Ахмедиев Бейбит

SONY DSC

Ахмедиев Бейбит Касымханович. Родился в г. Аягуз Семипалатинской области Каз. ССР в 17. 11. 1961 г. С 1980 по 1985 г. учился в Семипалатинском пед институте на филологическом факультете (два курса проучился на Украине в г. Нежине). После окончания института работал в школе. Писал заметки в районных газетах. Опубликовался в журнале «Простор», «Нива», «Новая литература».

Сознательно и целенаправленно писателем стать не хотел. Но каждый человек стремится в этой жизни самореализоваться, раскрыть свой потенциал, заложенный от природы в любом человеке. Кто-то стремится сделать карьеру в административной или в другой сфере, кто-то разбогатеть. У каждого это получается по-разному. Такое поведение характерно для человека. Многие пытаются осознать и развить свои творческие способности, а затем найти им достойное применение в жизни. Кто-то на этом поприще находит свою удачу и взлетает высоко, кто-то терпит жестокое фиаско и летит на самое глубокое дно, самого глубокого ущелья. Но такова жизнь, такова цена успеха. Закончив предварительный отбор среди претендентов, она, жизнь, наконец, даёт старт. И тогда начинается настоящая, азартная, бескомпромиссная гонка, где нет определённых правил. Каждый, кто оказался более расторопным, и сумел, растолкав других локтями, вскочить на своего конька, а затем удобно и с комфортом усевшись на нём, уже бешено мчится вперёд, неистово нахлёстывая крылатое животное нагайкой, не обращая внимания на отстающих и лежащих в пыли; он стремится быстрее добраться к маячащим впереди, в туманной дымке, неясным, но столь желанным и вожделённым вершинам, о которых он не раз мечтал тёмными бессонными ночами. А есть масса людей, которые не сумели найти свою птицу счастья и ухватиться за её «склизкий» хвост. И вот они, понурив головы, с тоской, и затаённой завистью взирают вслед этим удачникам, которые, часто демонстративно, гарцуя перед ними, кичась, своими достижениями, теми, кто остался стоять на пыльной обочине дороги, которая как стрела летит в блестящую, искрящуюся тысячами разноцветных огней страну, со сладким и манящим названием - Успех. Не буду кривить душой, и мне ничто человеческое не чуждо. И я, как и многие другие, тоже пытаюсь пристроиться в эту бесконечную череду, у которой нет ни конца, ни начала.

 

Собаки и люди.

отрывок

Часть III. В дебрях большого города.

 Сидя на полу, пёс смотрел в узкую щель между дверью и косяком. В проёме виднелись тонкая полоска стены, изогнутая металлическая ручка, кусок бетонного пола. Что-то зашевелилось в душе пса, и он тихо заскулил. Не в силах сдерживать своего волнения Бигс, оглянувшись назад, тоскливым взором окинул знакомую квартиру. Ничто не нарушало покоя и порядка этого дома. Коридор был пуст и не приветен. А что ждало его за  дверью? Какие сюрпризы готовила ему судьба там, за порогом? Этого он не знал. Решить этот непростой, почти гамлетовский вопрос надо было здесь и сейчас. Поднявшись, он подошёл к двери и понюхал её. Запах металла и каких-то синтетических материалов  ударил в нос. Мотнув головой, пёс на мгновение задумался. Всего один шаг отделял его от свободы; свободы, которую он не знал, не понимал и не ценил. Наконец, совершив невероятное усилие над собой и своими страхами-сомнениями, он неуверенно толкнул  дверь.  Она поддалась и открылась. Нерешительно перешагнув порог, пёс с опаской оглянулся по сторонам. Всё вокруг теперь показалось таинственным и необычным. Безмолвная холодная площадка обдала его своим леденящим равнодушием и одиночеством. Чопорные высокомерные двери, свысока, презрительно глядели на него, готовые в любую минуту распахнуться и выплюнуть из себя строгих сварливых жильцов, которые сразу начнут брюзжать и ругаться. Повернувшись, он в последний раз с грустью  посмотрел на знакомый коридор, мебель. Теплотой родного уюта, добротой и заботой повеяло от этих стен, где он провёл столько прекрасных незабываемых дней. Немного покрутившись на месте, пёс неуверенно засеменил вниз. Квартира осталась там, наверху, а впереди, спускаясь всё ниже и ниже, ступенька за ступенькой уносили его всё дальше и дальше, в манящую туманную неизвестность. Этаж за этажом, неумолимо уплывали вверх, как дымка бесследно исчезая в зыбком тягучем пространстве; а лестница, не убавляя темпа, марш за маршем,   стремительно катилась вниз, туда, где дрожащая, пугающая неизбежность, рождала причудливые фантастические перспективы. Пёс бежал, и необъяснимая сила наполняла его изнутри. Что-то могучее и неведомое ему раньше, широкой живительной волной заполнило все его существо, пробуждая неведомые  дотоле ощущения и желания. Всё его бесхитростное наивное естество безропотно отдалось во власть этому незнакомому прежде чувству. Вот, наконец, и первый этаж. Прямо перед ним стоит человек. Он, как птица Феникс, появился ниоткуда и, приподняв от удивления брови, без конца хлопая глазами, заикаясь, с трудом проговорил:

            -А-а…  Собачка! Привет. Как тебя зовут, пёсик?

            Держась руками за перила, немного согнувшись, вытянув шею и, приблизив лицо к псу он, при каждом слове, всё больше склоняя голову набок и, слегка покачивая ей из стороны в сторону, вновь ласково обратился к собаке:

            -Ну, скажи? Не бойся меня. Я хороший. Скажи мне тихо на ушко: как тебя зовут? Бобик? Тузик? А-а?

Бигс остановился и, в растерянности, глазами полными тревоги и надвигающего страха, посмотрел на этого странного человека. Запахи перегара, табака, копчёной рыбы и ещё каких-то миазмов обволокли его со всех сторон. Он чуть не задохнулся от этого коктейля и, сморщив нос, готов было чихнуть, но не смог. Не услышав ответа, мужчина резко отпрянул назад и, вытянув руку вперёд, грозно помахал указательным пальцем перед носом собаки. Затем, громко икнув и, страшно вращая глазами, важно произнёс:

-Не хочешь говорить со мной, паскуда! Гордый. Ну и чёрт с тобой! Обойдусь и без тебя!

            Шатаясь, держась обеими руками за перила, он с трудом спустился вниз, к входной двери и, открыв её, повернул голову назад.  Устремив свои блестящие томные карие глаза на собаку, человек громко заговорил. Его  обличительный и презрительный голос гулко зазвучал в пустом коридоре:

            -Пшла вон, псина. Не хочешь говорить со мной, тогда иди прочь из нашего дома.

             Осторожно, с опаской пройдя мимо человека, Бигс вышел из дома. Улица встретила его спокойно. Ничего особенного не произошло. Вокруг всё было тихо и пустынно. Шёл слабый снег. Тусклый свет фонарей с трудом освещал дорогу и тротуары. Редкие прохожие, торопливо перебирая ногами, спешили быстрей добраться до своих квартир, где их ждали родные и близкие люди, тепло и уют семейного очага. Бигс неторопливо побежал по тротуару, совершенно не ведая: куда и зачем? Впервые в жизни он оказался на улице один, без хозяина. И это было для него не привычно. Теперь, ему самому надо было решать: куда и зачем идти. Этот, казалось бы, простой вопрос сразу ввёл его в сомнение. На миг он остановился и посмотрел по сторонам. Дорога и тротуар, насколько могли видеть его глаза, тянулись в бесконечную тёмную даль. С этого места, где он стоял, нельзя было разглядеть ни конца, ни начала этой бесконечной улицы. Ещё немного постояв в нерешительности, он неуверенно засеменил вдоль серых безликих домов и одиноких угрюмых фонарей.

            Постепенно ночь опустилась на зимний город. Было холодно. В своей короткой меховой шубке Бигс сразу почувствовал ледяное дыхание ночной стужи. Семеня вдоль серых стен и бездушных фонарей, он стал сомневаться в правильности своего поступка, но менять что-то было уже поздно. Судьба неумолимо толкала его вперёд, туда, где его ждала новая, незнакомая пугающая действительность.  Он бежал по пустынным улицам, а  огромные мрачные дома равнодушно взирали на него сверху своими горящими холодными окнами. За стёклом уютных и тёплых квартир жили люди. Где-то, возможно, жили собаки. Они, забыв про холод и голод безлюдных ночных улиц, наслаждались теплом и комфортом, пожертвовав ради всего этого своей свободой и независимостью.

            Бигс бежал по этому бесконечному тротуару, и мысль о тёплом уютном доме всё сильней, всё настойчивей стучалась в его сознание. Непривычный к холоду, он сразу ощутил на себе его ледяное дыхание. Но инстинкты, дремавшие в нём, в его близких, и не столь близких предках стали постепенно пробуждаться. Обоняние его обострилось. Слух, зрение и все другие чувства стали острее. Он приободрился и стал каким-то другим. Что-то в нём включилось. Силы, дремавшие в нём, и во многих поколениях его искусственных предков, зашевелились, ожили и поползли наружу. Наступившая ночь ознаменовала собой период, когда хищники выходят на охоту. Бигс, тихий домашний пёс, бежал по ночной улице и, что-то мощное, азартное незаметно, исподволь, возрождалось в его замуштрованной, выдрессированной собачьей душе. Он стал глубже чувствовать и ощущать окружающее. Всё вокруг стало иным.

            Но холод давал о себе знать. Бигс сильно замёрз. Его тонкая чёрная шубейка, никак не согревала продрогшее тело. Он бесцельно бежал по нескончаемой улице, не думая ни о чём. Но мороз и неприютная зимняя ночь сделали своё дело. Мрак и стужа  обступили его со всех сторон. Съёжившись, он с тоской посмотрел по сторонам, в надежде, отыскать хоть какое-нибудь убежище. Неопытный, выросший в человеческом жилье, он не имел никакого представления о том, как могут собаки выживать в этих каменных джунглях, в такую лютую стужу. Но на улице было не так холодно, градусов двадцать ниже нуля. Но и этой температуры хватало, чтобы он ощутил весь ужас своего положения.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 4,50 из 5)

Загрузка...