном раскладе карт оказывается обратный. Усатый спасся бегством, в качестве напоминания о нашей сегодняшней встрече он оставил небольшую мутную лужицу, о которой я упомянул прежде.

По правде говоря, я не особенно горевал над своим одиночеством, но временами мне делалось совершенно не по себе от осознания того, что не с кем было и парою слов перекинуться.

– Господи, Вовка, посмотри, кто здесь сидит и трясется, словно осиновый листочек!

– Мэри, детка, ну в кого ты такая гуманная и толерантная!?

Вовка придвинулся к Маше еще ближе и покрепче сжал её теплую ладошку, такую маленькую и хрупкую  в сравнении с его ладонью. Затем он подмигнул девушке и звонко поцеловал её в лобик, который, по-видимому, собирался хмуриться.

– Вовка, милый, ну он же совсем один. Один-одинешенек, понимаешь? Он нам вовсе не помешает, точно тебе говорю.

Маша сделала виноватый вид, опустила глаза, а в следующее мгновение обрушила самый пронзительный и умоляющий взгляд в сторону супруга.

– Мэри, лапочка, ты хорошо подумала? Это приобретение дают в комплексе с целым набором забот и хлопот, мы потянем?

– Конечно, дорогой! Вместе мы непременно справимся. Ну, разве я когда-нибудь заставляла тебя о чем-нибудь жалеть, ну вспомни!? Подумай хорошенько.

И Володя действительно задумался на какое-то время. Сначала эта авантюра с прыжком с парашютом. К слову сказать, очень признателен и обязан ему, что раскрылся тогда. Эдакий я дурак, взял и согласился, испугавшись прослыть трусом в глазах любимой девушки. Дурак, (по меньшей мере, с большой буквы!), пугающийся в действительности выходить на балкон ростом всего-то с четвертый этаж… Нет, разумеется, я потерял сознание уже после, будучи на земле. Уверен, вид у меня был самый то ни на есть мужественный. Когда же открыл глаза, моя голова успела удобно расположиться на чудных коленках Машеньки, настойчиво тормошившей меня за плечи…

Потом эти танцы. Я чувствовал себя, не иначе как медведем, когда выходил на паркет… Ох уж эти две стороны медали. Вместе с тем, так распрекрасно, когда у людей есть общие увлечения. Со временем и эта мысль уложилась в моём сознании…Уложилась она не без помощи Мэри, но всё-таки.

Маша начала нетерпеливо дергать его за рукав пальто.

– Не понимаю, ты еще и задумываешься?! Ну-ка, расскажи, над чем это?!

– Что ты, детка, да как я могу?! Ты права, еще ни разу мне не приходилось жалеть о тех авантюрах, авторами которых становилась ты. Решено – мы возьмем его.

Я молча сидел и наблюдал за происходящим. Оглядывался по сторонам и не понимал, кого и куда эти чудаки намеривались брать.

– Иди сюда, не бойся, мальчик! Ты ведь мальчик, я не ошибся?

Улыбка образовалась на лице Вовы.

– Володя, милый, ну не на холоде же нам заниматься решением такого важного вопроса, как установление пола этого комочка!? В самом деле, идем.

И Володя, мой Володя, очень он скоро стал «моим», усадил меня за пазуху пальто. Так сделалось тепло и приятно, как не было еще никогда прежде. Это был тот самый день, когда в моей жизни появились они: молодые, жизнерадостные, не похожие на других – Люди.

***

В квартире четы Литвиновых мне сразу понравилось: было сухо, тепло, а главное, приятно пахло едой. Первые дни запах еды, этот прекрасный утонченный аромат, буквально ходил за мной по пятам. Я никак не мог наесться, хотя кормили меня по первому, что называется, зову. Ну, это всё Машка, она не была олицетворением дисциплины и периодически нарушала наказы Володьки касаемо моего воспитания, тем самым подрывая его авторитет в моих глазах.

– Ты только посмотри, дорогой, какой он у нас очаровательный! Это черное пятнышко, что украшает его ушко, сводит меня с ума, приводя в дикий восторг. А этот носик… Носик-пылесосик! Загляденье просто.

– А кто выбирал, детка?! Всё ведь ты, моя умница!

Володя погладил ее по голове, а затем нежно расположил руку на ее животе. Да, живот ее этот… Отдельная история. Он был такой большой, я даже не мог вообразить, что столько корма может вместиться в одного. Володя питал к нему слабость, доходило до того, что он начинал с ним разговаривать, представляете? Это где такое видано, разговаривать с животом, да еще и с таким великаном.

В нашем доме у меня было свое место. Отдельное. Подушка, вышитая в цветочек. Да, мне искренне был люб этот орнамент: в прекрасном я определенно понимал толк. Еще игрушки, они мне их покупали: Маша и Володя заботились обо мне. Знаете, я даже забыл о том времени, когда жил без них. И как я раньше справлялся? Сегодня я попросту жизни своей представить не мог без этой парочки.

***

За окном прогуливался февраль. А в нашей жизни произошло несчастье, именно так мне думалось в ту пору. Дело в том, что от нас уехала Мэри. Она взяла чемодан, положила туда халат, еще какие-то непонятные предметы, помахала мне рукой на прощание и пообещала скоро вернуться. Дверь за ней плотно закрылась. Бежали дни, но Мэри не возвращалась.

Вовка сделался каким-то рассеянным, вечно куда-то бежал, опаздывал. Он даже забывал порой поиграть со мной, не то что поговорить. Я молчал. Я всё понимал, ну, по крайней мере, делал вид, что понимаю.

– Что Барбос, не весил, голову повесил?!

Весело потрепал он меня за ухо, усаживаясь в кресло. Вид у него был, как у того дерева, что мы взгромождали на Новый год: зеленого и колючего. Он светился. Как будто на него мы перевесили все эти гирлянды в виде снежинок и звездочек.

– Парень, у меня для тебя новость. Прими ее, пожалуйста, с мужеством, присущим всем обитателям нашего гнезда.

Он рассмеялся, а мне отчего-то сделалось не по себе.

– Завтра возвращается наша Мэри. И она будет не одна, так что надень свой лучший галстук и готовься к встрече.

Ох уж этот Володя. Ох уж эти его шуточки. Я отродясь галстуков не носил, скажет тоже…

Однако Вовка не соврал: наша Мэри вернулась.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 1,00 из 5)

Загрузка...