Владимир Вязов

IMG_4531Филолог, преподаватель, журналист. Восемь лет назад я получил классическое филологическое образование, однако практически сразу же променял кафедру на диктофон и клавиатуру. С этого момента моей трибуной стали региональные и федеральные газеты и журналы, а главным героем творчества – жизнь во всем многообразии её проявлений. Так продолжалось до тех пор, пока мне не стало тесно в узких рамках достоверных фактов, выверенных цифр и согласованных цитат и я не дал воли художественному вымыслу…

Представляю вашему вниманию отрывок из  дебютного фантастического рассказ «Медный век».


фантастический рассказ «Медный век»

отрывок

Страшным треском разразилась рация. Сознание вернулось к Сергею невыносимой головной болью. Пыль уже осела, однако вокруг все равно ничего было не разглядеть.

Он попытался нащупать в потемках этот ненавистный предмет, который так неделикатно вернул его к жизни.

Еще усилие – и пальцы ощутили гладкую пластиковую поверхность.

- Совсем немного, совсем чуть-чуть, - подбадривал сам себя Сережа, подтягивая ко рту микрофон.

Он осторожно покрутил ручку.

- Сергей, Сергей, Сергей! Не молчи! Отвечай мне! – раздалось из динамиков.

- Антон, это я.

- Наконец то, - обрадовался голос. – Как ты нас всех напугал!

Сергей попробовал улыбнуться, но это было слишком больно, поэтому он отказался от затеи.

- Сережа, послушай меня внимательно, - голос неожиданно посерьезнел. – Как ты себя чувствуешь? Попробуй осмотреть себя.

- Знаешь, Антон, мне сейчас отец вспомнился...

Голос замялся. Послышалась речь других людей.

- Он бредит. Это шок. Говорите с ним. Пусть не молчит.

- Да, Серега, продолжай, - взял себя в руки Антон.

- Я ведь тебе говорил, что он погиб в шахте?

- Да.

- Я тогда еще совсем крохотным был, а он в ночную смену собирался.

Сергей попытался вытянуться, чтобы лечь немного удобнее, но его тело охватила такая страшная боль, что он невольно застонал.

- Сергей, что случилось? Что с тобой? – разволновался Антон.

- Все хорошо, – коротко ответил парень. – Так вот, я лежу в кроватке и изо всех сил борюсь со сном. А отец совсем рядом, в соседней комнате одевает комбинезон. Вот он уже застегивает молнию. Я буквально слышу, как собачка жужжит, скользя по зубчикам. Вот он уже идет за каской, а у меня жутко слипаются глаза. Я убеждаю, уговариваю себя не спать, знаю, что сейчас он подойдет ко мне. Он всегда целовал меня в лоб перед тем, как опуститься в забой.

- И что дальше? – не выдержал Антон.

- Я лежу и жду того момента, когда он отдернет шторку и войдет ко мне. Вот мне уже кажется, что я вижу его в щелку, как он медленно ко мне приближается. Еще немного, еще чуть-чуть подождать, и… я не выдерживаю, засыпаю. Представляешь, какая досада?

- Да уж, - вздохнул Антон. – Да уж…

- Он, наверное, поцеловал меня, как обычно, но я уже этого не почувствовал. Я спал.

Пыль вновь попала в горло Сергею. Он закашлял.

- А когда я проснулся, то вместо отца увидел маму в слезах… Сколько потом ночей я надеялся, ждал, что это всего лишь сон, что он вернется, одернет шторку и войдет ко мне, улыбаясь, со словами…

- Сергей? Сергей… Сергей!

- Сергей, в конце концов, это даже некрасиво! – неожиданно строго сказал Антон.

- Что такое? В чем дело? – растерялся двадцатипятилетний Сергей, немного сконфуженный повышенным к нему вниманием.

- Да шучу я, шучу! – расхохотался Антон.

- Вот так всегда, - обратился он уже не к другу, а к своим соседям по красиво сервированному столу. – Я ему рассказываю, рассказываю, а он о своем думает!

Сидевший напротив Антона высокий пожилой седовласый мужчина вежливо улыбнулся.

- Так все же, молодежь, что вы думаете о новых лидерах и новом курсе? Я вот все у дочки пытаюсь добиться ответа, а она лишь отшучивается…

Он приобнял миловидную темноволосую девушку, нежно поцеловав её в щечку.

- Папа, - укорила она его.

На мгновение взгляды молодых людей встретились, и Сергей отметил для себя, что таких глаз он еще не видел: в них скрывалось что-то неумолимо притягательное и таинственное. Девушка тоже посмотрела на него с любопытством, словно, пытаясь прочесть как книгу.

- Я думаю, за медью будущее, - смело ринулся в бой Антон.

Пожилой мужчина, Андрей Николаевич, заинтересовался. Он даже одел очки, будто бы они могли помочь ему быстрее вникнуть в смысл слов собеседника.

- К осознаю этого мы должны были прийти пятьдесят, если не сто лет назад, - продолжил свою мысль Антон. – Но непомерная алчность и эгоизм дельцов поставили крест на развитии энергетики.

- Так, так, продолжайте, это интересно, - подбодрил своего собеседника Андрей Николаевич.

Сергей же продолжал любоваться его дочерью Катей. Он ласкал взглядом ее волосы, скользил по едва заметным складкам на лбу, огибал розоватые бугорки на щеках и, подолгу задерживаясь на алых впадинах губ, падал в бездну со слегка заостренного подбородка.

- Неуемные корпорации – главное зло столетия! – воодушевился Антон. – Сначала они поработили национальные правительства, покупая страны целиком, а потом стали жадно выкачивать из земли ресурсы до последней капли.

В подтверждение своих слов он даже стукнул кулаком по столу. От неожиданности девушка выронила столовый нож. Со звоном он упал на пол. Катя и Сергей, нагнувшись, ринулись за ним наперегонки. Она нащупала холодное серебро, а он ее горячие пальцы.

- Конечно, новая мировая война стала неизбежной, - заключил парень. – Североатлантическое «Черное золото» захватило Ближний Восток и Южную Америку, а мы не растерялись в Азии. Африку же поделили практически поровну.

Взгляды молодых вновь встретились: её губы практически пылали алым пламенем.

- Но угля и нефти не могло хватить надолго, - Антон развел руками.

От нестерпимого желания её поцеловать Сергея бросило в жар. Он не выдержал и отвел взгляд от её губ.

- К счастью, мы первыми вспомнили про электричество, как основу энергетики, а, значит, возвращение к меди стало неизбежным. Все знают, что она - лучший электропроводник.

- Но запасы меди также конечны, - неожиданно произнесла Катя.

- Что, прости, - на мгновение растерялся Антон, но тут же спохватился и взял себя в руки. – Да, конечны. Но сейчас главное – поднять из руин города, вернув в них нормальную жизнь. Думаю, для этого нам руды хватит…

Она недоверчиво посмотрела на него.

- Но ты права, - исправился парень. – Поиск альтернативных источников энергии нельзя прекращать ни на минуту. Глупо будет угодить на медную иглу, соскочив с углеводородной.

- Я восхищен вашими взглядами! – не выдержал Андрей Николаевич. – Вот если бы вся молодежь рассуждала так здраво!

- Папа! – попыталась урезонить разошедшегося старика дочка.

Он лишь махнул в ее сторону платком, который вытащил, чтобы протереть прослезившиеся глаза.

- Вы совершенно правы! Только сегодня утром Единая Вещательная Сеть передала, что вся Европа перешла под знамена «Медного века». Про Великую Китайскую Империю и Союз Славянских Стран я уже и не говорю. И самое важное – за океаном все чаще вспыхивают восстания. Люди штурмуют региональные корпоративные филиалы под лозунгом: «Да здравствует «Медный век!»

Последние слова старик произнес так громко, что сидевшие за соседним столиком восприняли их как тост.

- Да здравствует «Медный век!» - откликнулись они.

- Да здравствует «Медный век!» - вторили им посетители, сидевшие справа и слева от наших героев.

И вот уже весь ресторан в едином порыве вскочил из-за столов и, подняв бокалы, скандировал: «Да здравствует, «Медный век!»

Не сумев в таком шуме докричаться до Сергея, Катя взяла его за руку.

- Что такое? – опомнился он.

- Пойдем отсюда, - буквально потребовала она.

- Что, прямо сейчас? – не понял он.

- Да, скорее, Сережа…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,57 из 5)

Загрузка...