Артемьев Дмитрий

Фото.Совсем еще молодой студент из скромного провинциального города Кирова (Вятка). Обладаю, порой неподконтрольной, тягой к знаниям, творчеству и веселью. Чрезвычайно наивен, как и положено быть любому моему ровеснику. Вообщем, не судите строго - это делает вас старше.


Повесть "Comma"

отрывок

Андрей снял свое пальто с двери, залез в него и пошел на крышу. Попасть туда не составило труда – дверь была не заколочена и не заперта. На крыше и правда стояли люльки овальной формы и разных цветов. Они больше походили на старые аллюминевые тазы, только больших форм. Андрей нашел желтую люльку, уселся в ней поудобнее и решительно ударил по ней пять раз. По началу ничего не произошло, но потом люлька загудела, затряслась и начала медленно подниматься вверх. Андрей вспомнил, что не надел очки и принялся их лихорадочно искать. Отыскав, он напялил их как мог на лицо, а люлька в это время уже достаточно оторвалась от земли и направила свой нос в сторону неба. Андрей схватился за ее края, что было сил. Пролетев еще чуть-чуть, люлька стремительно начала набирать скорость, а потом резко рванула так, что ее пассажир Андрей ничего не понял. Все было так быстро, что он даже не мог разглядеть направления полета. Люлька со свистом неслась по космическому пространству, оставляя позади себя Землю, Марс, Юпитер и другие планеты. Единственное, что Андрей сумел разглядеть – это Сатурн и его кольца. Во время полета люлька дико визжала и издавала кряхтящий звук, казалось, что она в минуту рассыплется по вшам. Но такого не случилось, и она в целости и сохранности доставила Андрея на поверхность Плутона.

Сняв очки и неуклюже вылезая из люльки, Андрей оказался на поверхности карликовой планеты под названием Плутон. Кругом была холодная космическая тишина. Ни единого звука, писка или шума – пустынное безмолвие мрачных и холодных степей Плутона. Поверхность была скользкой и гладкой, Андрей чуть не упал, когда вылезал из люльки, которая, к слову, отправилась обратно на Землю. Минут пять, Андрей просто стоял на месте и глядел по сторонам. Больше всего, он смотрел на небо, ему казалось, что звезд стало еще больше, а светят они еще ярче, но как-то по другому. Звезды были как маленькие кристаллы, с бело-синеватой подсветкой, рассыпанные на черном и густом полотне глухой тьмы. Он пытался отыскать на небе Землю, но не смог – она была мала и так далека. Высадился он на своего рода поляне, которую со всех сторон окружали холмы угловатой формы, больше похожие на скалы. Они выглядели как хаотично разбросанные островатые камни-булыжники. Не долго думая, Андрей решил покорить один из таких булыжников. Ему нужно было все хорошенько обдумать, поэтому лучшего места на планете Плутон было не найти. Поскальзываясь и почти шепотом ругаясь он прошел по поляне и взобрался на холм.

В помятом пальто и с тяжелой от мыслей головой, Андрей, широко расставив ноги и скрестив руки за спиной, молча смотрел в чарующую даль космоса. Неделю назад он и представить себе не мог, что его жизнь попадет в такой вихрь. И самое интересное заключается в том, что он перестал доверять сам себе. Танцор, шашлыки в Черногории, прогулки по мирам Кашмира и полет на Плутон – все это он видел, присутствовал там, но сейчас он в это не верил. «Да, возможно я в комме, и это просто сон» - думал он. – «И почему я должен всему верить? Может это бред и горячка - что читал мысли людей, может бред, что я прыгал с моста и перемещался при помощи пара … Уж очень правдивый это сон, уж очень все было похоже на реальность. Так и обстоят дела у меня в жизни – пятиминутные друзья для вечеринок, жена для статуса и для развлечения по вечерам, одинокие и брошенные родители. Это все есть – ладно, этому еще можно верить. Но вот, что делать с Танцором и нашими с ним гулянками?»

Андрей засунул руки в карманы пальто и начал бродить по холму туда-сюда, подпинывая ветер. Танцор не обманул, на Плутоне и правда было прохладно – даже шел пар изо рта, но погода Андрея мало интересовала.

«Допустим, что Танцор и все то, что он мне показал есть на самом деле и меня ни разу не переклинило. Допустим, что вся жизнь зависит от обстоятельств, а это вполне вероятно. Допустим, есть «ребенок», старейшины, край Солнца… Но от этого не становится легче! Наоборот, все теряет смысл, зачем что-то делать дальше, если малыш в горах может уронить свой велик и произойдет атомный взрыв. С какой стати, я должен дальше жить и  как-то планировать свою жизнь, если вдруг появится обстоятельство и все изменит. Да вся моя жизнь, это черта которая соединяет обстоятельства – идет от них, но от них не отклоняется. Вернуться в тело, исправить ошибки и жить дальше, как ни в чем не бывало, ожидая обстоятельства? Или остаться тут и витать по миру как призрак? Конечно, оба варианта хороши по-своему – в обоих я лишь маленькая капля, которая в любой момент может изменить свою форму. Важны только обстоятельства.»

Андрей сел на край холма, его ноги свешивались и он ими болтал, как школьник на перилах, после уроков.

«Единственное, что у меня есть это моя голова, мечты, фантазии, мысли… Знатно, говоришь Танцор, знатно. Только вот как тут мечтать, когда такие ситуации зарисовываются. Хотя, ты в чем-то прав. Если люди и правда обречены, точнее зависимы от мира, то что им еще остается? Придумывать свой, где они независимы и свободны – пользоваться своим воображением и фантазиями, а иногда их пытаться воплотить в жизнь. Это да, это правильно»

Андрей улыбнулся и задрал голову вверх, чтобы посмотреть на то, как в ответ ему блеском улыбнутся десятки тысяч звезд. Он понял то, что все его богатство в жизни оказалось фальшивым. Вещи, деньги, статус, престиж, его бытовые богатства – все это оказалось ему не нужным, бесполезным и совершенно непригодным после того, как он влетел в грузовик. «Вот так просто», - думал он. – «Бац и все это пусто место! Где оно все, зачем оно мне?! Я тут, улетел на Плутон, а все осталось там. А столько было на это потрачено времени, денег, нервов – все в пустоту»

Все чего он добивался в жизни оказалось обыкновенной шелухой, временными удобствами. Андрей ограничил себя, делая свою жизнь якобы более яркой, комфортной и шикарной. Шик сменился на глупость, цинизм и критика обернулись для него скудностью разума, а мир стал для него навсегда другим. Он остался сам с собой и понял, что все его, личное и самое важное находится глубоко в его голове, под защитой черепной коробки. Воспоминания и память, радости и улыбки, мимолетная грусть и затяжная печаль, эмоции, чувства и мечты – это всегда будет при нем, это его не предаст и не обманет, это его богатства. И вера, та самая чистая и искренняя, могучая и несломимая, должна быть направлена только в один вектор, в себя и в глубину своего сознания. В этом случае человек обретает способности преодолевать обстоятельства и бороться с предписанной судьбой. Пускай это будет выглядеть как временное обезболивающее, но от этого легче. Ненадолго, но проходит боль – боль быть человеком.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 3,20 из 5)

Загрузка...