Головин Владимир

РОЖАЧлен Союза писателей Грузии, поэт, журналист, член редколлегии журнала «Русский клуб». Работал в Грузинформ-ТАСС, побывал в «горячих точках». Был собкором на Ближнем Востоке российской «Общей газеты» Егора Яковлева, сотрудничал с различными изданиями Грузии, Израиля, России. Автор поэтического сборника «По улице воспоминаний», книг «Головинский проспект» и «Полтораста дней Петра Ильича». Член редколлегии и один из авторов книги репортажей «Стихия и люди: день за днем», получившей в 1986 году премию Союза журналистов Грузии. Стихи и переводы напечатаны в альманахах «Иерусалимские страницы», «Музыка русского слова в Тбилиси», «На холмах Грузии», сборниках «Плеяда Южного Кавказа» и «Перекресток». В 2006-2011 годах – главный редактор самой многотиражной русскоязычной газеты Грузии «Головинский проспект». Собкор в Грузии газеты «Russian bazaar» (США).


Завлекают в Сололаки стертые пороги...

отрывок

Очерки о памятных местах старинного тбилисского района Сололаки, в котором дружеские и профессиональные связи объединили представителей грузинской культуры с выдающимися русскими поэтами и писателями, приезжавшими в Грузию в XIX-XX веках и, в большинстве своем, жившими в этом районе. В Сололаки много улиц, названных именами поэтов и писателей, и это не случайно. Именно здесь переплелись судьбы людей, оставивших ярчайший след в литературе – русской, грузинской, армянской

 Книга построена в форме «перелистывания литературных страниц». В ней использованы стихотворения автора, фотоработы Александра Сватикова, снимки, находящиеся в свободном пользовании в Интернете, хранящиеся в семейных архивах и сделанные автором.

«ЗАВЛЕКАЮТ В СОЛОЛАКИ СТЕРТЫЕ ПОРОГИ…»

Литературные страницы старого района

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Давай горбатой улицей,

умытою дождем,

устав хандрить и хмуриться,

Мы вечером пройдем.

По лестницам, по лестницам,

туда, где пляшет синь,

где можно с неба свеситься

средь стираных простынь.

По дворикам, по дворикам,

где кот живет в князьях,

и старцы, как о Йориках,

судачат о друзьях…

Помнится, так я пригласил на прогулку по старым тбилисским районам своих товарищей 20 лет назад. А сегодня делаю такое же предложение и вам, дорогие читатели. Тогда Тбилиси был совсем другим – не пережившим потрясения войн и разрухи, отъезд тысяч исконных горожан, веяния новых времен. Прошедшие десятилетия, многое изменившие в облике города и придавшие почти европейский лоск его центральным проспектам, казалось бы, не коснулись этих самых горбатых улочек и легендарных двориков. Те же лестницы, балконы, горделивые коты, философствующие старики, аппетитные запахи многонациональной кухни…. Ими и сегодня  восторгается каждый, впервые ступивший на тбилисскую землю. А между тем изменилось главное – на все это наложило свою властную руку время. Сейчас средь стираных простынь не очень-то и свесишься – старые дома и дворы  катастрофически ветшают, балкончики и мансарды угрожающе скрипят и качаются. Ну, а в тех показательно отреставрированных уголках, куда валом валят туристы, вряд ли  кому-нибудь придет в голову вывешивать простыни прямо под их фотообъективы…

А ведь когда-то из этих окошек, из этой сини, звучали такие голоса и строки, до которых нам и сегодня тянуться – как до небес. И старая кирпичная кладка, и сохранившиеся булыжные островки мостовых словно повторяют поразившие когда-то своей точностью слова:

Вот и все. Смежили очи гении.

И когда померкли небеса,

Словно в опустевшем помещении,

Стали слышны наши голоса.

Может, камни обладают лучшей памятью, чем люди? И уже полуразрушенные, обветшалые бывшие особнячки продолжают представлять себя прежними: полными поэтических споров и вдохновений, полными человеческих встреч, застолий, дружб. И, увы, чаще всего - трагедий. А еще в этом стихотворении Давида Самойлова есть такие слова: «Нету их. И все разрешено». И действительно, иногда кажется, что наше прагматичное время диктует иные законы - по которым все разрешено. Но было ли легким  время тех гениев? Как часто их слова и поступки, казавшиеся наивными и беззащитными перед грубой силой, были и остаются  мерилом истины для всех времен. А значит - и для нас с вами.

За последние годы Тбилиси (и он не одинок в этом) накрыла волна переименований, продиктованных все тем же всевластным временем. Старинному району Сололаки повезло и не повезло больше остальных. Почему не повезло? Да потому что неясно, доживет ли он до предполагаемой реставрации - дома рушатся один за другим. А повезло  оттого, что переименования улиц коснулись этого района в самом благотворном смысле. Теперь мы бродим по улицам поэтов Паоло Яшвили, Георгия Леонидзе и Ладо Асатиани, критика и переводчика Геронтия Кикодзе, литературоведа Павле Ингороква. Они сменили символы ушедшей «коммунистической» эпохи – имена Алеши Джапаридзе, Сергея Кирова, Фридриха Энгельса, Филиппа Махарадзе, Феликса Дзержинского. И так удачно получилось, что этим продолжилась традиция «литературных связей» старинного района. Ему и раньше везло –  его топонимика, как нигде еще в городе, связана с именами литераторов. Ведь именно тут пересекались судьбы поэтов и писателей, оставивших, пожалуй, самый яркий след в литературе – грузинской, русской, армянской… Всех и не перечислишь. Не случайно нижняя граница Сололаки проходит по улице, названной в честь драматурга и переводчика  Шалвы Дадиани, правая – по улице публициста Шио Читадзе. Сололакцы ходят по улицам поэтов Михаила Лермонтова и Галактиона Табидзе, писателей Иванэ Мачабели и Даниела Чонкадзе… Впрочем, хватит перечислений, их можно найти во многих справочниках. А я предлагаю пройтись по Сололаки, как по страницам книги, где можно увидеть тех, чьи имена и строки повторяет здесь каждый переулочек, даже если его официальное название и не связано с литературой. Имена, ставшие гордостью не только грузинской  культуры. Давайте же листать сололакские улицы с тем же удовольствием, с каким мы листаем страницы любимых книг.

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (68 голосов, средний бал: 4,63 из 5)

Загрузка...