А.Каракол

А.СарманбетовСарманбетов Айдарбек, писатель из Кыргызстана, обладатель многих международных и республиканских литературных премий. Родился в 1953 году. По профессии – журналист. Окончил КГНУ. Увлекаюсь фантастикой, живописью, фотожурналистикой. Постоянно публикуюсь с 1982 года. Лауреат международной литературной премии тюркоязычных стран им. Махмуда Кашгари (Турция).

____________________________________________________________________

Долой! Революция!

отрывок

Эсен, как всегда, встал утром рано. Его сонное состояние тут же исчезло, глаза широко открылись, как будто на него брызнули лёдовую воду. Вернулись постоянные мысли о том, как прокормить семью и каким образом можно выжить в этом непростом городе... К тому же, стоит только опоздать минут на пять-десять, и его шеф тут же не преминет за это оштрафовать. За малейшее прегрешение он вполне может вычесть из заработной платы приличную сумму. Никогда не забывает ни о чем... Любит напоминать: на западе, мол, именно так, хочешь – работай... Ещё бы Эсен не хотел? Куда бы он пошел в поисках другой работы? Потому и приходиться ему терпеть издевательства, трудно нынче устроиться. Диву даешься осведомленности хозяина! Наверное, правда, что всех работающих в этой зарубежной фирме – около пятидесяти человек – он смог склонить к “стукачеству”: чуть что – моментально же доходит до него. Такое ощущение, будто хозяин является твоей вездесущей тенью... Конечно, все руководители пытаются максимально проконтролировать ситуацию на службе, но этот – один из немногих, наиболее изощренных эгоистов. Не упустит ни одного шанса поймать работника за какую-нибудь, порой надуманную провинность и наказать. Особенно падок на денежные штрафы. Не потому ли его никто не любит. Но, правда, стараются это внешне не показывать. Еще бы, начни пререкаться – тут же вылетишь с работы! Были и такие смельчаки... Лучше уж придержать язык и скрыть все свои мысли. Природа частного бизнеса такова, что приходится вертеться, следуя взглядом за глазами хозяина. Работа в частной компании почти ничем не отличается от рабства. А как мы любим бить себя в грудь, говоря, что, мол, живем в двадцать первом веке, в суверенном государстве, в котором процветает демократия и цивилизация растет как никогда! Фиг тебе! Хозяин компании – бог, ему наплевать на всякие там законы. Естественно, если законы не исполняются и нет контроля со стороны власти, ведь представители государства – это круглые взяточники, потому и танцуют под дудку тех маленьких “царьков”, которые немного, но платят.

Такие крамольные мысли порою как молния вспыхивали, в голове, и Эсен, проговорив про себя: “Да, черт с ним, лишь бы они давали нам работу и своевременно зарплату! Баста!”, быстро выпил стакан чаю – конечно, без сахара и вышел из дому.

Утреннее небо было хмурое, шел мелкий, пронизывающий, холодный дождь. Нынче теплая пора года запоздывала. Несмотря на то, что прошла уже первая неделя апреля, погода всё не прояснялась. Каждый божий день дождь.

Выходя из ворот, Эсен вспомнил, что забыл дома мобильный телефон и вернулся обратно. Жена и дети мирно спали на расстеленной на полу “по-коммунистически” постели. Дружно посапывали. Старшему сыну уже исполнилось тринадцать. День за днем он прибавлялся в росте, говорили, что все становится похожим – и по голосу, и по манерам, и по походке – на отца. Наблюдая, как он беззаботно спит, Эсен умиленно вспомнил свое счастливое детство. Дай бог, пусть сын здравствует! Две дочери еще маленькие, как котята уткнулись головками в плечо матери и тоже видят сны. В очередной раз Эсен пожалел, что они все впятером ютятся в одной маленькой комнатушке. Был бы у него дом, где каждому по отдельной комнате! Вот голубая мечта! Но когда он добьется этого, неизвестно... Во-первых, нет участка, где бы он мог построить свой вожделенный дом, да и не удается скопить денег на строительство. Прошло вот уже десять лет, как он частями, расплачиваясь в течение года, выкупил у одной русской бабки однокомнатную квартирку с прилегающей небольшой территорией размером десять на десять. К кому только не обращался тогда, как попрошайка, всем задолжал. Хорошо, что тогда с женой оба работали, а за старшим сыном присматривала его бабушка в селе. А то до сих пор переезжали бы с одного места на другое! О боже, и не хочется вспоминать о тех адских временах! Упрашивали чуть ли не каждого встречного, чтобы пустил пожить, умоляли – с детьми-то редко кто пустит. Дети тоже были ограничены в свободе, не могли от души поиграть... С тех пор и поныне не могут выбить ни участка с положенными шестью сотками, ни достаточно средств, чтобы построить свой дом.

Эсен, доехав на маршрутке с окраины Верхний Токолдош ближе к центру Бишкека, сразу заметил на улице Алма-Атинской большую толпу людей. Он вспомнил, что вчера услышал от знакомых, что, мол, “завтра утром оппозиция собирается у Атамбаевского “Форума”. Власти не разрешили ей провести митинг на центральной площади. Но Эсен не мог даже представить себе, что соберется столько народу. В последние два-три года, казалось, большинство населения уже не верит разным безрезультатным митингам и пикетам. Да и всякие надежды на то, что появится наконец настоящий, честный лидер с чистыми руками, не оправдались. Поэтому не верилось, что оппозиция ещё может вот так активно подняться. Власть так же, как всегда, сильно постаралась очернить, охаять несогласных через СМИ. Два с половиной года назад, в ноябре многие люди тоже вышли на митинг и поддержали оппозиционных политиков Текебаева, Атамбаева, Бабанова и Сариева. Власти тогда забросали дымовыми шашками оппозиционный стан, но вроде бы согласились на некоторые условия, а Атамбаеву, кричавшему: “Бакиев – политический труп!” даже позволили занять пост премьер-министра, Эшимканову, бывшему “главным тамадой” всех митингов, дали возможность возглавить Кыргызскую телерадиовещательную компанию, генералу Суваналиеву, начальнику штаба и местному “Каттани” – Нарынское губернаторство, а самому молодому политику Бабанову – вице-премьерство; кое-кому другому также дали по папке, и все утихло. Остальных стоило немного прижать, и оппозиционное движение быстро рассосалось. Например, Байсалов убыл на Запад, Байболов – в Казахстан, Жээнбеков-сын сбежал в Германию. Оппозиция, как показалось, вовсе сошла на нет, тем более тогда когда сыновей таких оппозиционеров, как Жекшенкулов, Исаков, обвинили в попытке убийства человека и финансовых махинациях и соответственно взяли под стражу.

Вот и теперь даром получивший власть Бакиев также не выполнил свои   обещания, мало того, он за пятилетку “перевыполнил” в семикратном размере то, что натворил прежний, сбежавший из страны президент за пятнадцать лет своего правления. Народ совершенно обнищал и начал быстро терять надежду на будущее. Эсен знал это на собственном опыте. Из месячной зарплаты шесть тысяч сомов одна тысяча уходила на оплату счетов за электроэнергию. При неоплате сразу же срезали линию. И его повторное подключение тоже стоило денег... К тому же с января месяца стоимость электроэнергии ещё больше подорожала, и простым людям это сильно ударило по карману. Еще тысяча уходила на обучение сына в школе, на оплату детского сада для  второй дочери и за прочих коммунальных услуг, остального едва-едва хватало на питание. Продукты тоже сильно подорожали. Из-за постоянной нехватки денег Эсену пришлось отдалиться от родственников и друзей. Чтобы одеваться прилично, денег тоже не хватало, не говоря уже, скажем, о ремонте дома. Настроение падало, когда приходилось думать о предстоящей зиме, о том, что нужно еще заготовить уголь, дрова – на все это нужны большие деньги. Но откуда их взять?! Вот это настоящее мучение... Нужно как минимум десят тысячь сомов – огромные деньги!.. Именно такие мысли гложили его постоянно, начиная с ранней весны и до поздней осени. Экономя на питании и на одежде для детей, им с женой кое-как удавалось выкроить немного денег на заготовку топлива на зиму. А жена маленьких дочерей нянчит дома... Однажды им всё же случилось открыть с огромным трудом коммерческий киоск возле дома, но развернуться не успели: сразу же с них начали требовать уплаты больших налогов, собирали денег “на нужды города”, заставляли сдавать какие-то ежемесячные отчеты и т.д. и т.п. Власти вели себя как разбойники, грабили с трудом добытые копейки. Особенно напрягало, что каждые два месяца вымогали сборы на некие “городские дела”, а что это значило – было непонятно. По слухам, эти средства расходовались на дни рождения акима района, мэра города, на свадьбы их сыновей, родственников, тои и другие праздники. А начальство, говорят, в свою очередь, из собранных денег “отстегивало” доли наверх. Не это ли коррупция, взяточничество? А вслух утверждалось, что будет идти беспощадная борьба с коррупцией, такие явления будут искорениться на корню. Да они сами же сплошь коррупционеры! Почему правительство никак не помогает начинающим предпринимателям встать на ноги и, наоборот, сразу же облагает налогами? Хотя бы немного умерили аппетит! Эсен никак не мог этого понять... Если бы хоть чем-то посодействовали строительству его магазинчика, выделили бы, скажем, участок или средства или элементарно помогли бы с доставкой товара. Тогда другое дело! А так – кругом налоги, это по какому такому случаю? Если его вдруг с работы выгонят, тогда все, они всей семьей превратятся в попрошаек. Правительство и тогда, он уверен, не будет обращать на них никакого внимания. Власть предержащие заняты только тем, как бы побольше ограбить народ, собрать вокруг себя своих приспешников, сохранить портфели, и никто в стране не думает о народе. Только постоянные пустые обещания, промывание мозгов... Что будет завтра, никому уже неизвестно. Не осталось никакой надежды на будущее.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 2,38 из 5)

Загрузка...