Георгий Ха

DSC_0103Писать пробовал еще в раннем детстве. Сначала это были сказки, потому что больше всего в детстве я обожал читать сказки, которых у меня было видимо-невидимо. От сборников сказок народов мира, и до почти полного собрания Толстого. В результате, моя фантазия потребовала выхода, и мои сказки были оценены, и даже были напечатаны в городской газете. Однако, учеба и последующее знакомство уже с взрослой разножанровой прозой приостановили мою “сказочную” деятельность. Сначала я стал поклонником приключенческого жанра, потом научной фантастики, фэнтези, а потом и серьезной литературы. Это привело меня к переживаниям, которые выливались в лирические стихи. Однако, после прочтения некоторых книг (в том числе В. Льоса, И. Шоу, К. Исигуро, Г. Робертса и Х. Хоссейни) мне захотелось попробовать написать что-то, что может после прочтения чему-то научить, заставить что-то почувствовать – превратить слова в мысли и эмоции. И первый мой опыт – повесть “27 лет” представлена на данном конкурсе. Повесть основана на реальных событиях, я старался писать как настоящий писатель, узнавая все возможные детали, чтобы правильно все описать, чтобы слова сливались воедино, и вели читателя от самого первого слова и до последнего на одном дыхании.

To write have tried in early childhood. At first it was a fairy tale, because most of all as a child I loved to read fairy tales, which I had the thousand. From the collection of fairy tales of the peoples of the world, and to almost the complete works of Tolstoy. As a result, my imagination required output, and my tales were evaluated, and were even printed in the city newspaper. However, the study and the subsequent introduction of different genres since the adult prose have suspended my “fairytale” work. At first I became a fan of the adventure genre, then science fiction, fantasy, and then the serious literature. It has led me to the experiences that took the form of lyric poetry. But, after reading some books (including V. Llosa, I. Shaw, K. Ishiguro, G. Roberts and H. Hosseini) I wanted to try to write something that may to learn something, to make something feel something – to turn words into thoughts and emotions. And my first experience – the novel “27” is presented in this competition. The story is based on a true story, I tried to write like a real writer, learning every possible detail to properly describe all and to make words blended together, and led the reader from the first word to the last, in the same breath.


повесть “27 лет”

отрывок

Инга отходя по дороге, вытягивала руку, но никто не останавливался. Она видела, что ее муж не отходит от нее ни на секунду. Почему-то это ее разозлило, и она просто пошла вдоль тротуара, спустившись на дорогу, и вытянув руку.
– Инга, уйди с дороги, пожалуйста. Давай, раз ты хочешь уехать, вызовем такси?
Инга не обратила внимания на его слова и продолжила свой путь, надеясь заодно оторваться от Ганса, потому, что она не могла так вдруг оказаться слабой и сдаться.
Вдруг она почувствовала его руку на своей.
– Инга, я люблю тебя, не глупи, уйди с дороги.
– Скажи еще раз это, и я сдамся, я тоже люблю тебя, просто скажи это еще раз, – подумала она.
Но вместо этого она почувствовала сильный толчок в бок, и услышала хрипение, которым этот толчок сопровождался.
Уже падая на тротуар, разбивая локти и колени об плитку тротуара, она услышала визг тормозов, глухой удар, и рычание.
Она не смогла сразу обернуться, сначала попыталась подавить слезы, выступившие от боли при ударе.
Когда же обернулась, она похолодела с головы до ног.
Ганс лежал на проезжей части, вокруг него была кровь. Его голова неестественно была повернута вбок. Рядом стояла машина, которая также была в крови.
Внезапно ее вывели из оцепенения громкие гудки машин, которые начали останавливаться у места аварии.
Ее тошнота, как и злость внезапно заменились только одним – страхом, смертельным, скользким, липким страхом.
Она резко встала, и не чувствуя боли, но слыша себя и свой крик от боли и страха побежала к мужу.
Когда она присела рядом, он смотрел на нее, а из уголка рта стекала темная струйка крови, он пытался пошевелить пальцами, чтобы попробовать взять ее за руку, но получалось у него только немного приподнять пальцы от кровавого асфальта.
Бесшумные, но непрекращающиеся слезы хлынули из ее глаз, и словно в ответ, из глаз Ганса потекли такие же, только смешанные с кровью.
Вокруг гудели машины, несколько человек пытались вызвать полицию и скорую помощь, а она просто сидела рядом, и, молча, молилась.
Ганс попытался повернуть голову в ее сторону, но на его лице появилась гримаса чудовищной боли, которую он при этом испытал, и тогда он просто начал хриплым, сбивающимся голосом говорить:
– Любимая, я не мог позволить, чтобы ты погибла… Прости, если я сильно толкнул тебя. Я увидел, как машина виляет из стороны в сторону, и уже заехала на тротуар…
Слезы из его глаз потекли еще сильнее, отчего у Инги перехватило дыхание, потому, что вид таких кровавых слез испугал ее еще сильнее.
– Милый, просто потерпи…Я прошу, только терпи, я знаю, ты – сильный…Скоро приедет скорая, и тебе будет легче…
– Ты сама-то веришь в это? – криво усмехнулся Ганс, и на миг обнажил зубы покрытые кровавой пленкой.
– Ганс, ну я прошу, прости меня… – ее голос превратился в крик.
– Нет, это ты прости меня…Помнишь я говорил, что в 27 лет я встречу свою судьбу, как мне предсказывали? Сегодня я ее встретил, жаль, что это оказалось не жизнь и не счастье. Мне жаль, судьба мне давала три раза возможность построить счастье, и три раза я не смог.
– Ты смог, любимый. Я была счастлива, я правда была счастлива, а сегодня просто так получилось, что я сорвалась. Ганс, я должна тебе сказать… Только обещай дождаться скорой.
На какой-то миг глаза Ганса прикрылись, и больше от страха перед тем, что она не успеет сказать, чем перед смертью, она слегка потрепала его по щеке, чтобы заставить его очнуться. Его глаза опять открылись, но в них было так мало от того живого Ганса, что она могла видеть всего пару минут назад, когда он пытался увести ее с дороги.
– Ганс, я хотела сказать, что я беременна, у нас мальчик…
Ганс, ответил, но от этого ответа она чуть не отшатнулась. Ганс прохрипел, и с каждым словом с его губ срывались капли крови.
– Дурочка…Любимая…Я счастлив…Спасибо…У меня только просьба, – тут он блеснул глазами, и на некоторое время его лицо приняло то жизнерадостное выражение лица, которое ей так нравилось в нем.
– Сходи, пожалуйста, я вроде слышал скорую, позови врачей. И еще…я хочу, чтобы ты была всегда счастливой.
– Я буду…только ты подожди, ладно? Подожди и … – тут ее дыхание перебило, но она, все же, смогла это произнести,
– Только не умирай…
– Обещаю…
Она вскочила, и побежала в ту сторону, откуда слышалась сирена кареты скорой помощи. Она считала секунды, считала свои шаги, ненавидела время, потому что оно летело так быстро, а она так медленно могла бежать к машине с людьми, которые могли спасти ее счастье.
Врачи уже бежали ей навстречу, и было наплевать, кто вызвал их. Она не могла, просто не смогла даже подумать об этом, но благодарила от всего сердца тех людей, которые сделали это.
Они подбежали вместе с ней, ничего не спрашивая, только слегка кивнув, словно спрашивая куда бежать, а Инга показав рукой, сама побежала в ту сторону.
Когда они остановились рядом с его телом, Инга не поняла, но почему-то вместо того, чтобы скорее оказывать ему помощь, они начали дозваниваться непонятно кому.
Инга не выдержала, и, схватив за рукав одного из них, закричала:
– Ему помощь нужна, вы не понимаете? А не ваши разговоры, ему больно!
Один из врачей, женщина уже в возрасте, опустилась рядом с Гансом на колени, и зачем-то начала щупать его шею, и даже попыталась приподнять Ганса.
– Ганс! Здесь врачи, очнись! – попыталась заставить открыть глаза Ганса, Инга.
Врач, еще раз попробовала ощупать шею Ганса, и повернула его голову в их сторону, но глаза Ганса так и не открылись, но на его губах видно было только, что на них застыла струйка крови, и …улыбка.
Но сам Ганс не очнулся, не повернулся на звук ее голоса. Он просто лежал и все.
Врач, вздохнув, встала, и, взяв за руку Ингу отвела на пару шагов.
– Вы близкий родственник?
– Я его жена, почему вы ничего не делаете?
– Как вас зовут?
– Какая разница, как меня зовут, вы должны делать что-то – вы врачи, вы – скорая помощь.
Врач взяла ее за руку, и зачем-то сильно сжав, сказала:
– Его больше нет…Его сердце остановилось. У него переломаны почти все кости, а главное позвоночник. Хотя совсем юный и красивый молодой человек, мне жаль.
Дальше был только туман.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,75 из 5)

Загрузка...