Бобылев Дмитрий

Бобылев 3Магистр филологии. Автор сборников «Рыбаки» (Серов, 2012), «Доисторические птицы – Надысторические рыбы» (Нижний Тагил, 2013), «Антигравитация» (Нижний Тагил, 2014). Член лито «Дар» (Серов). Около двухсот публикаций в печати, в том числе в Германии, Израиле, Украине.


Рассказ "Не выключай свет"

Я путешествовал автостопом. По глупости я вышел в необжитой местности, и долго не мог поймать машину. По обе стороны от дороги простирались поля, и не было даже кустов, способных скрыть палящее солнце. Немного спасали положение темные очки и бейсболка. На небе – ни облачка. Наконец вдали показалось пыльное пятно, и вскоре подъехала машина, тащившая его за собой. Это был очень старый кабриолет с двумя парнями на передних сиденьях и двумя девушками и ребенком сзади. Несмотря на тесноту, мне дружелюбно позволили втиснуться на заднее сиденье. Ребята удивлялись, что я рискую ездить автостопом, я удивлялся, что меня посадили в переполненную машину. Крыши катастрофически недоставало, езда не спасала от палящего солнца, к тому же все покрывалось пылью. Поля сменились перелесками, слева показалась деревня. - Ну, нам направо теперь, а тебе удачи поймать еще кого-нибудь, - напутствовали меня местные. - А слева это что за деревня? - Совхоз заброшенный, Солнечный. Поля заросшие – это ихние. Что может быть загадочнее покинутого поселка? Для бешеной собаки десять верст – не крюк, и я свернул посмотреть на руины совхоза. Многие дома оказались сожженными, другие зияли проемами окон и обнаженными слегами крыш. В середине поселка возвышалось двухэтажное здание школы, тоже с полуразобранной крышей. Пахло дымом костра, и я понял, что здесь не один. За школой пожилой мужчина пилил доски, сложенные стопкой между вертикальными рейками, прибитыми к шпале. - Бог по́мочь, - приветствовал я. - А сам помочь не желаешь? – не отрываясь от дела, отвечал мужик. Распилив стопку старых досок, мы понесли их в школу. Там на полу тлел костер, все помещение было черным от дыма. Чем-то это напоминало ристалище в древней пещере. Когда доски занялись, мужик уселся на картон, постеленный на полу, и без предисловия и знакомства начал рассказывать. Так шаман передавал свои знания ученику на заре человечества, освещенный бликами пламени и окутанный дымом курений. Знания, которых простой смертный вынести не способен… - Ты думаешь, зачем здесь костер. Что я совсем чокнутый, что поддерживаю огонь в этом зале. – «Шаман» надолго замолчал, прислушиваясь к чему-то. Искра упала на его сапог и, побелев, размякла. - Когда-то Земля была необитаема, и лучи Солнца проникали во все ее трещины, во все поры и кратеры. Солнечный ветер сглаживал ее поверхность, а в недрах горел огонь. Это была Эра Света. Но болезнь уже начала свое темное дело. Появлялись хвощи и папоротники, они научились отбрасывать тень. Сгустилась атмосфера, и вновь стало меньше света. С каждой рожденной раковиной, с каждым созревшим семенем мрак отвоевывал себе частичку мира внутри них. Наконец, появились люди. Они думали, что несут свет, но несли тьму. Мрак ширился с каждым новым шалашом, с каждой новой пещерой. Каждый новый дом занимает все больше пространства, до которого Солнцу уже не дотянуться. В наших кораблях и самолетах нет места свету, эти рукотворные каверны чаще содержат мрак, чем освещаются искусственно. Мрака все больше с каждым заброшенным поселком, с каждым возведенным небоскребом. Я – та самая птичка, которая лежит кверху лапками, надеясь удержать небо. Пока я жив, я буду освещать эти стены огнем и разрушать те, которые в силах разрушить. Уходи, я устал, - внезапно закончил старик, словно закрыв портал для общения с оракулом. Только теперь я понял, почему столько совхозных домов сожжено, а у других нет крыш. Понял, чьих рук это дело, глядя на старое лицо с черными провалами глаз и морщин. Понял, сидя на бетонном полу в пустой черной комнате. С тех пор я думаю о мраке вокруг нас. Мраке, в самый солнечный день таящемся за шторами комнат; прячущемся под капотами машин, горячих от солнца; переплетенном кронами деревьев и корнями трав; затекшем под одежду; мраке, спрессованном между миллиардами страниц самых добрых и светлых книг. Еще я думаю о старике, поддерживающем немеркнущий огонь в пустых коридорах заброшенной школы, и в корпусах фермы, и в овощных ямах. О смешной старой птице, трепыхающейся в сетях мрака, в одиночку борющейся с мировой тьмой. Мне будет жаль, если его героический подвиг – на самом деле просто бессмыслица. И вот поэтому я никогда, никогда не выключаю свет.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 3,40 из 5)

Загрузка...