Борис Бритва

фото БорисМне кажется, что каждый человек в той или иной мере занимается творчеством на протяжении всей своей жизни. Также и я.


Фантастический рассказ “Восход, 2015”

отрывок

1.
– Знаете, милейший Аркадий Иванович, ваши картины воображаемого прошлого и настоящего кажутся мне решительно неправдоподобными.
Полковник Володарский удивленно взглянул на собеседника:
– Почему же? Да и картины эти вовсе не мной придуманы. Уважаемый профессор Шелепин из Ново-Николаевского университета вполне резонно обосновывает свою точку зрения. Всё на основании документов. Особенно интересны в этой связи мемуары генерала Алексеева.
– Того самого Алексеева? Героя первой германской? – заинтересованно поднял голову Голицын-Мышин.
– Да-да, его мемуары. Причем именно та их часть, которая была опубликована лишь недавно. Лет пять или шесть назад, если не ошибаюсь.
Затемненные заслонки автоматично наползли на круглые оконца наблюдательного зала, и в эту же минуту покрытая кратерами равнина как бы вспыхнула местами, засияла как раскаленное добела железо. Если бы не заслонки – глаза не выдержали бы это сияние. Над горизонтом показался узкий край восходящего Солнца. Оба офицера, прильнули к стеклу и некоторое время молчали.
– Эх, поручик! Сколько раз наблюдаю эту картину – а все не могу привыкнуть, – сказал Володарский.
– Поэтому и приходите сюда столь часто? Не боитесь лишней порции излучений?
– Излучения здесь не столь уж сильны, как вам рассказывают бабы из кухонных работников, – с усмешкой глянул на поручика Володарский.
– Помилуйте, какие еще бабы? Уж не автоматы ли вы бабами называете?
– А как же Елена Александровна? Ох, простите, если вы к ней питаете душевную склонность… я ни в коем случае не хотел…
Поручик кивнул, но на лицо его легла небольшая тень.
– Елена Александровна – товарищ инженера, – сказал он после небольшой паузы, – вовсе она не баба…
– Еще раз прошу меня извинить, – полковник прикоснулся ладонью ко лбу, – В этой глуши как-то дичаешь постепенно. Я, наверное, глупость сказал. Простите.
Голицын-Мышин отвернулся от иллюминатора, замолчал. Затем спросил:
– Аркадий Иванович, так что насчет теории этого… как там его… из Ново-Николаевска?
Володарский достал из кармана старую, прокуренную трубку, постучал ею о металлический столик, затем спрятал обратно.
– Там, собственно, не теория. Господин Шелепин рассматривает переломные точки в историческом развитии России и всего мира. Рассматривает на основании тщательного исследования документов и статистики. Вот, вкратце, его выводы. Вместо Германской революции могла произойти революция российская. Такая же страшная и кровавая, а может и еще пострашнее. Важно было в тот момент одно – где революция произойдет раньше. В Германии или России? Шелепин убедительно показывает, что был большой заговор с участием множества стран. Участвовали и наши союзники, и Япония, и Северо-Американские Соединенные Штаты. Относительно нашей предполагаемой революции – участвовала и Германия. Поддерживала революционные кружки, террористические организации. Впрочем, интерес Германии здесь понятен и очевиден.
Володарский достал опять трубку, замолчал. Голицын-Мышин воспользовался паузой:
– Аркадий Петрович… я не знал, что вы сегодня в наблюдательную башню придёте… Пригласил Елену Александровну. Она задерживается, но, наверное, сейчас будет. Мне от нее сигнал был. И вот слышали вы – вагонетку уже отозвали отсюда. Вагонетка туда и обратно – это минут пятнадцать.
Он помахал в воздухе золотистым связным. Связной неярко моргал красным огоньком.
– Ну что вы, что вы! Получается, напротив, что это я вторгся в ваши планы… Знаете, вот уже год я здесь, в Александровске-на-Луне… и стараюсь хотя раз в три-четыре дня, лунных дня, посмотреть на это великолепие. Что-то во мне романтическое здесь проснулось, на этой планете… Так вот, мы про заговоры начали… А главные заговоры были и в Государственной Думе, и среди князей, и среди промышленников. Алексеев пишет, что решили они заставить государя отречься от престола.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 3,57 из 5)

Загрузка...