Богдан Косенко

24Косенко Богдан. 29 лет. Город проживания – Лимаcсол  (Кипр). Место рождения: Киев

Образование:

2001-2007 – Киевский Славистический Университет - магистр (факультет филологии. Греческий, болгарский языки)

2011-2014 – Университет Кипра  г.Никосия– аспирантура, последипломное образование уровень мастер (факультет новогреческого языка)

Хоть я и филолог, но писать лишь начинаю. Из опыта статьи в различных киевских газетах.

Хобби: греческая культура

Kosenko Bogdan.  29 years. Limassol (Cyprus). Place of birth: Kiev

2001-2007 Kyiv Slavonic University – philology.

 2011- 2014 University of Cyprus       Nicosia      postgraduate, Greek philology

Hobby: Greek culture


Роман "На пути в Лимассол"

Действие книги происходит на Кипре в столице Никосии в наши дни. Вследствие финансового кризиса 2013 года ситуация на острове ухудшается. Двое русских (один украинского происхождения) работают в муниципальной службе уборки города. После своего сокращения, они ищут новые способы заработка, в конце концов, останавливаясь на открытии ресторана на отложенные и взятые в кредит деньги. Третьим основным действующим лицом романа является болгарский сосед русских, который благодаря своей беззаботности и  простоте, попадает сам, и втягивает русских в различные проблемные ситуации. Параллельно с событиями книги, читатель знакомится с самим Кипром, его историей, атмосферой многонациональной столицы. Автор, исходя из своего многолетнего опыта проживания в этой стране, любви к греческой культуре, знании языка, описывает жизнь и особенности характера, как киприотов, так и представителей других национальностей, с которыми встречаются главные герои. Большинство событий и персонажей, описанных в книге, были взяты из реальной жизни.

отрывок

Согласно карте идти от остановки автобуса до дома Марилены было недалеко. Стиль одежды он выбрал довольно официальный: серые брюки, туфли, темная майка, единственное, что немного диссонировало со всем этим так это пакет, в котором громко барахталась кастрюля с салатом, портя впечатление о Диме, как о деловом человеке. Район был новый, с современными небольшими, в основном, частными домами. Деревьев было не так много, кроме того позади частных домов виднелись характерные кипрские пустыри, через которые гулял ветер. Солнце уже садилось, и закат радовал глаз своими необыкновенными красками. Это зрелище особенно нравилось Диме: иногда тяжело было угадать, какой именно свет разольется по долинам Кипра во время захода солнца за горизонт. Каким-каким, а серым остров Афродиты не бывал, врезаясь в память приезжих именно сочностью световой гаммы, влюбляя в себя романтические, и не очень, души. Весна, апрель месяц, еще не было настолько жарко и душно как летом, может поэтому, на душе у парня было радостно и легко.

За приятной прогулкой у парня как-то выветрился план действий, который так удачно был составлен еще дома в бурной молодой голове уроженца Ростова. Пришлось даже остановиться и еще раз проговорить имя хозяйки дома, которое вылетало из головы со скоростью пролетающих мимо машин. Марилена… И не Мария же, и не Лена так близкие нашему уху. Хотя за последние годы приходилось ему слышать и не такие дивные женские имена киприоток, из которых, особенно, Диме нравились экзотические наподобие «Терпсисея». Как ни странно, обладательницы таких необычных имен были на порядок симпатичнее остальных девушек. Почему? Как так? Пытаясь разгадать этот секрет, он незаметно добрался до места своего назначения.

Дом под номером 12, который и был причиной его приезда, вызывал уважение уже издалека. Это был частный двухэтажный особняк белоснежного цвета, в окружении нескольких внушительных пальм, гордо восседавших на идеально выстриженной лужайке. В голове у русского парня почему-то сразу возник их треснутый балкон и пыльный мусоровоз, пусть и известной марки. На минуту даже некая растерянность посетила его душу, но вспомнив мудрость, услышанную еще в школе от одного из приятелей: «Да не бойся ты подойти к ней, даже в самом крайнем случае, ну не начнет же она тебя бить или требовать мелочь и сигареты?», успокоился. Дима позвонил в звонок, расположенный у калитки. Ответа сразу не последовало, поэтому взглянув на часы и удостоверившись, что время как раз 8, как и было договорено, он повторил попытку. Неожиданно, с боковой части здания появилась женщина азиатской внешности, очевидно помощница по дому с Филиппин или Шри-Ланки. В руке она держала метлу, видимо только-только прекратившую свою прямую деятельность. Несмотря на то, что встретились, по большому счету, коллеги разного профиля уборки, Дима сразу начал разговор в духе, более подходящим для беседы начальника с подчиненным.

- Где Марилена? Мне назначена встреча.

- Здравствуйте. Мне ничего не сказали. Сейчас я скажу хозяйке.

- Хорошо, но я же стоять тут со стороны улицы не буду, да?

- Заходите, конечно. Давайте подождите вот в прихожей. Может воды, кофе…

- Кофе.

- Минутку, кириос… Как вас зовут? Кириос Димитрис, проходите.

Дима сам подивился своей боевитости, понимая, что виной все же самонастрой на уверенность, без которой ничего не получится. Чтобы не случилось, давать хозяйке  смотреть на себя свысока он не собирался. Тем более он русский, а благодаря русским богачам и русским компаниям, у местного населения вырисовался некий стереотип его соотечественников. К ним относились с уважением и даже с некоторой боязнью, особенно подчеркивая их финансовое благосостояние.

Ожидание в прихожей затягивалось, гость уже успел изучить по корешкам скудноватый набор книг в шкафу и вдоволь наглядеться на портреты то ли давних родственников хозяев дома, то ли политических деятелей былого времени. Главное, что отметил для себя парень, это то, что все мужчины были с усами интересной закрученной формы, популярной видимо в то время на Кипре. Представив своего друга Андрея с такими усами во время его обычных тирад за жизнь, Дима непроизвольно прыснул со смеха. Поэтому, спускающаяся в этот момент по лестнице хозяйка дома, застала гостя с глуповатой улыбкой на лице, которую он безуспешно пытался скрыть, приводя выражение лица в более серьезный вид. За этим нехитрым занятием, первые секунды Дима не обращал внимания на вид женщины. По правде сказать, при первой встрече у него просто отложилось в памяти, что Марилена далеко не конкурентка Анжелины Джоули, но были какие-то тогда в ней черты, которые показались ему симпатичными. При взгляде же сейчас на нее, Дима понял, что чертами этими была косметика. Невысокая киприотка была обладательницей жестких, в чем-то даже мужских черт лица, кроме того, было видно, что спорт не самый близкий ее друг. Да и подготовкой к встрече, судя по всему, она голову себе не сушила, появившись перед гостем в популярном в Европе стиле «любите меня любой, главное чтобы было мне удобно». В данном случае это была темная футболка и спортивные штаны серого цвета.

- Здравствуйте…. Димитрис или как вы говорили Дима? Да? Рада вас видеть у себя дома, спасибо, что пришли.

Неожиданная приветливость вместе с приятной  интонацией, да еще и обращение на «вы», заметно скрасили первые мысли русского, и он охотно вошел в зал. Несмотря на свои средние познания в греческом языке, гость решил брать напором и болтливостью.

- Я вот только приехал. Мне сказали, что ты наверху. Красивый дом, да и район. Вот пока сидел и ждал тебя, увидел книги твои, портреты, очень красиво все. И мужики все эти, усы их, все красиво, - выпалил он.

Расположившись на диване, по правую руку от хозяйки в кресле, Дима продолжать вещать.

- Мы… Я живу в центре, ну знаешь там шум, люди, душно. Свой колорит есть, но именно в отдаленных районах чувствуется настоящий уют. Планировал на сегодня много дел, но самое главное было увидеться с тобой. Признаться, ты мне очень понравилась, и я очень ждал момента побыть с тобой. Что-то в тебе есть такое необыкновенное.

Несмотря на уверенность в голосе, Дима все это говорил, смотря куда-то в сторону, возможно, чтобы реальность в лице Марилены не отбила его такой романтический настрой. Примерный текст в голове, конечно, был составлен загодя, но там, в мыслях, он звучал как-то на порядок красивее. Переведя же взгляд на хозяйку, он понял, что поторопился. Греческие мужчины, хоть и кажутся такими бойкими и смелыми, но на деле скромны, и даже застенчивы в своих действиях и словах. Поэтому непривыкшая к таким быстрым признаниям киприотка, смотрела на русского полная удивления и непонимания.

- Да я тоже рада нашему знакомству, очень. Что будешь пить? Можно кофе, какой будешь, кипрский? Хорошо. Тини, два кофе и сладкое.

- Я люблю кофе, пью его часто. Нравится и фраппе кстати, но когда я на работе мне не до этого, ну, я не про то хотел сказать. Вот сижу, и действительно хочется кофе, наверное, ты так действуешь. В компании с такой женщиной… девушкой оно вдвойне вкуснее – не унимался Дмитрий, - получается я кофе и должен быть признателен за наше знакомство. Теперь этот вкус будет у меня связан с тобой. Слушай, ведь я и забыл! Вот это тебе: постарался сделать фруктовый салат с карамелью, время от времени готовлю сам, это как хобби. Куда поставить кастрюлю?

- Как это мило! Спасибо тебе, ты меня удивил! Наверное, никогда ко мне не приходил мужчина с собственноручно приготовленным блюдом. Тини, отнеси на кухню. Ты говоришь на работе. А чем ты занимаешься? Прошлый раз так и не спросила тебя.

Про ответ на этот вопрос, Дима почему-то и не подумал, сейчас времени на раздумье у него не было, поэтому свои собственные слова он услышал с интересом и удивлением.

- Менеджер. Оффшоры там. Фирма оффшорная, я там менеджер. Занимаемся счетами, переводами, операциями различными, влияем на рынок мы заметно, прямо скажу. Многого рассказывать не буду, да и информация довольно секретная.

- Понимаю. Как это характерно для русских Кипра: оффшоры, переводы средств. Ну, действительно, не уборщиками же работают русские тут, - воскликнула Марилена, на секунду она даже замолкла, перебирая видно своих знакомых – соотечественников  гостя, - а я учительница, в начальной школе. Преподаю много предметов, не понимаю только в математике, но основной для меня это греческий язык. Привыкла к своей работе, хотя знаете, извини, знаешь, с каждым годом все тяжелее и тяжелее, условия тяжелые.

Сочувствовать данному факту и печальному выражению лица женщины Дима не собирался, прекрасно зная, что профессия учителя на острове считается одной из самых лучших и оплачивается соответствующе.  К тому же он прекрасно помнил условия и сложности учителей в России. Возможно, она его начинает считать богатым менеджером, гоняющим деньги по оффшорам, который может выполнять любые ее прихоти? Так эту мысль надо сходу выбить. Он собирается брать ее совсем другим.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 2,10 из 5)

Загрузка...