Владимир Шевченко

Мое фотоРодился в России, Ростовской обл. Миллеровского района. 27.04.1956 г. В шесть лет переехал с родителями в Ялту. Окончил школу. Служил в ВМФ. Затем работал на сувенирной фабрике. Окончил художественный техникум в Загорске. Институт . Служил офицером в пожарной охране. Параллельно профессионально занимался живописью. Печатался в СМИ. В настоящее время работаю в «Теплокоммунэнерго» – начальником аварийной службы. Увлекаюсь современным искусством, литературой. Пишу в жанре рассказа, очерка. Убежден, в перспективности этого жанра, раскрывающим литератора в способности передать самое главное в лаконичной высокодуховной форме. В качестве иллюстрации использую свои живописные работы.


ЭСМИНЕЦ   «ДЕРЗКИЙ»

Отрывок

Не знаю, не уверен, может, это всего лишь субъективные умозаключения. Но если бы меня достала действительность и мой непутевый кот. Если бы у меня была возможность приобрести линейный револьвер Смит э и Вессон, образца 1871 г. с костяной ручкой. Я бы одел дорогой костюм, дорогую красивую фетровую шляпу. Закурил дорогую сигару. Выпил 200 грамм наполеона, взял в руки самый красивый пистолет за всю историю стрелкового оружия, взвел курок и пустил себе пулю в сердце. Так уйти из жизни, мне кажется, достойно и по мужски. Отравиться таблетками – по бабски. Повеситься – удел психопатов. А вот решить жизненную проблему легендарным оружием, намного приятнее, чем использовать безликие, современные лишенные изящества пистолеты. Мне нравятся напряженные линии револьверов ковбоев и послевоенных машин. Но, поскольку их у меня нет, и вряд ли появится такой раритет как Смит и Вессон, образца 1871 г, то надеюсь, пожить еще какое –то время. Изделия тех времен настоящие произведения искусства. Они изящны, теплые руки мастеров вдохнули в них жизнь . Оружие, предметы, машины изготовленные без ручного труда, могут быть красивы, но бездушны. Вот корабли на поток не поставишь. Уж они – то точно живые. Прежде чем их пустят на воду, рабочие с горелками и ключами своими телами месяцами облизывают их конструкции. Металл впитает в себя здоровую энергию этих людей. Их тепло. А, красота наших военных кораблей. Если кто видел ночью при лунном свете медленно движущийся черный силуэт субмарины, типа «С», тот никогда не скажет, что это бездушная консервная банка. Чуть выступающий над гладью воды обтекаемый корпус. Небольшая, аккуратная рубка, издающая, иногда, странные протяжные предупредительные сигналы – У –у-у. Железное таинственное существо плавно движется по поверхности водной бездны, провожаемая лунным светом.

Я недолюбливаю учителей и начальников. Почему? Наверное, потому, что настоящих учителей и начальников, почти, не встречал. Может я сам никудышний. Может. Но об этом пусть кто-то другой скажет. Впрочем, одного начальника я люблю и уважаю. Двадцати трехлетний старшина первой статьи Климов, наш замкомзвода в учебке красивого латвийского города Лиепая. Таким как он, я так и не стал. К сожалению. Он был настоящий вожак. Не лидер. Лидер – это отвратительное существо подчиняющий себе окружающих для достижения своих меркантильных или честолюбивых интересов. А вожак – это редчайшее явление. Волк, который до конца будет бороться за свою стаю, зная, при этом, что стая в итоге, когда он постареет и ослабеет, загрызет его. Он выполняет свою природную миссию. Это его крест. Климов был старше нас на года три, четыре. После техникума. Гонял нас славно, но защищал и не унижал, что немаловажно в армии. При этом он обладал чудовищной силой плюс рост под два метра. Когда, в первый день службы перед нами восемнадцатилетними пацанами возник красавец – гигант в белоснежной пригнанной форме и аккуратном берете, мы были просто деморализованы. Не верили, что такими можем стать и мы. Первыми его грозными словами были – Теперь я ваш отец и мать. И мы как дети гордились своим самым умным, красивым и сильным папашей. Равных в учебке по силовым упражнением ему не было. На его плечах лычки то прибавлялись, то убывали. Снимали за залеты. А как не снять. Он мог отменить приказ вышестоящего начальника, если считал этот приказ глупым или несвоевременным. Мощный сибиряк, белел от злости и до хруста сжимал кулаки, когда такой как я, не мог понять, что гражданка осталась за воротами учебки. Но ударить или унизить – никогда. Когда полупьяный мичман Носенко ночью ворвался в роту с диким криком –Подъем! Старшина, совершил при всех курсантах и старшинах воинское преступление, отменив своей властью приказ вышестоящего начальника – Всем лежать! Кто встанет, будет дело иметь со мной. Обезумевшему от злости мичману процедил – Я курсантов гонял весь вечер. Этого достаточно. Но этого было недостаточно мстительному, сухопутному мореману. Совершено воинское преступление – за него надо понести наказание. Ничтожество всегда будет ненавидеть тех, кто смелее и умнее. Кстати, впоследствии я встречал умных и достойных мичманов. Что не могу сказать об офицерах. Вспоминаю стандартный утренний осмотр на корабле, проводимый мичманом Смолиным. Высокий, угловатый с умными насмешливыми глазами, чуть ссутулившийся он обходит выстроенных в две шеренги матросов моей боевой части. На лице, характерная саркастическая улыбка повидавшего многое и многое понимающего в этом мире, человека . Останавливается напротив меня.

– Старшина Шева, опять улыбаетесь

– Опять, товарищ мичман.

– Эх, Шева. Дрючить тебя надо.

– За что – бодро удивляюсь я. Зная, что ответ будет как всегда, интересный.

– А ни за что. Чтоб боялся. А это больше чем за что.

Я еще шире растягиваю лицо. Нравится мне этот мудрый и циничный мужик. Через пару недель Климов из старшины первой статьи превращался в старшину второй. А через месяц, вновь в старшину первой. А все потому, что лучшего старшины в учебе просто не было по всем параметрам. В увольнение Климова отпускали редко. Это было равносильно, что выпустить льва из клетки. В городе он мог расслабиться и выпустить пар, чисто по русски. Выпить и обязательно набить кому – либо рожу. И не важно, местные ли это латыши или военные. Патруль забрать его был не в состоянии. Он его разбрасывал и исчезал. Дежурный офицер встречал растерзанного, но не залетевшего старшину на КПП сокрушительным причитанием – Опять, Климов?! Посажу на губу! Дверь роты распахивалась. В проеме стоял ухмыляющийся, в порванной окровавленной галанке, наш самый лучший и красивый старшина. Спящая рота слушали его любимую песню

Вот кто – то с горочки спустился,

наверно милый мой идет.

На нем защитна гимнастерка,

Она с ума меня сведет..

Через пару дней, с его погон ненадолго опять исчезала лычка.

А вот, что касается учителей, то мне с этим совсем не везло. Правда, и я был не подарок. Помню, приходим мы после летних каникул в девятый класс и на первом же уроке классная сообщает, что ввиду перегруженности учениками старших классов, администрация школы решила организовать еще один девятый класс. С трех нынешних, методом жеребьевки будут отобраны ученики для него. Предвзятость исключена. Такими счастливцами из нашего класса оказались я, несколько парней и девчонок. Мы с тяжелым сердцем оказались в новом « Г» классе. Конечно, нелегко расставаться с однокашниками, которых знаешь еще с первого класса. Когда я увидел своих будущих коллег по учебе, то глаза налились кровью, а может слезами. Предвзятость исключена. Исключена – стучало у меня в висках. Есть такое интересное слово, которое выражает целое состояние, характер человека – Дерзкий. Не маргинал, не ублюдок, не хулиган. Это категория людей, которые никогда не понравятся ни учителям, ни начальникам, потому, что их можно физически раздавить, но их стержень свободолюбия поломать не возможно. Проще убить. И даже перед смертью в их взоре будет дерзость. Из дерзких получаются или герои или бандиты. В обеих случаях, как правило, это люди с поломанными судьбами. Нужно было отдать должное нашим классным, в их понимании психологии учеников. Непокорность, даже не всегда видна по поступкам. Она в глазах. Я выбрал место рядом с Игорем Козловым с « В» класса. Единственным парнем, который не подходил под всю нашу компанию. Тихий, спокойный, умный. А его – за что? – подумал я. Впоследствии, каюсь, не выдержал и зло подшутил над ним. Собрал поломанный стул и заменил им его на целый. Подсунул Игорьку. Игорек, не упал, а грохнулся при попытки сесть, после перемены. Класс радостно завизжал от восторга. Кроме упавшего. Шибко, он тогда на меня обиделся.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 3,20 из 5)

Загрузка...