Валентин Егоров

DSC_0095фДетский анестезиолог-реаниматолог высшей категории, заслуженный врач Республики Саха(Якутия). Творчеством занимаюсь с 1991 года. Пишу стихи, прозу. Автор пяти изданных сборников. С января 2016 года принят в Интернациональный союз писателей.


 

Рассказ “Заложники”

Отрывок

Установившийся в Городе тёплый тихий август не предвещал, казалось бы, никаких неприятностей, а уж тем более трагедии. Врач реанимационного отделения детской больницы Ефим Важнов, находящийся в отпуске, проснулся утром не по будильнику с приятными ощущениями никуда не спешащего свободного человека… Однако что-то всё-таки подспудно мешало, как заноза, благостному настроению: то ли пока дальние рокоты надвигающейся на Город грозы, закрывшей чистые горизонты за сопками с восходящим солнцем, то ли возраст давал уже о себе знать, да мало ли что ещё могло быть – всё стало ясно, как только уселся с ритуальной по утрам чашкой ароматного кофе перед включённым телеком! По всем каналам сообщалась одна и та же страшная весть-молния, докатившаяся теперь и до их Города: на исходе ночи группа вооружённых до зубов террористов, уходя от преследования, ворвалась в его родной стационар, которому Важнов отдал почти тридцать лет своей жизни; в заложниках ситуации оказалась сотня больных детишек с матерями по уходу и персоналом; показали даже фото предполагаемого главаря банды некоего Петра Бакшеева, немолодого, с сединами и уродующим шрамом через всё лицо, что показалось с первого же взгляда ошалевшему от известия Ефиму чем-то знакомым, где-то он его уже видел, но вот где, не мог вспомнить, да и времени на это не было: невзирая на отчаянные протесты жены Надежды, экстренно собрался на место разыгравшейся трагедии – и лишь на подходе к взятой спецназовцами в тройное кольцо больнице Важнов вдруг со всей ясностью вспомнил, где он мог видеть главаря банды, правда, это было давным-давно, в прошлом веке, и кажется сегодня нереальным: молодой тогда Петька Бакшеев служил с ним в одном полковом медицинском пункте, был классным лихим водителем УАЗ-санитарки, сколько раз старшина медпункта Важнов мотался с Петюней из части до госпиталя, транспортируя на лечение заболевших солдатиков, а сколь каши съедено из одного котелка на учениях, и когда ефрейтор Бакшеев по нелепой случайности получил тяжёлую травму, первую помощь ему оказал его друг Фима, а как хорошо вместе мечталось о гражданской жизни, что непременно наступит вслед за дембельским маем, но пути-дорожки после самым неожиданным образом для обоих разошлись, оставив лишь светлые воспоминания о той поре на заре туманной юности…

И вот на тебе – так нелепо встретиться через столько лет врагами! Но сейчас было не до сантиментов – надо что-то срочно предпринимать ко спасению детей и матерей, что маячили в каждом окне, судорожно махая белыми простынями спецназовцам с просьбой не штурмовать здание, которое бандиты грозились подорвать в случае начала операции!..

Большое милицейское начальство, до которого сумел пробиться доктор Ефим Важнов, предложения последнего по мирному разрешению конфликта отмели сразу же, не вникнув даже в суть – торопились поскорее замять неприятный для их погон и положения инцидент, случившийся на подведомственном участке, готовились к решительным действиям, не желая пока думать о вытекающих отсюда возможных трагических последствиях… На счастье ли или на беду, удручённому врачу-реаниматологу, за долгие годы работы в больнице вырвавшему не одну сотню детей из лап смерти, привыкшему брать на себя ответственность в критические минуты, не прячась за чужие спины, попался один офицер-спецназовец, он же – родитель когда-то спасённого чада… Ещё раз познакомившись, разговорились – на свой страх и риск тот согласился пропустить через оцепление, так Важнов оказался на запретной территории, размахивая белым халатом, как парламентёрским флагом, он медленно продвигался к зловеще-притихшему корпусу, пока не был остановлен взорвавшей тишину очередью из «калаша», просвистевшей над головой, и окриком «Чо надо?! Ещё шаг – развалю на месте!». Сбросив секундное оцепенение, громко, стараясь сохранять спокойствие, по-военному чётко выпалил: « Я, врач Ефим Важнов, работаю здесь в отделении реанимации, могу быть вам полезен и как специалист, и как заложник, взамен тех детей, которых вы могли бы отпустить. К тому же я хорошо знал вашего командира Петра Бакшеева, и он меня, надеюсь, помнит по армии, старшину полкового медпункта.»

Встреча с Бакшеевым произошла в отделении реанимации, где он организовал импровизированный штаб и где ему, раненному навылет в правое плечо, делала перевязки медсестра.

– Здравствуй, Пётр…

– Здравствуй-здравствуй, дорогой… Не думал я, что вот так когда-нибудь встретимся. Обо мне шибко не расспрашивай – я сам себе приговор подписал… А ты-то на кой ляд полез в это пекло – не мальчик уже со взором горящим!?

– Вот именно, Петя, а ты всё-таки разреши позвонить, предупредить кого следует о действительном положении дел, а-то отцы-командиры со злости закусили удила, грозятся одним махом, с наскоку покончить, не дай Бог, со всем этим… Может, удастся разрулить ситуацию. Ты для начала, очень прошу, отпусти детей, ну, хотя бы совсем маленьких и тяжёлых с их матерями – сделай шаг, отойди от края!.. Погибнуть за какую бы то ни было идею мы всегда успеем.

– Надо подумать: я ж не один, да и ребята у меня горячие – но постараюсь, хотя мне лично уже терять нечего…

Звонки оправдали надежды Важнова: подогнанная было близко для штурма бронетехника отступила, спецназ отошёл на безопасное расстояние, и бандиты тоже пошли на попятную – позволили отпустить аж половину заложников, всех остальных загнали, как баранов, в огромный актовый зал, что находился в центре здания на втором этаже, предварительно начинив его всем имеющимся взрывным боезапасом.

Прощаясь у выхода, Пётр Бакшеев обнял старого друга, шепнув  тому на ухо, чтобы никто не услышал:  «Прощай, Фима! Я сделал для тебя невозможное в память о нашей дружбе – ты должен жить! Не поминай лихом – каждый сам решает, как может, свою судьбу…»

К огромному удивлению обеих противоборствующих сторон, Ефим Важнов принял решение вернуться обратно в логово страха и смерти, откуда его только что отпустили живым и здоровым: там ещё оставались дети, мучения которых он самолично видел – кто им поможет, если не он, а кто поддержит персонал из несчастных женщин, попавших в силки обстоятельств, да к тому же дело шло к ночи, когда всё становится гораздо страшнее и безысходнее и кажется неминуемой трагедии не избежать, чего никак нельзя допустить, да и старый друг, что бы он из себя ни представлял сегодня, остаётся ему другом – спасая даже безнадёжного больного, решительный доктор, как реаниматолог, всегда шёл до конца, использовал любой шанс, пускай крошечный – и чудеса случались, так почему же сейчас, когда от него тоже что-то зависит, надо опускать руки, сдаваться, не идти наперекор смерти! Не инстинкт самосохранения в такие мгновения жизни определяет поступки совестливого человека – и не нам судить, как бы мы поступили на его месте и поступили ли бы вообще!..

Простившийся с Важновым Бакшеев был явно недоволен его появлением и открыто выражал своё недовольство: « Ты чего творишь-то! Я в грехах как в шелках, и тебя уже не потяну!.. Хочешь умереть героем – давай, ты сам себя под это подвёл!» На этот раз Ефим заговорил с главарём банды открыто, без всякой дипломатии: «Пётр, пока здесь дети, я не могу уйти! Да и как тебя оставить, кем бы ты ни был! А времени у нас, друг Петя, всего-то до рассвета – если не сдадитесь, начнут штурм, но вас отсюда не выпустят, и уйти вам некуда… Если уж и погибать, то я знаю за что: жизнь, считай, прожил не зря, детей своих поднял, жаль, конечно, будет жену, внуков боле не увижу… А ты за кого, во имя чего?! Но не будем о грустном. Поверь мне, старому реаниматологу, что и твой случай не безнадёжен – нужны гарантии, они будут от самых верхов! Главное, что на вас нет пока невинной крови, вон часть детей уже отпустили – это смягчит вашу участь!»

– Хорошо складываешь, аж тошно стало…

– Не я один так считаю, но и те, кто за этими окнами ждёт твоего решения. Родственников ваших нашли – в любой момент они могут выйти на связь, им-то, я надеюсь, ты ещё веришь… Ну, ладно, пока есть время, дозволь мне деток осмотреть, заодно и твоим помощь оказать

Перед самым рассветом за доктором явились два боевика и отвели к главарю, что собрал всех своих подельников в полном составе. Совсем осунувшийся от тяжких раздумий и сильно опухшего под повязкой простреленного плеча, некогда грозный главарь тихо молвил: «Звони своим – мы сдаёмся… Арсен разминирует зал.»

Туманным утром к воротам подогнали автозак, спецназовцы выстроились плотным живым коридором от входных дверей стационара до фургона. По сигналу первым вышел Ефим Важнов, зажмурившись от лучей пробившегося сквозь туман солнца, за ним по одному стали выходить, бросая к его ногам оружие, боевики. Последним должен был выйти Бакшеев, но тут случилось то, отчего все невольно вздрогнули – тишину наступающего мирного утра вспорола короткая автоматная очередь!.. Когда все ворвались в приёмный покой больницы, увидели уже безжизненное тело главаря банды с развороченной до неузнаваемости головой… Побледневший от бессилия что-либо изменить Ефим опустился на колени рядом с Петром и просидел над ним до тех пор, пока труп не забрали вечно мрачные санитары из городского морга.

Знакомый офицер-спецназовец на радостях, что всё так славно завершилось, вызвался лично доставить героя эпопеи освобождения заложников прямо домой к жене, что вся извелась в мучительном ожидании развязки не меньше непосредственных участников.

– Ефим Петрович, чего такой мрачный? Глянь, какой камень с души свалился – все живы, бандит убил бандита, сам себя наказал!

– Бандит убил моего друга… Если можно, давайте хотя бы помолчим. Ах, да, спасибо вам за помощь и содействие, об остальном пока не спрашивайте…

Город, вернувшийся к мирной жизни, пробуждался, снова строил дома и планы, надеясь и веря, что их уже ничто, не дай Бог, не сможет в одночасье разрушить!.. А солнце в чистом небе, рассеявшее сгустившийся было туман, вовсю уже лучилось жизнерадостным светом, щедро делясь им с людьми в каждом окошке доброго Города!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (15 голосов, средний бал: 3,87 из 5)
Загрузка...