Буслюк Оксана

оксана буслюкОксана Буслюк, учитель английского языка, блоггер, писатель. Автор нескольких книг для детей и взрослых, куратор литературного сайта «Союз Писателей»(Г.Новокузнецк, Кемеровской области),  победитель международного литературного конкурса «Лохматый друг» (2012), проходивший при поддержке Медиа-группа «Континент» и представителей Союза писателей России и Союза журналистов России.

 Интересы – фотография, кино, спорт

 I’m Oksana Buslyuk, an English teacher at school, a blogger and a writer. I’m an author of some books for children and adults, a curator of the literary website "Union of Writers" (Novokuznetsk, Kemerovo region), the winner of the international literary contest "Fuzzy Friend" (2012), supported by the Media Group "Continent" and representatives of the Russian Writers' Union and the Union of Journalists of Russia.

 My interests are photos, films, sport.


Мистический рассказ «Сон»

Синопсис

Сон, один и тот же сон, заставляет Веру поверить, что где-то есть мальчик, её сын, который изо всех сил цепляется за жизнь, борется с неизлечимой болезнью. И каждый раз она летит через весь город, чтобы побыть со своим малышом хотя бы несколько часов, погладить по его светлым волосам, порадоваться его рисункам.

Вера – серьёзная, успешная женщина, учёный с несколькими научными степенями.  Дома ждут её муж и дочка-подросток, которая увлеклась популярными среди молодёжи субкультурами. Не всегда Вера понимает, чем живёт её доченька, но как понять, если  душа болит за маленького мальчика, который мечтает о море и ждёт её…

А если предположить, что параллельный мир существует? И как понять, какой из двух миров и есть реальность?

Мир останавливается, когда раздался звонок из больницы. Мальчик умер… Но ушёл ли он, или наоборот, жаждет поскорее встретиться с ней, Верой?

Рассказ

-   1  -

     Вера резко села в кровати, судорожно вслушиваясь в ночную тишину. Озноб охватил всё тело. Казалось, её медленно погружают в ледяной поток,  давая возможность ощутить сотни, тысячи иголок, пронизывающих снаружи. Но она ничего не чувствовала, кроме нервной дрожи - что-то бешено трепыхалось внутри, ударяясь о рёбра.

- Ты чего? - пробормотал муж, отворачиваясь к стене.

- Сон плохой, - Вера ощутила, как по лицу скатываются капельки холодного пота, - Ты спи, спи…

    Она спустила ноги с кровати и вышла на кухню. Опять этот сон, один и тот же сон, в котором она заблудилась, не зная, где реальность, а где явь. И только страх…

    Вера сжала виски. Голова разрывалась на части, разум был похож на испорченный компас, где стрелка вертелась, не зная откуда идут магнитные волны. Она каждый раз с безудержным страхом ждала  приближения вечера и того момента, когда сможет переступить порог больничной палаты, где светлоглазый мальчик с бледным лицом рисует море и ждёт её. Каждый раз сердце заполняется теплом и нежностью, и она устремляется навстречу сыну…

... - Мама! - малыш отложил карандаш и приветливо улыбнулся. - Посмотри, что я нарисовал!

    Вера присела на край стула и ласково прикоснулась к светлым кудрям.

- Это море, - малыш, захлёбываясь от эмоций, заглядывал ей в глаза, боясь, что ему не поверят. - Оно большое, синее, как ты рассказывала…

   Она улыбнулась и стала рассматривать рисунок. На листке была изображена вода, многоцветная с чёрными, бурлящими волнами. Она жила, играла, волновала и пугала одновременно. В глазах защипало, и Вера отвернулась, чтобы малыш не заметил навернувшихся слёз.

- Мам, а когда мы поедем на море?

- Поедем…Обязательно поедем. Мы будем сидеть на берегу и смотреть, как на горизонте вдруг вырастет корабль, и поплывёт к нам по быстрой волне, - комок подступил к горлу. - Вот поправишься и поедем…

   Малыш заулыбался, показывая беззубый рот.

- Правда?

Вера кивнула, и чтобы скрыть слёзы, в порыве обняла малыша. Тот прижался маленькой впалой щекой к её руке.

- Мама, а когда я поправлюсь?

…. Вера вздрогнула и прошлась по кухне.

Господи, что с ней? Сходит с ума? Но о безумии не могло быть и речи. Да, она устала, у неё расшатаны нервы, но не сильнее, чем у большинства других. Она - серьёзная, успешная женщина в глазах своих коллег, учёный с несколькими научными степенями. В исследовательском институте её ценят, уважают, хотя, скорее всего, для молодых сотрудниц она всего лишь объект пересудов. Её единственная дочь с ласковым именем Алёнушка увлеклась молодёжными субкультурами, и теперь одевается в жуткое, странное тряпьё, называя себя страусовым именем «Эмо», комната увешана плакатами каких-то розовых людей с чёрными разводами туши по щекам, но самое страшное, она никак не может найти общий язык с Алёнушкой. На все  попытки поговорить с дочерью, та устраивает истерики и закрывается в комнате.

…. Вера откинулась на спинку стула и закрыла глаза, слушая через  приоткрытое  окно первые звуки пробуждающего города.

……- Уснул, - она в ужасе распахнула глаза. Вместо знакомых стен кухни опять этот резкий, неестественно белый свет, присущий больницам, и запах хлорки. Медсестра приложила палец к губам и показала на спящего мальчика, прижимающего к груди плюшевого медвежонка в клетчатых штанишках. Малыш лежал не на обычной кровати, а на каком-то странном сооружении, которое напоминало большое широкое кресло. Рядом стоял странного вида аппарат, похожий на шкаф, с разными приборами, проводами и переключателями

- Как он? – одними губами произнесла Вера, ласково смотря на малыша, напоминающего маленького ангела. Сейчас она не думала ни о дочери, ни о её странном поведении. Все её мысли были о спящем мальчике. И она знала, что этот ребёнок - самое дорогое и единственное, что у неё есть в жизни. Он был её сыном, маленьким мужественным мальчиком, который из последних сил боролся за жизнь.

- Состояние стабильное, - медсестра покачала головой, наблюдая за осунувшейся женщиной. - Вам надо отдохнуть. После укола он проспит до утра.

   Вера на ватных ногах подошла к кровати и прикоснулась губами к маленькой детской ручке. Боль, отчаяние, страх охватили её при виде неестественно бледного родного личика. Медсестра обняла её за плечи и помогла подняться. Холод, пронизывающий холод, медленно выжигал её изнутри, ощущая, как точно такая же боль изъедает её мальчика……

                                                  -   2   -

   Вера задумалась, снова и снова возвращаясь мыслями к утренней ссоре с дочерью. Её Алёнушка, кровиночка, её счастье в жизни, заявила, чтобы она не вмешивалась в её жизнь. Накричала, нахамила, сказала, что её мать отстала от жизни, и не понимает, чем живёт молодёжь. Всё это сопровождалось слезами и бурными рыданиями, отчего Вера сразу почувствовала себя виноватой. На крики вышел муж, Алёнушка вытянула губы и зарыдала ещё сильнее, поскольку было кому показать своё горе.    Муж сморщился, как гриб, отмахнулся и поспешил ретироваться из комнаты. А Вера стояла растерянная. Когда она, ещё молодая и успешная женщина, успела отстать? Когда перестала понимать интересы дочери?

  Вера сглотнула, осознавая, что тошнота, мучавшая с утра, подступила к горлу. Она пошатнулась, вцепилась в стойку стола.

- Продолжайте, Вера Андреевна, - пожилой преподаватель университета вопросительно смотрел на неё поверх оправы очков. - Вы нехорошо себя чувствуете?

    Вера еле улыбнулась, невольно взглянула на сверкающий циферблат больших часов, висевших на стене, и перевела взгляд на аудиторию. Десятки любопытных глаз, кто с интересом, кто равнодушно, пытались понять, почему лектор замолчал.

- Всё нормально, - она открыла папку и начала говорить сухим языком, жонглируя терминами и символами Евклида и Эйнштейна. Мир точных наук плотно блокировал её мозг, не позволяя расслабиться и выйти за рамки реальности.

   Прозвенел звонок, и Вера поспешно, пересохшим голосом, подвела итог выступления. Студенты шумной толпой потянулись к выходу.

- Можно вопрос?

  Перед ней стоял парень, про которого часто говорят «батан».

- Да, я слушаю.

- Вопрос не по теме выступления.

- Если смогу дать исчерпывающую информацию…

Парень поправил очки

- Меня интересует ваше мнение.

- Да, пожалуйста.

- Вы верите в параллельный мир?

Почему-то Вера не удивилась, только судорожно перевела дыхание, не понимая, почему вопрос так взволновал её.

- Я физик, молодой человек.

- Существующие законы физики не отрицают квантовые тоннельные переходы…

   Вера колебалась, не зная, что предпринять: попрощаться и уйти или остаться, чтобы понять, что хочет от неё странный студент. И, вообще, для чего был начат этот разговор. Но взгляд его серых глаз, такой внимательный и серьезный, невольно заставил Веру задержаться.

- Вы же должны понимать… Кстати, как вас зовут?

- Александр.

- Вы должны понимать, Александр, что для перехода в так называемый параллельный мир необходимо колоссальное количество энергии.

   Юноша поправил оправу очков, прежде чем ответить.

- А если всё-таки предположить, что существуют некоторые переходы из одного мира в другой?

- Ерунда! - поспешно выдохнула Вера и смутилась, наткнувшись на насмешливый взгляд из-под очков.

- Вы так уверены?

   Александр подошёл к доске аудитории и стал быстро выводить мелом какие-то формулы, тут же объясняя их значении.

- Я тут прикинул, рассчитал… Наше пространство трёхмерно…

Вера внимательно следила, как юноша уверенно пишет на доске.

- Т.е. составлено из трёх взаимоперпендикулярных векторов.

- И?

- Наше  физическое пространство - это один из векторов, другими векторами является время и вероятность. Что если…

- Постойте, молодой человек, - Вера решительно взяла тряпку и провела по доске, оставляя белую меловую полосу, - Почему вы решили, что всё это интересно мне?

- А разве нет? - Александр спокойно взял у Веры тряпку и сам стал стирать с доски. - Параллельный мир - это реальность, и она существует,

- Реальность?

- Реальнее некуда. Там всё, как у нас, но события происходят по своим законам.

  Вера  устало покачала головой. Юноша, видно, начитался фантастической литературы.

- Вы говорите так убедительно, будто сами не раз бывали там.

- А кто может гарантированно утверждать, что никогда не был в другом мире? Разве, сон - это не параллельная реальность?

   Вера вздрогнула, и чтобы как то скрыть охватившую растерянность, стала  поспешно собираться, бормоча что-то под нос.

- Извините, не расслышал, что вы сказали, - Александр подал ей выпавшие из папки листки доклада.

- Всё это научно необоснованно, - Вера кивком поблагодарила его, - всё, что вы рассказали мне сейчас… зачем?

   Молодой человек пожал плечами.

- Иногда нужен кто-то, чтобы смог объяснить очевидное.

Вера поспешила к двери. Студент смотрел ей вслед.

- Не надо бояться необъяснимого!

 Вера обернулась.

- До свидания, Александр!

 Уже закрывая за собой дверь аудитории, она услышала вдогонку.

- Никогда не знаешь, какой мир реальный.

   Раздался телефонный звонок, Вера подскочила и судорожно стала рыться в сумочке.

- Алё? Алёнушка, ты? Прости меня, девочка, я такая…. - она запнулась, растерянно пытаясь нащупать свободной рукой какую-нибудь опору. - Да, слушаю… Хуже? Когда?

   Мир сузился до тёмного туннеля. Она не понимала, что кричит. Кричит сквозь слёзы.

  Всю дорогу до больницы она сжимала до боли костяшки пальцев, твердя как заклинание, одни и те же слова:

- Господи, помоги!

   Таксист косился на сумасшедшую дамочку, но вопросов не задавал. За столько лет работы он видел у людей и признаки счастья, и горя. Но, помогая женщине выйти из машины, он всё же не удержался.

- Любое несчастье воздастся по заслугам за дела ваши добрые….

 Вера на секунду замерла, потом резко оттолкнула от себя мужчину, истерично прокричав ему в лицо:

- У меня сын умирает!

- Да храни его Господь. Всему своё время …

- Вы с ума сошли! Какое время? Он – ребёнок!

- Верьте в лучшее.

   Вера бежала по больничному коридору, охваченная ужасом пустоты и тишины.

- Сыночек, - ворвалась она в палату и заметалась, увидев пустое кресло-кровать. Она побежала обратно, заглядывая в каждую приоткрытую дверь. Наконец, она столкнулась с медсестрой.

- Где он? Скажите мне, где он?

   Медсестра сделала попытку успокоить её, но не сдержалась и расплакалась. Её слёзы отрезвили Веру, она поняла, что произошло непоправимое.

- Н-нет, - прошептала она, оседая. К ней уже бежали люди в белых халатах, помогая подняться. Что-то резкое ударило в нос, но она всё пыталась высвободиться от заботливых рук и бежать к своему мальчику.

- Этого не может быть! Ведь ему было лучше…

     Медсестра протянула ей медвежонка. Его медвежонка. В кармашке штанишек торчал кончик сложенного вчетверо листка. Море было спокойным, чистым, и где-то на горизонте удалялся маленький кораблик, оставляя позади страхи и тревоги, где всё теперь казалось мелким и незначительным. Внизу детской рукой было написано: «Мамочка, не плачь. Уходить не страшно».

    Свет вспыхнул и померк перед глазами. Мир вздрогнул и остановился. Уходить не страшно…

                                 -   3   -

- Мамочка, мама, - испуганный голос дочери медленно возвращал её в реальность. Перепуганная и зарёванная Алёнушка сидела на полу у кресла, держа руку и заглядывая ей в лицо.

- Как ты нас напугала! - в комнату вошёл муж с мокрым полотенцем и аккуратно протёр ей лицо. - Разве можно так выкладываться?

   Вера молча смотрела на двух родных людей, чувствуя, как слёзы обжигают ей щёки. Алёнушка уткнулась ей в колени.

- Мамочка, прости меня!

   Вера провела рукой по мягким светлым волосам девочки, но Алёнушка вдруг вскочила на ноги и выбежала из комнаты. Вскоре она вернулась с плюшевым медвежонком в клетчатых штанишках.

- Приходил парень, странный такой, на «батана»  похож. Наверное, твой студент. Просил передать. Сказал, что ты забыла …

   Вера протянула руку к игрушке, из кармашка которого торчал сложенный рисунок. Она развернула.

- Мам, а мы поедем на море? - Алёнушка задумчиво смотрела на рисунок. Вера улыбнулась сквозь слёзы.

- Поедем…обязательно поедем… Все вместе. Я, ты, папа, - что-то ударило ей под сердце, и Вера улыбнулась, - и малыш! Я жду тебя, сынок! Возвращаться не страшно!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (222 голосов, средний бал: 3,96 из 5)

Загрузка...