Виктор Гришин

%d0%b3%d1%80%d0%b8%d1%88%d0%b8%d0%bd-%d0%b2-%d0%b0Кандидат экономических наук, доцент, финансист-аналитик. Автор ряда статей и монографий по финансам, денежному обращению. Печатался в солидных экономических журналах. Это все в прошлом. Пришло время творитьЧлен союза писателей России. Автор восьми книг. Печатался и печатаюсь в российских, международных печатных и Интернет-изданиях. Финалист, лауреат, победитель ряда всероссийских и международных литературных конкурсов (Добрая лира-2008, Русский Stil-2009. 2012, Литературная Вена-2012, Жемчужный Дюк-2014. Вслед за путеводной звездой-2014 и другие). Премия Международный литературный конкурс имени Ю.С.Рытхэу 2012год ; Диплом имени М.Ю Лермонтова «Недаром помнит вся Россия с вручением медали «М.Ю. Лермонтов. 1814-1841». Литературная премия имени О. Бешенковской (сезон 2012-2013).Участник форумов русскоязычных писателей за рубежом в Переделкино 2012, 2013гг

Литературное произведение проза "Голубиная сторона "

Отрывок

Не напрягайся?  читатель. Такой страны нет на земном шаре. Но она есть в любой стране, любом городе, любой деревне. Она  везде, где есть шум голубиных крыльев, где живут чудаки и имя им голубятники, голубеводы. Я житель этой страны, вернее родился в этой стране. Там, на крышах, чердаках, голубятнях прошло мое детство. Сейчас я  не живу в этой прекрасной стране. Но всегда подхожу к окну, когда слышу воркованье и стук голубиных коготков по подоконнику.  Но я помню, что она продолжает жить, эта страна, и, может быть, я своими рассказами, помогаю ей в этом. Голуби – это азарт, сейчас сказали бы спорт, хобби. Но мне больше нравится  «Голубиная охота». Кто читал уникальную книгу Николая Минха «Браться Феврали» о дореволюционном прошлом нашей страны, то вспомнят, что обыватели уездных городов России жили этой «Охотой». Забывали свое сословие, имущественное положение, когда в воздух взмывали стаи голубей. Стояли рядом мещане, ремесленники. Да что там они! Купцы на время забывали свои лабазы и задирали головы в небо, где парили орловские тучерезы, кувыркались турманы. Чиновник, спешащий на службу в присутственное место и тот, близоруко щурясь, пытался рассмотреть, что творится в прекрасном и общем небе. Да что там говорить о прошлом. Прочитайте предисловие к книге. Я его умышленно привел целиком, чтобы читатель, если он будет, насладился глубиной проникновения великого натуралиста Виталия Бианки в голубиную охоту. Написать лучше о понимании  голубиной охоты,  голубеводства, как это сделал именитый натуралист, невозможно. Он даже не голубятник. Просто любитель птиц и небезразличный человек к природе. В этом сборнике рассказов  я размахнулся на многоплановость всего, что касается голубей. Здесь и мое детство,  неразрывно связанное  с голубями, и  история  подготовки  к VI международному фестивалю молодежи и студентов в 1957 году в Москве, шестьдесят лет которому исполняется в 2017 году.                                             Счел своим долгом написать о известных голубеводах, таких как  профессор МГУ имени Ломоносова  орнитолог В.Ф. Ларионов. Его многочисленным книгам и статьям обязана наука о голубях. Рассказал о интересном человеке, начальнике голубино - почтовой связи Красной армии полковнике Богданове М.Н. Насколько мог расписал сложнейшую работу «голубиной комиссии», состоящей из пяти энтузиастов ( двое из нее профессор В.Ф.Ларионов и полковник Богданов М.Н.) воглавляемую комсомольским работником Кривошеевым В.  Уверен, что работа «голубиной комиссии» дождется своего часа и ею заинтересуется кинематограф. Посудите сами: вырастить и поднять «на крыло» тридцать четыре тысячи красивейших птиц, причем трех видов расцветки, это может понять только человек, знающий голубей. А я их знаю, почему и взялся за тему голубей и их участие в нашей, теперь уже далекой жизни Ушла в далекое прошлое страна называемая детством. Как ни странно, вспомнил я о голубях в 1984 году, посмотрев фильм «Любовь и голуби» режиссера Владимира Меньшова. Как Михайлов сыграл голубятника! Во время показа фильма мы жили в Заполярье в далеком поселке Никель, что на границе с Норвегией. Там  голубей не держали.  И вдруг такая картина. Причем Михайлов не играл с голубями, он жил с  ними. Поверьте, я старый голубятник, и хорошо чувствую фальшь к птицам. Он даже держал их правильно. А держать голубя в руке нужно уметь. Что и говорить, фильм был светлый. Мне повезет, я наткнулся на краткое интервью  Владлена Кривошеева.     Владлен Михайлович Кривошеев, ныне – ученый, кандидат экономических наук, а тогда – инструктор орготдела Московского горкома комсомола. Ему была поручена самая, может быть, экзотическая задача. Это разведение голубей. О ней он и вспоминает  по просьбе «Аргументов недели». «Фестивалю молодежи и студентов быть»- решили в высоких инстанциях». Как положено, приняты постановления партии и правительства как руководство к действию. И пошла работа. Здесь лучше предоставить слова Владлену Михайловичу Кривошееву, ибо лучше него, непосредственного исполнителя грандиознейшей задачи по разведению голубей, никто рассказать не сможет. Понять его голубятники и голубеводы смогут. Поймут и восхитятся. Но обо всем по порядку. В 1955 году (за два года до фестиваля) инструктора Кривошеева вызвал тогдашний первый секретарь МГК комсомола Михаил Давыдов. Он был краток и даже лаконичен:  «С сегодняшнего дня освобождаешься от всех дел. Займешься голубями». В кабинете сидел  мужчина, как выяснилось,  это был Иосиф Туманов (позже – народный артист СССР, известный постановщик массовых народных зрелищ). «Важнейшая задача! – продолжал Давыдов. – Через два года нам нужны 100 тысяч голубей!».  Для Кривошеева это был пустой звук. Он даже цифрой в сто тысяч не впечатлился. Ну не держал человек голубей, как-то обошел их стороной. Он не только не понимал задачи, он,  скорее, просто не понимал,  чего от него хотят, Туманов достал что-то вроде брошюры с печатями и визами – сценарий мероприятий фестиваля. После первых строк прочтения становилось яснее, к чему ведет первый секретарь горкома комсомола и, главное, что ждет инструктора. Опыт в подготовке фестивалей уже был. В 1949 году в Париже проходил I Всемирный конгресс сторонников мира. На нем родился символ мира: голубь с оливковой веточкой в клюве. Так голубь Пабло Пикассо  стал символом мира. Фестиваль молодежи и студентов  проходил под девизом «За мир и дружбу между народами!». Церемония открытия традиционно начиналась с торжественного прохода по стадиону делегаций стран-участниц. Теперь    проход  предварял взлет голубиной стаи: голуби как бы начинали весь праздник. Но Туманову стаи было мало. По его задумке одна за другой над Лужниками (стадион к фестивалю спешно строился) должны были взмыть три волны голубей – белые, за ними красные, следом сизые. Поскольку «в верхах» все уже было утверждено, Давыдов подчеркнул: «Сценарий для нас закон».  Для Кривошеева это был приговор. Его мнения никто не спрашивал. Сможешь или нет -  это не принималось. Обязан смочь. Полномочий у этого парня было немеряно. Не хватило бы своих, комсомольских - добавили  бы от партии. Замысел Туманова нужно было воплотить в жизнь. Но чтобы в воздух взмыли три волны голубей, да еще порядка ста тысяч, их нужно было вырастить. Эти три волны Кривошееву  надлежало подготовить.  Как все это сделать? Сто тысяч голубей! Где взять такое количество птиц! Правда, два года впереди. Цифра сто тысяч явно была взята с потолка, но, как ни странно, оказалась уместной.  И срок в два года – тоже нормально. Если начать работу сейчас, то к 1957 году как раз встанет на крыло третье поколение: экземпляры, гарантированно подходящие к операции - рассуждал огорошенный заданием Кривошеев. Ему было отчего огорошиться,  ибо парень он был интеллигентный,  детство обошлось без голубей.  Миновало его это увлечение   в послевоенное время, хотя голубятни он видел. Каждый, кто помнит те годы, скажет, чем было тогда голубятничество. Оно было с душком. Присутствовал в нем элемент некоторой приблатненности. Как справился инструктор горкома комсомола с титанической задачей, прочитаете в рассказа «Голубиная» комиссия. Ее деятельность заслуживает создания фильма, поверьте. Не обошел я стороной  и Пабло Пикассо с его «голубкой» и канадского писателя Сетона Томсона с его уникальными рассказами о животных и  голубе «Арно»  И, конечно, отдаю память Марку Гроссману,  советскому писателю и голубеводу, автору книги «Птица-радость». Сборник посвящен его памяти, тем более, что в 2017 году исполняется сто лет со дня рождения Марка Соломоновича Гроссмана.  Тридцать лет назад, в 1986 году,  он ушел из жизни. У меня в руках  старая потертая книга«Птица-радость». На обложке  выведена  каллиграфическим подчерком краткая надпись: «сыну Вите» и подпись «Папа». Дата 1958 год. Это мой отец написал. Он подарил мне эту книгу, когда мне шел шестой год, что было нестандартным событием. Ловлю себя на мысли, что не хочется ставить книгу на полку. Я ее давно не смотрел, хотя содержание помню с детства. Эта книга зачитана, залистана нетерпеливыми мальчишескими пальцами.  В ней, помимо рассказов о разведении, содержании голубей, есть рассказы о войне, о голубиной почте, о партизанских рейдах, о мальчишеской дружбе. Я кладу книгу на колени и задумываюсь. В наше Каиново время, когда вылезли из всех щелей человеческие пороки, когда насилие, злоба   давлеют над обществом, как же нужны подобные книги для детей и внуков. А для этого нужны писатели, которые бы могли написать их. Но писатели тоже должны вырасти. Мало вырасти, они должны впитать в себя то, чем жила наша страна. Чтобы написать о любви к Родине, нужно почувствовать ее, родину, и конечно, в первую очередь, малую. Она разная малая родина. Кто-то помнит дедовскую деревенскую усадьбу со старым уютным сеновалом. Кому-то дорог парк над Волгой. А для кого-то родина - городской колодец-двор. Еще нужны товарищи, хорошие, преданные. Понимаю, что звучу как анахронизм, вспоминая свое детство. Но дружба, дружба мальчишек, девчонок тоже должна вырасти. И, наконец, нужно служение своей стране, своей Родине. Мы здесь в тупике, где она, наша Родина? Кому мы служим? Да и служим ли мы, если основным законом нашей жизни стало получение прибыли. Школьные методисты ломают головы, как сплотить в школах разнородную массу детей с различным материальным достатком. Откуда в этой обстановке взяться писателю, пишущему о добре, дружбе. А пока не выросли новые писатели, которые смогут подобрать ключик к маленьким сердцам, нужна память, память о таких людях как Марк Гроссман. Это моя жизнь. Жизнь, связанная  с голубями. Я не держу их сейчас, и всегда чувствую, что мне их не хватает. Не хватает  той страны,  жители которой, голуби и люди, не мыслящие своей жизни без этих красивых птиц.  Получился реквием не только голубям,  голубеводам, просто голубятникам. Это реквием моему детству, стране,  в которой я рос,  людям, с которыми я жил и, наконец, моей памяти,  памяти мальчишки, детство которого прошло на улице под шум крыльев поднимающейся голубиной  стаи.   Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...