Воротникова Елена

DSCN8335Меня зовут Елена Воротникова. Родилась в 1989 в г. Ижевске, Удмуртская Республика, РФ, где живу и по сей день. По образованию филолог. Творчеством увлекаюсь всю свою жизнь, помимо сочинительства занимаюсь вокалом. Серьезно писать стихи начала на первом курсе университета, вдохновившись необычной и творческой атмосферой на филологическом факультете. Учась в университете, неоднократно принимала участие в студенческом поэтическом конкурсе "Рифма", где становилась победителем в номинациях "Любовная лирика" и "Женский образ". Принимала участие во Всероссийском поэтическом фестивале памяти М. Анищенко в г. Самаре. В 2015 году вошла в число лауреатов литературного конкурса, посвященного памяти и Победе в Великой Отечественной Войне, организованного Министерством культуры и туризма УР и Союзом писателей УР. Мои стихи напечатаны в сборнике студенческой поэзии "...Строки", литературно-публицистическом журнале "Молодежная волна", сборнике, изданном к юбилею Победы, "Великой Победе - 70 лет!: поэзия, проза, публицистика Удмуртии". Раньше я писала в основном любовную лирику и эпические поэмы, героями которых становились абстрактные понятие, обретшие материальную форму: любовь, верность, одиночество. Сейчас темами моего творчества все чаще становятся родной город, страна или события, происходящие в мире. Но через все свои стихи я стараюсь пронести женский образ, женский взгляд на жизнь.


Подборка стихотворений "Милое, близкое, родное..."

отрывок

                  Письма домой   По миру можем долго мы скитаться, В дали пытаясь счастье отыскать, Всю жизнь кружась в бесцельном пестром танце, К чужбине начинаем привыкать…   Но тянет, тянет рано или поздно К родным лесам, полям иль берегам, К родным таежным елям иль березам, К своим югам или к своим снегам.   Как велика она, моя Россия! И сколько часовых в ней поясов, Как много мест загадочных, красивых, Как много в ней почтовых адресов.   Есть среди них и мой, куда когда-то С завидным постоянством слала я Записочки из солнечной Гранады Домой, где так ждала меня семья.   Смотрю назад: годков прошло немало. В двухтысячном мне было десять лет, И письма я тогда свои писала, Как удивленный маленький поэт.   «Бабуля, здесь такие все смешные! Другие люди, птицы и дома… Я персики видала наливные! Растут на улицах гранаты и хурма».   Влекла меня палитра ярких красок, Испанских фруктов, неба и цветов. Я полюбила этот мир не сразу - Мой разум не был к этому готов.   И тут же я писала на контрасте Не о морях и пальмах на песке – О крае, где мое осталось счастье, Родное счастье где-то вдалеке.   И пусть со мною рядом была мама, Она ведь, как и Родина, одна. Но не хватало мне снегов, туманов, Заснеженной аллейки из окна.   И садика, где бабушка на зиму Выращивала скромный урожай. И рыжей кошки Дусечки любимой, Что «вечно только знай котят рожай!»   Я до сих пор тот адрес милый помню: Бородина, двадцать четвертый дом… Тогда мы небогато жили, скромно, Но не была так счастлива потом!   Теперь живу в красивой новостройке, Но в том же самом городе родном. И что он не Москва, неважно мне нисколько, Ведь для меня Россия в нем одном.   Как для кого-то вся она в Алтае, А для кого-то – в Тундре и в Туве, А для кого-то – в Краснодарском крае, А для другого – в граде на Неве.   Есть много рядом доброго соседства. Но, думаю, у каждого из них Есть где-то там один родной дом детства, Такой примерно, как из снов моих…         Ижевску   Дороги здесь – сломает ногу черт, И говорят, что экология не в норме… Конечно, этот город – не курорт, Далек он от Мальдив и Калифорний.   Пусть говорят, что воздух загрязнен, Что вечно здесь холодная погода. Полгода стоит снегом занесен, Потом еще дожди идут полгода.   Но я люблю ижевские дожди, Люблю его снега на серых крышах, Что лес с окраин видно впереди И нет почти домов, что неба выше.   Конечно, за год может надоесть Тот город, где почти одна промзона. Ты, здесь живя, порой почтешь за честь Возможность лишний раз вдохнуть озона.   Порой отсюда хочется сбежать На никому не ведомый край света, Чтоб можно было чаще там встречать Без серых туч закаты и рассветы.   Но как-то странно любишь ты его, Как мать, что, может быть, других не лучше, Но менее родной не станет оттого, И за нее ты все отдашь при случае.   И все равно вернешься ты сюда, Домой, как будто бы с другой планеты. И понимаешь все-таки тогда, Что здесь и есть тот истинный край света.   Где тыщу лет «однёркою» зовут Трамвай номер один, где люди, Быть может, никогда не видели Москву, Но им, как москвичам, мечтается о чуде…   Суровый, с долгой затяжной зимой, Такой, как и другие в  Предуралье… Он общий наш, но все же только мой, К нему ведут пути и магистрали.   И вот, усталая, издалека В десятый раз я возвращаюсь снова В тот город, где пронзают облака Народом созданные «лыжи Кулаковой»!   *** Мы едем на север, мы едем домой! И нас дальний путь, без сомнения, манит. Встречает нас север ветрами, туманом, Метелью и рано пришедшей зимой.   И наша дорога лежит через лес… Пушистые ели, красавицы сосны! Они все оделись, они не замерзнут. И холод как будто ушел и исчез!   И нет больше севера, стерли мы грань. В ночи облака розовеют от света За ними сокрытой, столь близкой планеты, Казалось бы, руку тяни и достань!   В волшебное царство дорога ведет, А там, за землей тридевятого царства, Вдруг более сказочным станет убранство. Там вьюга, и снег все идет и идет.   Там ждет меня город заснеженных крыш, Седых тополей и сосулечных шпилей (В таком перевернутом, странном ампире). Там ты, мой любимый, наверно, не спишь.   Скучаешь, должно быть… Глядишь в календарь. Но знай, твоя ласточка вот уж в дороге, Спешит, перелетная, уж на пороге Почти что, как белый степенный январь.   Часы торопить ей охота самой. На окнах купе что-то пишет невнятно, Пьет чай в подстаканнике с привкусом мятным… И едет на север, и едет домой!   *** Приду я в гости в воскресенье И принесу с собой печенье. Ты улыбнешься мне случайно И примешь плащ, поставишь чайник.   Стоит прозрачный, для заварки, И красит тёмным кипяток. Смотрю в него: как в зоопарке «Животных» предо мной поток.   Чаинки крупные похожи На ловко прыгнувших пантер… А у тебя давно в прихожей Таится розовый торшер,   Как будто розовый фламинго На тонкой и прямой ноге… Ты дикую собаку динго Свою держи на поводке!   Её боюсь я. Мне неловко Тебя об этом попросить. Хвостом хоть машет, как веревкой, Но вдруг захочет укусить?   Ты говоришь, что я трусиха, Раз сильно так боюсь собак. Смеешься ты. Скажу я тихо, Чуть-чуть обидевшись: «Дурак».   Но вот уж мы сидим на кухне. Обиды уж и след простыл. В духовке торт домашний бухнет, А в блюдцах чай быстрей остыл.   Как хорошо, что есть на свете Такие верные друзья, С которыми и в дождь, и в ветер Не мерзну, не скучаю я.   Как хорошо, что есть на свете Такие тёплые дома, Где абажур как солнце светит, Когда за окнами зима.   *** Кумирам нашего детства уже за сорок. Пылятся в шкафу остроносые туфли – пара. Цветных фотографий бумажных ненужный ворох Никто бы не спас бы, не вынес бы из пожара.   И маму теперь удается нам видеть реже. Когда в уголках милых глаз видим мы морщины, Под сердцем как будто бы что-то щемит и режет… Хотя уже взрослые женщины и мужчины.   Не наши пока, но уже называем «дети» Не бегают шумной стайкой, играя в ляпки. И, вместо того, чтоб гонять на велосипеде, У них лишь смартфоны, нетбуки, да файлы-папки.   Как жизнь летит и как быстро мы стали старше! Про мир, что скатился, мы буднично восклицаем… И сам факт, что их поколенье - уже не наше, Так странно, болезненно нами воспринимаем.   Не молодость пусть, но уже переживши юность, Так плачут в душе, расставаясь с любимой вещью, Мы встретим рассвет, растеряв всю свою безумность, Меж разных эпох не заполненной кем-то брешью.   Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 4,00 из 5)
Загрузка...