Бермет Букашева

BERMETУвлекаюсь литературой и политикой, так что первый роман получился в жанре политического детектива. Профессии историка и журналиста также сыграли свою роль: роман основан на подлинных событиях, которые хотелось сохранить для истории. Любимый писатель - Лев Толстой. Любимый поэт - Владимир Маяковский. Стихи писала с 15 лет. Первая повесть "Перестройка, или Один день из жизни женщины" была опубликована в 1995 году в журнале "Литературный Кыргызстан".

I am interested in literature and politic at the same time, so my first book happened to be political novel. I have two professions: historian and journalist, so it also made influence: plot based on the real events, which I wanted to depict and save for history. My favorite writer - Leo Tolstoy, my favorite poet - Vladimir Mayakovsky. I started to write poems when I was 15. My first big story "Perestroika, or One day of women's life" was published in 1995 in "Literary Kyrgyzstan" magazine.


Роман "МИРА"

синопсис

Вымышленное название страны – Чингизстан. Бывший министр иностранных дел Мира Камилова становится одним из лидеров оппозиционного движения Чингизстана. Ее роман с экс-премьер-министром Султаном Рабиным замешан на общих политических интересах.

После отставки с поста главы кабинета министров Султан Рабин поклялся, что совершит революцию в Чингизстане, которая свергнет власть коррумпированного президента Курбана Бахана, установившего в стране семейно-клановое правление. Для укрепления своего режима Баханы используют криминальные методы расправы с политиками и журналистами: запугивания и убийства.

Мира и Султан ищут союзников для борьбы с Баханами в лице должностных лиц США, так как в Чингизстане расположена американская военная-воздушная база, задействованная для нужд военных действий в Афганистане.

Оппозиция Чингизстана объединяется во главе со спикером парламента Умаром Баевым, организовывает митинги и разоблачительные парламентские заседания.

Президент смещает Умара Баева с поста спикера. Султану Рабину угрожают.

В обстановке митингов протеста Бахан пытается нейтрализовать оппозицию, и предлагает Мире Камиловой высокую должность главы Секретариата президента. Мира соглашается во имя собственных целей и идей.

Курбан Бахан ведет торг с Россией и США вокруг американской базы. Амбициозный сын президента Макс Бахан устанавливает связи с Америкой. Американская база остается в Чингизстане под названием Центр Транзитных Перевозок.

Макс Бахан, связанный с крупными иностранными олигархами, и нанимающий к себе на работу менеджеров мафии, преследует цель стать преемником своего отца на посту президента страны и образовывает для себя официальную правительственную структуру под названием ЦАРИ (Центральное Агентство по Развитию и Инвестициям).

Мира Камилова, оскорбленная Максом Баханом, увольняется с должности во власти.

Незадолго до выборов происходит убийство лидера оппозиции Умара Баева, зарегистрированного кандидатом в президенты. Его труп находят сгоревшим в машине после его возвращения из поездки в Москву, где он встречался с президентом России Владом Путилиным и заручился его поддержкой,

Оправившись от шока убийства, оппозиционное движение, которое теперь возглавляет Мира Камилова, выдвигает кандидатом в президенты Султана Рабина, имеющего связи с власть предержащими соседней страны – Казахстана, но режим Бахана заключает Рабина под арест, обвиняя в убийстве Умара Баева. На помощь Султану Рабину приходит друг, американский бизнесмен Марк Стивенс.

В апреле 2010 года народное восстание свергает власть Курбана Бахана, и Мира Камилова становится главой Временного Правительства Чингизстана.

отрывок

Султан предлагал Мире как-нибудь на выходных съездить покататься в одну из горнолыжных баз в пригородах Улана. Она подумала, что сегодня прекрасный день для такого отдыха и решила позвонить ему. «Безусловно, нас сфотографируют и донесут все наверх, - подумала она, - однако, наплевать. Я не нанималась порвать со своей личной жизнью или выбирать возлюбленных на их вкус».

Султану было приятно, что Мира, наконец, не выдержала и сдалась. Сама сделала первый шаг навстречу после паузы в их отношениях. Это льстило его мужскому самолюбию. Он решил не прятаться от публики и поехать с ней в самую лучшую лыжную базу, где отдыхали богатые люди и крупные чиновники страны.

Камилова была в лыжном костюме красивого лазурного цвета, который надела во второй раз. Она покупала его в прошлом году, когда ее пригласил покататься на лыжах глава ПРООН в Чингизстане. В последнее время Мира запустила свои утренние пробежки из-за нехватки времени – уходила на работу очень рано. Поэтому ей было приятно размяться на свежем воздухе. Султан был хорошим инструктором. Он был в неплохой спортивной форме. Оба ощущали удовольствие от того, что вдруг вот так единодушно решили плюнуть на все и появиться на людях вместе.

Они встретили пару чиновников, с которыми перекинулись несколькими фразами, и одного депутата. Сделав Мира комплимент по поводу ее вчерашнего выступления на встрече с Конди Райн, депутат спросил:

- Султан Ибрагимович, а что с тем уголовным делом по поводу подарка? Нашли концы?

- Да нет, конечно. Дело ушло в песок, - ответил Рабин.

Мужчина понимающе кивал головой.

- Да уж, смутное время. Мне это тогда напомнило сцену из фильма «Крестный отец», когда они голову лошади кому-то послали.

- О, да, я тоже это вспоминал, - сказал Султан.

Политик был из нейтрального лагеря, представитель так называемых центристов.

- А почему ваши ребята не поднимают на палате эту тему? - Он имел в виду оппозиционных членов парламента. - Достаточно времени прошло, пора бы и спросить о результатах.

- Поднимут, - ответил Рабин. - Вообще, эта неделя у вас в Курултае будет интересной, – добавил он.

Однако Султан не собирался посвящать чужого в планы оппозиции озвучить информацию о Березовском, и продолжил тему «подарка».

- Есть сведения, что, когда в январе скинхеды в России убили семерых чингизов, они это сделали только потому, что тот бомж, у которого отрезали пальцы и уши, был русским, - сказал Султан. - Кто-то эту тему зачем-то раскачал на скинхедовских сайтах, накрутил их.

Депутат выразительно приподнял глаза, но предпочел промолчать. Он посмотрел на Миру, и нашел повод закруглить разговор.

- Простите, Мира Булатовна. Разговор у нас какой-то – не для дамских ушей. Вы, наверное, отдохнуть хотели, а я тут тему поднял неуместную. Не буду мешать. Приятно было увидеться.

- Всего доброго. Счастливо отдохнуть, - сказала Мира.

Депутат пожал Рабину руку и удалился.

- Трусы. Боятся знать больше, чем надо для комфортной жизни. Живут по принципу: «меньше знаешь, лучше спишь», - сказал Султан.

Они зашли в большой холл, который одновременно служил как ресторан. Здесь стояли столики с элегантными кожаными диванами белого цвета. Интерьер был украшен большими картинами, изображавшими людей, катающихся на лыжах. Все было оформлено на высоком уровне.

Завидев Рабина и Камилову, администратор занервничал. В углу сидела немного шумная группа молодых людей. Он направился к ним, чтобы попросить вести себя по тише. Администратор нагнулся к одному из сидевших и показал глазами на Миру и Султана. Молодые люди, оглянувшись и узнав VIP-персон, немного затихли.

- Завтра весь Курултай будет говорить о нашей лыжне, - сказала Мира, когда они сняли куртки и сели за один из столиков.

Телохранитель Султана, до этого мерзнувший на улице, сел ближе к выходу. Рабин велел ему заказать себе еды и горячего чая. Для себя они выбрали мясо на жаровне, салаты и бутылку шампанского.

- Пусть говорят. Хоть вспомнят Рабина, а то скоро узнавать перестанут. Артисты же так подогревают интерес к себе, - улыбался Султан. – Видишь, какая погода сегодня хорошая. И снег, и солнце. Что-то благоволит нам с тобой.

Мира была очень рада тому, что позвонила Султану, и тому, что приехала сюда с ним.

- Я хочу сказать, - она держала в руке бокал с шампанским, - что горжусь тобой. Ты у меня смелый, отчаянный, настоящий мужчина. Хочу выпить за тебя.

- Ты меня в краску вгоняешь, - Султан смущенно чокнулся с Мирой и опустошил весь бокал сразу. – Надо заказать шоколад, - он жестом подозвал официанта.

В этот момент с главного входа вошли три высоких молодых человека с характерной выправкой, и осмотрели зал. Это были сотрудники службы государственной охраны. Один из них жестом подозвал администратора, и что-то шепнул ему. Администратор закивал головой и засуетился. Вскоре дверь распахнулась, и в зал, громко разговаривая и хохоча, вошли четверо молодых мужчин и две девушки.

- Этого нам еще не хватало, - сказала Мира, узнав в одном из вошедших сына президента Макса Бахана.

Султан и бровью не повел. Он взял шампанское и стал наполнять бокалы.

Как младший, Макс должен был поздороваться первым. Он увидел Рабина, но замер лишь на секунду.

- Султан-аба, рад видеть вас живым и здоровым, - Бахан-младший подошел с одним из своих спутников, директором департамента электросетей, которого по просьбе Макса Рабин назначал на эту должность, будучи премьер-министром. - Здравствуйте, - поздоровались они с Мирой.

Султан привстал, и мужчины обменялись рукопожатием.

- А что, кто-нибудь сказал, что я болею? – спросил Рабин, глядя в сине-зеленые глаза «принца».

- Да нет, я сам беспокоился, - ухмыльнулся Макс.

Чувствуя неловкость в присутствии Миры, он предложил:

- Может покурим на воздухе?

- Пойдем покурим, раз уж встретились. Мира Булатовна нас простит? – спросил Султан, обращаясь к даме.

- Sure*, - ответила она по-английски.

*Конечно – англ.

Макс дал понять своему спутнику, чтобы тот вернулся к друзьям, и они с Султаном вышли за дверь. Два телохранителя Макса двинулись за ним. Султановский тоже встал, но Рабин жестом показал, чтобы тот оставался на месте.

Бахан-младший вынул из кармана золотой портсигар и открыв, протянул Рабину. Султан достал сигарету, и Макс поднес зажигалку.

- А чё зажигалка не золотая? – спросил Рабин, прикурив.

Макс не знал, что ответить, и решил приколоть взаимно.

- А вы ловелас, оказывается, Султан-аба! Молоденьких не хотите? Могу организовать. Или у вас любовь?

- У меня с Камиловой товарищеские отношения.

- А! Планы по захвату власти обсуждаете? – засмеялся «принц».

- Ты мне лучше скажи, кто мне части тела посылает? – парировал Султан.

- Да кто-то с богатой фантазией. Мне бы такое в голову не пришло.

- А я думал, ты у нас креативный.

- Я тоже думал, да вот поспособнее нашлись. Может, это вы сами так себя пиарите, вы же у нас комбинатор?

Султан разозлился:

- Батман тоже сам себе харакири сделал? Журналист тоже сам себя порезал двадцать раз?

- Да ладно. Вы всерьез думаете, мы будем так руки марать? Собака лает, караван идет!

- Макс, ты же покурить позвал. Есть разговор, - говори. Нет, – я пойду, у меня обед стынет.

- Султан-аба, вы же знаете, у нас клан сильный. Мы власть взяли, больше не отдадим. Вам зачем вся эта суета сует? Надорвётесь ведь... Я вам предлагаю – выберите себе область – любую – и идите губернатором. А? Разве плохо?

- Это ты сам предлагаешь или с папой советовался?

- А чё мне с ним советоваться? Пусть он со мной советуется. Я же его президентом сделал.

- Ну я тоже не в шашки играл.

- Согласен! Поэтому я вам и предлагаю... жить дружно.

- Макс, скажу честно, вот это-то меня больше всего и смущает. Что ты предлагаешь. Что у тебя вон на побегушках директора, министры бегают... Ты меня знаешь, я так не смогу, - в твоей приемной в очереди стоять.

- А если я президентом стану? Законным главой государства? Чин по чину. Какая разница, щас в моей приемной стоять или потом?

- Are you serious? *

*Ты серьезно? – англ.

- Absolutely*. Я вот с вами разоткровенничался, хотя это пока – секрет. План уже расписан. Все будет step-by-step*. А что? В Азербайджане сын после отца пришел – и прекрасно, в Штатах – то же самое, а нам нельзя, что ли? И страну я подниму – не переживайте. Я приду надолго. Так что я вам по-дружески советую. Не тратьте силы впустую. Я ваш потенциал хочу еще использовать... На благо страны, - добавил Макс Бахан, затянувшись и выпустив дым.

*Абсолютно – англ.

*Шаг за шагом – англ.

- Well*, Макс. Я твой месседж понял. Но вряд ли смогу воспользоваться твоим предложением. Знаешь, что-то я втянулся в свободное плавание. Вот на лыжах катаюсь... А там посмотрим. Война план покажет... Я пойду. Неудобно даму надолго оставлять.

*Хорошо, ясно – англ.

Оба направились ко входу в ресторан.

- Война, говорите? – ухмыльнулся «принц». - Ну тогда моя совесть чиста, Султан-аба. Я перемирие предложил. А так я сам войнушку люблю: пух-пах-пах!! – он задвигал руками и пальцами, паясничая. - Мне для разминки перед большим стартом не помешает.

Султан сдержанно пожал ему руку и иронично произнес:

- Давай, дерзай! Удачи!..

- Чё сидим!? Пошли кататься!! – громко крикнул Макс своим друзьям, направляясь к их столику. Однако, подойдя, он опрокинулся в белый диван рядом с одной из девушек и залпом выпил виски.

Мира тревожно посмотрела на вернувшегося Султана.

- Ты покушала? Я голоден, как волк, – он положил мясо из жаровни в тарелку и принялся есть.

Официант подошел и спросил, не желают ли они чего-то еще?

- Разлей шампанское и принеси счет, - скомандовал Рабин.

После того, как официант наполнил бокалы и удалился, Султан сказал:

- Давай выпьем. Это была поистине полезная вылазка, дорогая. Я узнал много нового.

………….

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (30 голосов, средний бал: 4,23 из 5)

Загрузка...