Гамсахурдия Георгий

098Путешествую

Пишу

Печатают

Наслаждаюсь жизнью

I am traveling. I write, Print my stories . I enjoy life .


Рассказ "Дождь из лепестков роз"

отрывок

 

Падаю.

Сестра поднимает. Берет за руку. И не отпускает.

Идем к озеру.

Там большие черные птицы.

Я выберу одну.

А судьбу разгадает она.

…бутерброд со сваренным вкрутую яйцом и маслом. Режу булку и обильно намазываю маслом. Теперь горячее порезанное яйцо – чтоб масло растаяло. Все, как делала сестра…

Озеро называют Бездонным. Говорят, когда-то корова пришла на водопой и исчезла. Позже нашли за сотни верст.

Бросаю остатки хлеба.

Птицы отчаянно, с криком, кидаются на пищу.

Жестоко.

…Меня покидает прошлое.

Не помню, что было вчера, год назад. Забываю об остальном. Воедино не собрать. Будто и не было ничего – растворилось, как туман…

По утрам сестра водит в школу. А потом жду, когда закончатся ее уроки.

…кот уже стар. Думаю, старились вместе. Хожу по дому. Рассматриваю незнакомые фото… смеющиеся лица, дети с родителями, застолья.

Боюсь посмотреть в зеркало – не зная, кого там увижу.

И не хочу…

Сестру ждать вечность. Сижу на траве. Улыбаюсь слепящему солнцу.

Она назвала свое имя. Я повернулся, и смог разглядеть лишь силуэт.

Сперва они падали изредка. Их все больше и больше. Парят, наполняя воздух ароматом.

Жду прикосновения, затаив дыхание. И уже не видно на протянутую руку.

Дождь.

Сестра окликнула, и мы пошли домой. А за моей спиной остался ливень из лепестков роз.

 

Осенью мы переехали в Большой город. Отцу предложили работу.

Нам дали квартиру на окраине. Здесь еще оставались деревенские дома и бараки. Многие из них уже пустовали… и яблоневые сады. Они ломились от плодов и ждали благодарности от покинувших их хозяев.

… Стук в дверь …

Ее недавно красили – аккуратно, ни одной застывшей капли... а смола вытекает.

Не решаюсь открыть калитку. Невольно вырывается: «Есть кто дома?»

… «Считайте, что никого нет», - я отвечаю тому, кто за дверью: «И не стучите больше».

Раз без ключей, значит… значит, им сюда не надо…

У дерева надломилась ветка. В палисаднике зарастает травой цветник. И пустые гнезда под крышей.

Дом выбрала сестра.

Я должен был рассказать историю.

Старый пес неподвижно лежит на крыльце.

«Он живой?», - спрашивает сестра.

«Дышит», - отвечаю я.

Пес смотрел куда-то вдаль – сквозь нас. Казалось, мир не вокруг, а там - где-то в глубине, за его взглядом.

На другой день я захватил еды и пришел к дому. Но пес уже не встретил.

К осени не осталось ни бараков, ни садов. Все сравняли с землей.

Той же осенью уехала сестра. Она поступила в университет. Случилось так, что вместе с ней ушло и детство. Видимо, (запятая) просто так совпало.

На вокзале мы провожали ее всей семьей.

Поезд тронулся. Она смотрела на меня. И впервые ее глаза не улыбались. По крайней мере, мне так показалось.

...сижу в кресле, укутавшись пледом.

Не кричу от одиночества. Никто и не услышит.

Услышат лишь крик. А боль нема. Нема и жестока. Играю в прятки со страхом. Ищу и не нахожу. Теперь его очередь. Укутываюсь еще сильней, оставляя небольшую щель для воздуха. Так спокойнее…

Мне оставалось учиться год. Он пролетел незаметно.

После выпускного гуляли до рассвета – клялись в вечной дружбе, любви, делились планами, мечтами и обещаниями – никогда друг друга не терять и не забывать.

Под утро все разошлись. А я сидел на крыльце школы и смотрел, как один за другим в окнах зажигаются огни.

Не хотелось отпускать этот день. А он исчезал, растворялся в рассветной тишине. Жизнь была чистым листом - стоило лишь написать, и все должно было исполниться.

Я был почти уже у дома.

Она коснулась меня и сказала… Я не слышал. Смотрел ей в глаза и не мог произнести ни слова. Голова кружилась. Надо было остановить время, но я не смог.

Она улыбнулась и ушла.

Я часто ее встречал. Но в этот раз…

Сперва они падали изредка. Их все больше и больше. Парят, наполняя воздух ароматом.

Жду прикосновения, затаив дыхание.

И уже не видно на протянутую руку.

…Женщина должна пахнуть любовью. Я помню дождь. Я хочу вдохнуть его снова, ощутить нежное прикосновение лепестков…

Наша встреча оказалась роковой. Вскоре мы поженились. Не знаю, как получилось – но я без нее уже не мог. Не скажу, что жили душа в душу – ругались, конечно, но друг друга любили. Детей нам Бог дал красивых и послушных. Они нас радовали. И прожили мы до седых волос.

Долго можно быть вместе. Если судьба не приведет туда, где пути разойдутся.

Время забирает с собой все – даже прошлое. Так и произошло.

Но случилось это гораздо позже.

...  люди часто прячутся от самих себя. И потом не могут найти - забывая, где спрятались…

Я поступил в консерваторию. Педагоги говорили, что подаю большие надежды. Но полностью отдаваться учебе не получалось. Ждали ребенка. Надо было зарабатывать. Я не отказывался от любых предложений – играл везде куда приглашали.

Пришлось жить с родителями. Мне это казалось комфортно и… привычно. Что нельзя было сказать о жене. Но выхода другого я не видел.

Тем не менее, жена настояла съехать на съемную квартиру. Где через пару месяцев родился наш первенец.

Из безвыходных ситуаций выход, обычно, один - который не устраивает. А жизнь - бесконечный экзамен, где оценка твоя - повседневность.

Я часто бывал у родителей.

Отец как-то попросил пойти с ним.

Тогда на похоронах, я впервые увидел мертвого человека.

Я не понимал, почему отец так сильно переживает. Глаза были полны слез, но он не давал не дает им вырваться. Я его о чем-то спросил. Он отмахнулся и отвернулся. Он молчал до самого дома. Потом усадил перед собой и выпил молча бутылку коньяка.

Это было прощание с другом. С первым – ушедшим.

Отец прожил долгую жизнь. К концу которой друзей из живых у него не осталось.

Я надеюсь, мои родители были счастливы. Они дождались двух внуков. Успели с ними понянчиться. И прожили в любви. Хотя у отца был свой мир, в который он пускал, наверное, только меня. Это были особые минуты. Не важно, рассказывал он о вчерашнем или историю тридцатилетней давности – это всегда было откровение. Откровение, переполненное эмоциями, чувствами и обязательно смехом. Я его часто вспоминаю, и улыбка в этот момент не сходит с моего лица – я слышу, как он смеется… как гром перед дождем.

Матушка была совершенно другой. Меня она любила до беспамятства и до последних своих дней спрашивала надел ли я шапку на улицу. Почему-то ей казалось это самым важным в моей жизни.

Мама к старости все больше замыкалась, часто плакала и молилась. И ушла.

Через несколько месяцев за ней ушел и отец. Мы похоронили их рядом. Мама просто устала жить. А отец жить без нее не захотел.

… Улицу подметают. Скоро рассвет. Усну в кресле, так и не закончив. Надо записать – интересная получилась жизнь. Может, (запятая) она чем-то и похожа на ту, что была.

Кот пришел и смотрит. Идет за мной на кухню. Видимо голоден…

Сестра. С моей женой у нее отношения не сложились. Уж не знаю, была ли это женская ревность или еще что-то, но вышло так.

Сестра добилась многого в своей жизни. Стала известным и влиятельным человеком. Но, увы, так и прожила одна. И обожала моих детей. И баловала.

Жена. У нее не сложились отношения ни с кем.

Перед расставанием – это был совершенно чужой человек, которого мне и в голову не пришло бы даже обнять. Но опять же – это случилось позже.

Я закончил консерваторию. И мне предложили работу.

Ровно полночь, и я подхожу к роялю. Одной рукой начинаю играть, другой закуриваю сигарету. Импровизация захватывает. Но надо стряхнуть пепел. Не успеваю. Высокие ноты – они особенно выразительны. Продолжаю – мелодия как весенний ручей находит быструю дорогу. Часть растекается, но в какой-то момент новая – свежая струя со стороны дает иное направление.

Поворачиваюсь к зрителям. Вижу их восторженные взгляды. Новая сигарета и новая мелодия.

Хорошо, когда тебя понимают.

И теперь это уже река. Я плыву – меняя ритм, стиль - то выныривая, то остановив дыхания дыхание устремляясь в глубину.

Она ни разу не пришла послушать меня. Но могла часами разговаривать со своими цветами.

Это «позже» настало. Мы расстались молча. Что осталось несказанным, говорить уже не стоило. Встречи бывают радостны, а расставания всегда печальны. Я смотрел на до боли знакомые очертания, а в голове крутилось, как на заезженной пластинке: «Враги бьют в лицо, а друзья - в спину». Но – увы, рядом уже не было ни врага, ни друга.

Я не требовал от жизни много – лишь быть любимым и любить.

Вот и рассвет. Но я не буду спать.

Я буду слушать ее дыхание - великую музыку.

Я выйду на балкон наслаждаться мелодией - лучшей, из когда-нибудь мною услышанной.

Я не повернусь.

Я знаю там – никого.

…..

Я уснул на балконе.

И хотя на улице, не переставая, лил дождь, моему сну это не мешало.

  Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (9 голосов, средний бал: 4,22 из 5)
Загрузка...